Такой процесс не дает возможности не только для объективного анализа, но и для понимания как ситуации, сложившийся в прошлом, так и извращает картину сегодняшнего дня. Часто политики, общественные деятели, журналисты говорят о неком цивилизационном процессе, цивилизованных странах, в «семью» которых должна влиться Украина. При этом апостериори современный человек признается более культурным и цивилизованным, чем наши предки. Однако на основании какого опыта можно сделать такой вывод? Так ли это на самом деле?

 

По мнению Михаила Чугуенка, автора книги «Шокирующая Украина», при углублении в мировоззрение и мироощущение наших предков в первую очередь становится очевидной пропасть, которая пролегла между ними и современными людьми. Образно говоря, разница между нами почти такая же, как между обитателями различных планет. Поэтому применять современный опыт для оценки уровня цивилизованности наших предков неразумно.

Попробуем пофантазировать и представить себе ситуацию, когда каким-то чудом удалось оживить древнего славянина. Как бы он воспринял нашу современность? Вероятнее всего, наш древний славянский предок очень критично отозвался бы о современности, слишком многое в жизни его потомков его бы просто шокировало. Начнем с того, что он не вполне бы понял наш язык, изобилующий словами неславянского происхождения, зачастую обозначающие понятия, имеющие родные славянские названия. Наши города-мегаполисы, наверняка, показались бы ему чудовищным скоплением людей, чья жизнь постоянно подвергается смертельной опасности: ведь подавляющее большинство населения безоружно и вообще не умеет пользоваться оружием. Следовательно, никак не может защитить себя от посягательств на жизнь, здоровье или честь. В условиях, когда многочисленные подлые убийства активно прославляются в «движущихся картинках» (фильмах), и в «лживых летописях и былинах», гордо именуемых современным человеком историей и художественной литературой, человек совершенно беззащитен перед опасностями, постоянно угрожающими ему как со стороны преступников, так и со стороны коррумпированных властей. При этом еще не известно, какая из перечисленных угроз страшнее.

А ведь раньше практически каждый был обеспечен защитой со стороны своего рода или клана. Обычаи кровной мести являлся видимым выражением этой защиты. Перед лицом насильственной смерти наш предок беспокоился в основном о том, будет ли он достойно отомщен. Уверенность в том, что за его смерть обидчика покарают родичи или сокланы примиряла его с уходом из жизни.

Вряд ли наш предок смог бы по достоинству оценить современный комфорт. Он вполне бы мог решить, что его потомки ходят по асфальтовым тротуарам, потому что разучились ходить по земле. Едва ли бы ему понравились испускающие смрад тесные «железные гробы», в которых передвигаются люди. А уж наша искусственная пища с массой химических добавок напомнила бы скорее о изобилии ядов, но уж никак ни о возможности вкусно и сытно покушать.

Дело тут не только в тех внешних изменениях, которые принес с собой технический прогресс. У древних славян и у современных украинцев существенно отличается само представление об историческом времени. И времени, в котором они живут. В отличие от одиноких и безродных наших современников с короткой исторической памятью, не знающих своих предков по именам, не надеющихся (в большинстве случаев) на помощь родственников, для древних славян, как впрочем и для всех архаичных народов, была характерна крепкая связь с прошлым через родовую преемственность и с настоящим посредством родственных связей. Древний человек не чувствовал себя одиноким и не был одинок во времени. А двоюродные и троюродные родственники были такими же близкими, как и другие члены рода.

Кардинально разнятся и наши представления о смерти. Страх смерти характерен для современного человека, для которого пролегает пропасть между временем в природе и временем индивидуального опыта. Изолированный в настоящем, живущий сегодняшним днем, он остро ощущает мимолетность жизни. Ему не хватает чувства прочности времени. Отсюда – такой панический ужас перед смертью. Религия для современного человека не более, чем набор ритуальных заклинаний и телодвижений, не имеющих ни малейшего отношения к его повседневной жизненной практике. В отличие от архаичного человека, для которого связь с богами была такой же неотъемлемой частью жизни, как и владение ремеслом или оружием.

Отношение архаического человека к смерти можно охарактеризовать девизом – все умрем. Для него, органично включенного в свою традицию, смерть – это всего лишь переход в другое измерение, встреча с богами, предками. Отсюда отсутствие страха, стоицизм и даже призрение к смерти.

В целом же, что касается нашего отношения к мертвым (вспомните состояния наших кладбищ) и к живым (когда вы последний раз улыбались незнакомому человеку или помогали прохожему?), и к будущим, еще не родившимся поколениям (об экологии сейчас разве что ленивый не вспоминает), культурное превосходство современной цивилизации над родоплеменным обществом вообще не кажется очевидным. Мало того, возможно, мы имеем дело с определенным упадком (регрессом). Познакомившись со всеми неприглядными реалиями современной жизни, наш древний предок, скорее всего, неизбежно задался бы вопросом: а стоило ли ему вообще возвращаться с того света?

Так что вопрос о том, является ли современный человек более культурным или цивилизованным, остается открытым, поэтому прежде, чем рваться в «семью цивилизованных народов», неплохо было бы для начала подумать: а какова цена этой цивилизованности для каждого конкретного человека? Нужна ли она ему и что она ему даст?

Гаврилечко Юрий, по материалам книги Михаила Чугуенко «Шокирующая Украина»

Популярные статьи сейчас

Украину завалит снегом: погода 8 декабря

Украинцев предупредили о повышении тарифов на газ, отопление и электроэнергию

Мишина поделилась снимками в откровенном наряде

АЗС обновили цены на бензин, дизтопливо и автогаз

Показать еще