28-29 сентября в Вашингтоне состоялся саммит США и островных государств Тихого океана. Госдеп назвал саммит историческим, что, в какой-то степени правда, ведь прежде подобного рода мероприятий не происходило.

Соединенные Штаты и 14 островных государств Тихого океана подписали на саммите широкое соглашение о партнерстве, в рамках которого изменение климата, экономический рост и укрепление связей в области безопасности будут основными элементами межгосударственного взаимодействия и основными сферами, в которых США будут противодействовать китайскому влиянию в регионе.

«Откровенно говоря, безопасность Америки и всего мира, —заявил президент Байден, — зависит от безопасности тихоокеанских островов».

Этот комментарий отражает осознание американским политическим истеблишментом упущения внешней политики: Китай значительно продвинулся в районе второй и третьей цепи островов в северной и южной части Тихого океана, и США должны наверстать упущенное.

Администрация Байдена объявила, что инвестирует более $860 млн в расширенные программы помощи островам в дополнение к более чем $1,5 млрд, предоставленным за последнее десятилетие.

Большая часть денег будет направлена на борьбу с изменениями климата и морскую безопасность, включая $600 млн в рамках договора о рыболовстве (Tuna Treaty), который позволяет Соединенным Штатам ловить тунца в водах южной части Тихого океана.

Пакет помощи также включает несколько интересных «подарков» Соломоновым островам — грант в размере $20 млн на развитие туризма, $3,5 млн на цифровую связь в стране и $2,8 млн на обучение сотрудников правоохранительных органов под руководством ФБР. Благосклонность к официальной Хониаре объясняется сближением с КНР: весной этого года Соломоновы острова заключили с Китаем соглашение по безопасности.

Госсекретарь США Энтони Блинкен упомянул на саммите всё возрастающую напористость Китая в регионе, заявив, что США будут работать с островами над развитием свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона, где «каждая страна, независимо от того, насколько она велика, независимо от того, насколько она мала имеет право выбирать свой собственный путь». В продолжение инициативы, выдвинутой на прошлой неделе в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН, Блинкен пообещал $4,8 млн на укрепление «синей экономики» островных государств.

По итогам саммита было объявлено о первой в истории Национальной стратегии США для тихоокеанских островов. Эта стратегия будет дополнением к Индо-Тихоокеанской стратегии США и будет согласовываться со Стратегией Форума тихоокеанских островов до 2050 года для «голубого тихоокеанского континента», а также с Декларацией Боэ о региональной безопасности, в которой изменение климата определяется как самая большая угроза для островных государств.

США объявили о намерении назначить первого в истории американского представителя на Форуме тихоокеанских островов, подчеркнув, что Штаты придают огромное значение тихоокеанскому регионализму, как важной части индо-тихоокеанской региональной архитектуры, а Форум является его центральным компонентом. На эту должность президент Байден назначил бывшего посла на Фиджи, Кирибати, Тонга, Науру Фрэнки Рида. Его работа будет заключаться в расширении связей и координации США с Форумом и индивидуально со странами-участницами.

Штаты намерены расширить присутствие USAID (Агентство США по международному развитию) в Тихоокеанском регионе. К сентябрю 2023 года будет открыта региональная миссия в Суве (Фиджи)

Также будет усилено дипломатическое присутствие: новые посольства будут открыты в Кирибати и Тонге, в результате чего общее число дипмиссий США в южной части Тихого океана увеличится с шести до девяти.

Популярные статьи сейчас

"Идут до конца": Буданов рассказал о запасах высокоточных ракет у РФ

ПФУ пояснил, как подать документы на назначение субсидии на коммуналку и льгот

В АТБ показали, как изменились цены на сахар, хлеб, кофе, чай, муку и молоко в декабре

Некоторые украинцы получат от 2000 до 3000 гривен помощи ежемесячно: кто может оформить

Показать еще

Помимо этого, добровольцы Корпуса мира вернутся на Фиджи, Тонгу, Самоа и Вануату для работы в сферах образования, здравоохранения, экономического развития и борьбы с изменением климата.

США также ведут двусторонние переговоры с Фиджи по соглашению о сотрудничестве в области обороны и вскоре начнут переговоры с Папуа-Новой Гвинеей.

Есть три тихоокеанские страны с постоянно действующей армией – Папуа-Новая Гвинея, Фиджи, Тонга – и Соединенные Штаты сотрудничают с каждой из них, в том числе и в рамках многосторонних учений Koa Moana и Pacific Pathways.

Соединенные Штаты объявили о намерении признать Острова Кука и Ниуэ в качестве суверенных государств после соответствующих консультаций, разумеется, с Новой Зеландией. На данный момент и Ниуэ и Острова Кука являются самоуправляемыми государственными образованиями в свободной ассоциации с Новой Зеландией и входят в состав Королевства Новой Зеландии.

Помимо этого, на саммите было объявлено о целом ряде инициатив:

образовательные программы для молодых лидеров и стипендии (планируется выделить $5 млн на создание программы стипендий в партнерстве с Южно-Тихоокеанским университетом и ведущими университетами в Соединенных Штатах, такими как как Гавайский университет и Калифорнийский университет в Санта-Барбаре), которые предоставят перспективным лидерам тихоокеанских государств возможность получить образование в области экономики и управления природными ресурсами, устойчивости к изменениям климата, устойчивых продовольственных систем, развития возобновляемых источников энергии, морской безопасности.

Помимо этого, планируется активизировать усилия Partners in the Blue Pacific (PBP)– неформальной группы государств, основанной в июне 2022 года для укрепления экономических и дипломатических связей с островными государствами Тихого океана, в состав которой входят США, Австралия, Япония, Новая Зеландия и Великобритания. Предполагается, что к группе присоединятся в скором времени Канада и Германия, а также, вероятно, Франция, ЕС, Республика Корея и Индия. PBP сосредоточится на шести перспективных направлениях деятельности: борьба с изменению климата, стихийные бедствия, безопасные и устойчивые технологии и связь, защита океана и окружающей среды, развитие, ориентированное на человека, ресурсы и экономическое развитие, политическое лидерство и регионализм.

Саммит проходил на фоне повышенной обеспокоенности администрации Байдена из-за активных действий Пекина, направленных на расширение китайского присутствия на тихоокеанских островах, что серьёзно ослабило традиционное доминирование США в регионе. Помимо этого, в Белом доме опасаются потенциальной военной угрозы, которую несёт Китай, предпринимая попытки установить партнёрские связи в сфере обороны и безопасности с региональными государствами, например, Соломоновыми островами и Вануату.

Понимая эту угрозу, Штаты в этом году активизировались на тихоокеанском треке.

Визит Энтони Блинкена на Фиджи в феврале был первым за тридцать семь лет визитом госсекретаря США.

Даниэль Критенбринк, помощник госсекретаря США по Восточной Азии и Тихоокеанскому региону, и Курт Кэмпбелл, координатор Совета национальной безопасности по Индо-Тихоокеанскому региону, возглавили американскую делегацию, которая совершила в апреле этого года небольшое турне на Соломоновы острова, Фиджи и Папуа-Новой Гвинею. Официальная цель поездки заключаться в том, «чтобы продвигать свободное, открытое и устойчивый Индо-Тихоокеанский регион», как следует из заявления Госдепартамента.

В июне вице-президент Камала Харрис участвовала в Форуме тихоокеанских островов, где объявила, что США намереваются открыть посольства на Кирибати и Тонге и восстановить деятельность Корпуса мира в регионе. Эти намерения были подтверждены на саммите в Вашингтоне.

В августе заместитель госсекретаря США Венди Шерман провела встречу представителей тихоокеанских островных стран в Веллингтоне, Новой Зеландии, на которой пообещала помощь от США в борьбе с изменениями климата, борьбе с незаконным выловом биоресурсов в промышленных масштабах, а также в поддержке инклюзивного экономического развития.

Интенсификация дипломатической активности отражает понимание и обеспокоенность США угрозой, которую представляет дипломатическая и экономическая деятельность Китая в регионе. Всё дело в том, что морские пути в южной части Тихого океана являются важным стратегическим коридором, связывающим США с Австралией и другими союзниками и партнерами в Индо-Тихоокеанском регионе.

Геополитическая ситуация в регионе сложилась таким образом, что остановить продвижение Китая уже невозможно, как и наверстать в полной мере упущенное: последние 20 лет Океания находилась в конце списка внешнеполитических приоритетов Вашингтона. Теперь же сложно выделить наиболее значимые для США региональные страны (таковыми, в принципе, являются Фиджи, Соломоновы острова и Папуа-Новая Гвинея), а Штаты должны беспокоиться о каждой из тихоокеанских стран и о том, как американцы намереваются увеличивать своё присутствие в Океании.

Китайцы предлагают океанийцам деньги, развивают инфраструктурные проекты, не требуя взамен никаких демократических, антикоррупционных реформ, в отличие от США и их региональных союзников. Едва ли Вашингтон может выступить в качестве более привлекательной альтернативы Китаю. Развивать экономические связи и торговлю с государствами в южной части Тихого океана – задача сложная. Географическая удаленность серьёзным образом затрудняет торговлю, если не делает вообще невозможной. Усиливать военную помощь также видится малоперспективным, в отличие от решения экологических проблем, ведь изменения климата – экзистенциальная угроза для малых островных государств Тихого океана, ведь из-за глобального потепления, следствием которого является повышения уровня моря, некоторые острова могут вскоре уйти под воду. Не говоря о стихийных бедствиях, которые в Океании явление обыденное, однако приносящее серьёзный ущерб. Это требует в свою очередь увеличение финансирования на адаптацию, готовность к стихийным бедствиям и ликвидацию последствий.

Сочетание всех этих факторов делает Тихоокеанский регион одним из самых уязвимых регионов мира и наиболее зависимым от внешней помощи. Хотя у каждой тихоокеанской страны есть индивидуальный набор проблем в области развития, все они ценят поддержку со стороны партнеров, основанную при этом на уважении и равноправии.

Именно такую риторику и поддерживает Китай. Представитель МИД КНР Вэн Вэньбинь, отвечая на вопрос о саммите в Вашингтоне, сказал, что государства тихоокеанских островов суверенны и имеют право строить отношения с любой страной. «Развитие отношений со странами тихоокеанских островов не связано с установлением сферы влияния и не нацелено против какой-либо третьей стороны», — сказал он журналистам. Китай настаивает на том, что не имеет особых стратегических интересов в Тихоокеанском регионе и что развитие китайского присутствия – это естественное продолжение растущего участия Китая во всех развивающихся странах.

Какими бы ни были амбиции Китая в регионе, растущее присутствие и влияние Китая в Тихом океане представляют два серьезных риска для США и американских союзников.

Первый риск, который является маловероятным, но может иметь серьезные последствия, заключается в том, что Китай пытается использовать свои рычаги влияния через дипломатию «долговой ловушки» торговлю или влияния на местные элиты для создания военной базы где-то в южной части Тихого океана.

В случае успешной реализации этого, кардинально изменит ситуацию по безопасности в регионе. Не только для США, но и для ключевого американского союзника – для Австралии. Канберре придётся пересмотреть стратегию национальной обороны и безопасности. Вооруженные силы Австралии организованы таким образом, чтобы дополнять и активно подключаться к возглавляемым США коалициям. Китайская военная база всего в 2000 км от восточного побережья Австралии стала бы серьёзными препятствием. Хотя стратегическая выгода такого объекта для Китая сомнительны — одна только логистика была бы сложной — это окажет психологический эффект на Австралию и Штаты. Новость о подписании договора между Китаем и Соломоновыми островами вызвало настоящий переполох, хотя оба правительства утверждают, что никаких планов о строительстве военной базы не предусматривается. Однако, если подобные замыслы всё же существуют, то их реализация ускорит милитаризацию региона.

Однако вероятность того, что это произойдет, мала. Основная причина этого в том, что тихоокеанские страны — не просто пешки, лавирующие между Австралией/США и Китаем. Страны южной части Тихого океана яростно защищают свой суверенитет, искренне ценят региональные связи и не заинтересованы в дальнейшей милитаризации региона. Хотя некоторые страны порой поддерживают Китай в голосованиях в ООН, это едва ли может служить поводом, чтобы уверенно утверждать об их готовности предоставить КНР возможность построить военную базу на своей территории, ведь это подорвёт суверенитет. Вторая причина, по которой это маловероятно, заключается в том, что в региональную повестку включились другие страны: Австралия, США, Япония.

Однако это всё же риск, который нельзя воспринимать легкомысленно. Перспективы того, что китайский аванпост появится, например, на острове Санто (Вануату) либо на Соломоновых островах остаются реальными.

Второй риск, более вероятный, но менее опасный, заключается в том, что Китай и китайский бизнес посредством подкупа элиты и коррупции быстро подрывают институты демократического управления, на поддержку которых западные доноры выделяют значительные средства.

В этом конкуренцию Китаю опять составляется Австралия. С приходом к власти в мае этого года нового лейбористского правительства во главе с Энтони Альбанезе, Австралия объявила о намерении вернуть былые лидерские позиции в регионе и авторитет «большого брата», ответственного за решение региональных проблем. Канберра также, как и Штаты активизировала дипломатические усилия на малых островных государствах, стремясь стать «предпочтительным партнером» во всех сферах. Стремление к стабильному и процветающему региону в сочетании с ответственностью Австралии как регионального лидера потребует от Канберры оперативного реагирование на любые попытки Китая расширить влияние, а также быстрого перехвата инициативы. То же самое относится и к США.

Исторически острова играли решающую роль в региональных амбициях более крупных держав и в установлении господства на море в обширных океанических водах. В колониальный период заморские базы на стратегически важных островах были важнейшим инструментом проецирования военно-морской мощи и защиты энергетических, экономических, политических и стратегических интересов.

Окончание холодной войны и ряд кризисов на Ближнем Востоке и в Афганистане отодвинули «морскую» геополитику на периферию внешнеполитических интересов США. Отсутствие прямого конкурента Вашингтона в Тихом океанах также способствовало деградации американской внешней политики в Океании. Возвышение Китая и его глобальные амбиции заставили Вашингтон переосмыслить свои приоритеты в мире в целом, и в Океании в частности.

На этот раз правила игры другие: у островов есть свои приоритеты и, надо признать, надёжная альтернатива в виде Пекина. Однако, поскольку Соединенные Штаты и Китай соревнуются за важнейшие морские пути и острова, их внимание сосредоточено на вопросах, связанных с обороной и безопасностью, в то время как островные государства обеспокоены другими вопросами, представляющими экзистенциальную угрозу - изменения климата.

Островные государства, как представляется, намерены воспользоваться моментом, чтобы максимизировать конкуренцию с наибольшим профитом.

Программа сотрудничества со странами Тихоокеанского региона и инициатива усиления присутствия США в регионе получила поддержку обеих партий в Штатах, а это означает, что все объявленные на саммите инициативы будут одобрены Конгрессом. Вопрос в том, смогут ли Штаты сохраняться фокус внимания на Океании в долгосрочной перспективе.

Хотя саммит представляет собой весьма многообещающее начало и новую эру в «океанической» внешней политике США, в конечном итоге именно действия Вашингтона, а не слова, будут влиять на дальнейшее развитие геополитической ситуации в Океании.