Вчера ЗН слило инфу относительно того, что Президент намерен внести изменения в закон о местных выборах. 

Думаю здесь есть несколько составляющих для анализа: 

Первое, это то, что на Януковича надавил Запад, что произойдет это было очевидно, поскольку перекрывался кислород Яценюку и остальным «молодым и перспективным».

Второе, закон в той редакции, что был принят дебильнее некуда. Постарались и регионы, и Литвин, который бьется в агонии, и коммунисты. Запрет на участие в выборах ячеек зарегистрированных позже, чем за 365 дней до выборов, закрывал дорогу в местную власть Яценюку и ограничивал Тигипко. Регионалам, падение Яценюка не в плюс, потому что для того, чтобы добить Юлю, нужно чтобы на поле Зап. Украины остались спойлеры, которые будут забирать у нее голоса. Яценюк и Тягнибок, особенно, Яценюк, в этом плане наиболее функциональны. Поэтому, ограничивая перспективы Яценюка регионалы вредили сами же себе. 

Третье, захлопывая двери перед местными и мелкими партиями, регионалы создали себя гемор в базовых электоральных областях, поскольку поток желающих усесться в лодку ПРУ слишком велик. Отсюда, размывание ядра ПРУ, резкое увеличение внутренних конфликтов, вижу это в Крыму во всей красе. 

Четвертое, закон о выборах по сути консервирует политическую ситуацию и не дает войти в систему новым силам на местах. На выходе это приводит к радикализации мотиваций тех, кто не вписывается в такой расклад. 

Я на «Хвиле» недавно поставил интересный материал Аузана так вот, там есть в конце интересный пассаж: 

«Теория Олсона-Макгира ставит и другой весьма интересный для современной России вопрос: как от режима стационарного бандита происходит переход к более цивилизованным формам государства? Вся история российской приватизации в терминах теории институциональной экономики выглядит так: группы интересов, приближенные к правительству или, говоря по-русски, использующие административный ресурс, делят активы. Когда все уже поделено, они оказываются перед развилкой. Первый путь — они могут захватывать активы друг у друга. Но это совсем не то же самое, что забирать активы у государства или у населения. Это война, это тяжело, это очень дорого. Второй путь — надо менять систему правил, и от тех правил, которые способствуют захвату, переходить к правилам, которые способствуют эффективному использованию ресурсов.

То, что происходило в России в 1999-2003 годах и что должно было произойти в 2008 году, мне представляется именно такой развилкой, когда те, кто захватил активы, начинают думать: так, чтобы их эффективно использовать, нужна автономная судебная система (потому что необходимо как-то защитить свои права собственности от новых претендентов), долгосрочные правила (потому что надо инвестировать), защита контрактов. И все это нужно, заметьте, тем людям, которые выросли из вполне бандитской ситуации. Однако олигархические группы в России повели себя по-разному. Если ЮКОС и, например, «Альфа-Групп» пытались предъявить спрос на некие новые правила, то другие группы осторожно оставались в прежней системе, и было понятно, что конфликт неизбежен. С одной стороны, ЮКОС произвел совершенно фантастическую операцию: он стоил $500 млн в 1999 году и $32 млрд летом 2003 года, то есть вырос в 60 с лишним раз, причем за счет перехода на новые правила, а не только за счет роста цен на нефть. А с другой стороны, как раз в силу этих изменений платить ренту чиновникам прежним способом он уже не мог.

В теории Олсона-Макгира есть одна оговорка: переход от одного типа социального контракта к другому происходит, только если не появляется новых голодных групп. Но в России 2003-2004 годов такие группы появились, и они начали новый передел. Передел закончился в 2008 году, и перед бывшими голодными группами встал ровно тот же вопрос об установлении новых правил. Однако кризис вызовет еще один передел: захватывать чужие активы во время стагнации не интересно, нужно, чтобы стагнация подошла к концу — тогда и завершаются переделы».  Конец цитаты. 

Отсюда вытекает следующий вывод, который опять -таки подтверждается ситуацией, которую я вижу на местных выборах. Новые голодные группы как раз сегодня и появляются. Причем это видно как в бандитской среде, так и в бизнес среде. Притом кризис обострил отношения между старыми акторами, что мы видим на примере передела собственности. 

Поэтому, возвращаясь к закону о выборах, игра в принятой редакции это однозначно путь к радикализации ситуации и подстегиванию мотиваций идти по радикальному пути. 

Популярные статьи сейчас

Розмова Путіна-Байдена: головні висновки для України

Украину завалит снегом: погода 8 декабря

Турецкий беспилотный истребитель Bayraktar MİUS будет использовать украинские реактивные двигатели

Лукашенко оценил перспективы нападения России на Украину

Показать еще

В России мы это хорошо видим на примере приморских или орловских партизан, Украина идет точно по таким же граблям. Попытки регионалов построить «Единую Россию» здесь обречены на провал, потому что а) есть фактор Зап. Украины. б) нет ресурса, чтобы выстраивать такую вертикаль, поскольку это затратно, а кризис опять таки ужал всех в расходах. Неслучайно Партия регионов не финансирует местные кампании и делает ставку на тех, кто финансирует их самостоятельно, предпочитая договариваться с фаворитами. 

Резюмируя. Ход Януковича может иметь показательный характер, чтобы стравить критику США и Европы. Если это так,  то это приводит в дальнейшем мины, которые я описал, в действие. 

Если же это коррекция, то это шаг в верном направлении, но он должен быть укреплен и развит другими системными ходами, в противном случае, полумеры ни к чему не приведут.

Юрий Романенко, «Хвиля»