Нынешняя система международной безопасности устарела. Она прогнила насквозь изнутри. Ее останки рухнули и похоронили под собой мировой порядок. Пытаться ее оживить бесполезно.

Больше всего она похожа на сломанный автомат: его конечности еще могут двигаться, но его шестерни изношены, пружины растянуты. А синхронность, которая раньше придавала совершенство его движениям, давно ушла.

Заводные игрушки, механические предки роботов, вошли в моду при европейских королевских дворах во время Тридцатилетней войны в XVII веке. Но первый мировой конфликт в европейской истории (1618–1648 гг.– прим. «Хвилі»), серия взаимосвязанных войн привели к нечто более важному: к созданию первого мирового порядка.

С тех пор система международных отношений основывалась на Вестфальском мире 1648 г. и его основных принципах: национальный суверенитет, разделение внешней и внутренней политики, компромисс как средство примирения конфликтующих национальных интересов, равенство суверенных государств, переговорные отношения между их.

Все последующие системы были фактически более или менее успешными попытками изменить этот порядок, чтобы обеспечить баланс интересов ведущих государств (известных как великие державы).

Эта тенденция отчетливо прослеживалась от Венского конгресса 1815 г. до Потсдамской конференции 1945 г. Между этими датами попытки отвергнуть какой-либо из принципов Вестфальского мира неизбежно приводили к новым конфликтам. Стремление великих держав силой навязать свою волю остальному миру породило кошмар двух мировых войн. Или, как справедливо отмечают некоторые историки, Вторую Тридцатилетнюю война 1914–1945 гг.

Теперь история повторяется. Война России с Украиной — это отказ от всех Вестфальских принципов. Нам отказывают в праве на суверенитет. Мы вынуждены изменить нашу внутреннюю политику. Под видом компромисса нам предлагают сдаться. Нам отказывают в субъективности и, следовательно, в равенстве. Наших мирных жителей массово пытают и убивают просто за то, что они граждане Украины.

Это крестовый поход против Украины в буквальном историческом смысле — это чистая агрессия, сопровождаемая садизмом, изнасилованиями, мародерством и систематическим злонамеренным разрушением под видом служения высшей цели. Цель, которую российская пропаганда, государственные и религиозные деятели определяют как принципиально ложный нарратив о «защите духовного «Третьего Рима» от бездуховных и коварных прорывов Запада». А Патриарх Московский собственноручно благословляет русских солдат на завоевание Украины.

Агрессия против Украины является естественным следствием непрерывной череды конфликтов, в которых принимала участие Россия после распада СССР. Это решающая фаза Третьей Тридцатилетней войны. Никто не может предсказать, как долго это продлится.

В одном мы можем быть уверены: Москва сознательно выбрала путь архаизации международных отношений. Она предпочла последовательно отрицать примат международного права над национальным, систематические нарушения соглашений и выход из любых правил, противоречащих ее агрессивным амбициям. Она решила разрушить международные институты — все это признаки стремления заменить верховенство закона правом силы. Мы должны четко понимать, что российский режим не одинок в этом стремлении.

Россия находится в авангарде сил, стремящихся свернуть систему международных отношений. Как далеко они зайдут? Это ключевой вопрос.

До 2014 года среди некоторых экспертов было популярно мнение, что Россия рассчитывает на вторую «Ялту» — в смысле передела мира по блокам. Однако в настоящее время Россия не в состоянии создать влиятельные международные структуры, и все подобные усилия под эгидой Москвы носят чисто инструментальный характер. Однако Кремль также не хочет становиться младшим партнером в международных организациях.

Так куда это идет? Его цели уходят еще дальше в прошлое - в доблоковую эпоху Венского конгресса. Европейский концерт как прообраз мирового концерта, исполнение «музыки», выбранной великими державами, — концепция очень заманчивая для России. Ведь ее руководство по-прежнему руководствуется принципами Священного союза (Союза трех императоров) и использует «легитимность» для отказа нациям в праве на самоопределение и независимую внешнюю политику. Как и династия Романовых в свое время.

Популярные статьи сейчас

Россия сменила ответственного за войну в Украине, – ISW

Украинские защитники "указали" путь российским "туристам"

Лидеры G7 пообещали бессрочно поддерживать Украину в войне против России

На саммите G7 высмеяли Путина, вспомнив его фото на коне

Показать еще

Нынешний российский режим не реставратор. Не нужно воссоздавать ни империю Романовых, ни СССР. Это не восстановление империи, а создание фантазии, основанной на реальных событиях, как это делает Голливуд. Это попытка переиграть поворотные моменты истории и отменить или компенсировать неудовлетворительные результаты, включая Карибский кризис, демонтаж советского блока и последующее расширение НАТО.

Кремль давно и успешно это делает. У него есть сообщники. Мы знаем их имена.

Некоторые, как власти Венгрии, по-прежнему готовы вести дела с Россией на условиях Кремля. Мы знаем, как европейские элиты последовательно подрывают европейские ценности в обмен на российские деньги и энергию. Мы помним, как Ангела Меркель и Николя Саркози пренебрегали интересами всей Европы ради укрепления позиций Германии и Франции. Еще в 2008 году они превратили саммит НАТО в Бухаресте в аналог Венского конгресса.

Отказ принять Украину и Грузию в НАТО был фактическим согласием на агрессию России против обеих стран. Началась эра гибридности в современных международных отношениях. С тех пор Россия прибегает к реальной политике, чтобы прикрыть чисто идеологическую мотивацию своих действий. А тем временем Запад использует идеологию как прикрытие для реальной политики. Дело в том, что конфликт ценностей и интересов усугубляет кризис. Вот что происходит сейчас.

Международные организации показали полную неспособность остановить агрессора. Согласованные решения ЕС, направленные на сдерживание и наказание России, систематически ослабляются национальными правительствами. ООН не в состоянии работать эффективно. Совет Безопасности нуждается в реформе — страна, прибегающая к аннексиям, агрессивным войнам и геноциду, точно не должна быть его постоянным членом.

НАТО по-прежнему позволяет России вмешиваться в вопрос расширения как напрямую, так и через осторожных и страдающих амнезией политиков. Как показывают текущие события, НАТО продолжает проводить политику двойных стандартов. Его готовность принять Финляндию и Швецию , а напротив мы видим неопределенные сигналы и постоянные задержки с заявкой Украины.

Стремление этих двух государств вступить в Североатлантический союз является прямым следствием российского вторжения в Украину, которая оставалась де-факто нейтральной именно из-за отказа НАТО предоставить ей четкий путь к членству. Результаты очевидны. Российские ракеты уничтожают украинские города. Российские солдаты тысячами насилуют и убивают граждан Украины, даже детей. А некоторые из союзников до сих пор пытаются избежать конфронтации, несмотря на угрозы российского руководства.

На фоне беспомощного Будапештского меморандума сигнал очевиден: в случае вторжения государства, не имеющие ОМП и не сумевшие попасть под зонтик коллективной безопасности, могут рассчитывать на безграничную озабоченность. Вероятна также гуманитарная помощь и прием беженцев. Но перспектива наказания агрессора становится для этих стран неопределенной. Так было в 2014 году, когда Россия оккупировала украинский Крым и Донбасс. Многие в Европе хотели бы сохранить статус-кво и сейчас.

У НАТО еще есть шанс проявить ответственность и самостоятельность. Вместо того, чтобы говорить о том, что «двери открыты для всех», самое время открыть их для Украины. Сейчас российское руководство уверено, что имеет право уничтожить Украину.

Но ожесточенное сопротивление украинского народа все испортило. Наше стремление к свободе оказалось сильнее. Только после трагедий Мариуполя, Бучи , Гостомеля, Чернигова, Харькова и десятков других мест международное сообщество начало понимать, с чем мы имеем дело. Каждый день приносит ужасные кадры бесчеловечных преступлений российской армии. Но этих трагедий можно было бы избежать, если бы были лидеры, способные защитить мировой порядок.

Отто фон Бисмарк сказал: «Мы живем в чудесное время, когда сильный становится слабым из-за своей угрызений совести, а слабый становится сильным благодаря своей дерзости». Это сейчас повторяется снова. Это время лидеров, которые действуют решительно, воплощая мечты в жизнь и реализуя возможности. Такие люди уже давно в бизнесе — такие активные провидцы, как Стив Джобс и Илон Маск , несущие будущее человечеству. До недавнего времени таких людей в политике было очень мало, потому что лидерство — это бремя ответственности, которую вы берете на себя добровольно, а все остальные ее избегают.

Владимиру Зеленскому пришлось нести это бремя. Президент Украины привнес в мировую политику, казалось бы, забытые добродетели. В величайших испытаниях войны он стал проводником украинской философии свободы во всем мире. Итак, сегодня Украина – это не просто страна рядом с Россией. Не слабое и коррумпированное государство, лидеры которого покупали рукопожатия и минутные встречи в кулуарах. Владимир Зеленский другой. Он искренен. Он смелый. Он популярен. Это политик новой формации. А Украина - государство новой формации. Украинцы – образец мужества для всего демократического мира.

Время нашего одиночества прошло. Размер статьи не позволяет мне перечислить всех, кто пришел к нам на помощь, но будьте уверены: Украина всем вам очень благодарна.

Но в нашей истории было слишком много героев-мучеников. У каждого поколения украинцев были свои 300 спартанцев и свои Фермопилы. Итак, настало время героев-победителей. Герои, которые будут жить долго и счастливо в своем свободном государстве. Мы доказали, что достойны этого. Как это сделал Израиль в 1948 году. И, как и Израиль, нам нужно всеми доступными средствами получить оружие, чтобы победить превосходящего по численности противника. Без поддержки США, Великобритании, Польши, стран Балтии, Чехии, Словакии и многих других нам было бы гораздо труднее удержаться. Тем не менее, поначалу нам приходилось бороться за поддержку. Так же, как Израиль. Видимо, с годами мировые демократии забыли, что кто-то может загореться желанием уничтожить государства и народы.

Мариуполь, Буча, Ирпень и еще десятки мест доказали, что могут. Итак, Украине нужны надежные, всеобъемлющие и обязывающие гарантии безопасности. Миру нужны такие гарантии. Без них любое соглашение с Россией будет лишь перемирием, временным и непрочным.

Но чтобы заставить Россию его подписать, нужно держаться.

«Дайте нам инструменты, и мы закончим дело», — сказал Уинстон Черчилль, призывая США запустить ленд-лиз. Тогда США откликнулись, и союзники победили нацизм. Сегодня мы повторяем тот же призыв — и видим, что нас слышат. Ленд-лиз поможет Украине выжить. Восстановить целостность государства. Вернуть наших людей. Наказать агрессора решительно и сурово. Это будет наша победа. Но есть проблема, которую нужно решать уже сейчас.

Нам нужно понять, как мир будет жить после этого. Мы должны убедиться, что стремление к завоеванию становится слишком дорогостоящим и болезненным.

Очевидно, что ключевые положения Вестфальского мира не могут подвергаться сомнению. Поэтому нужен концептуальный возврат к нему с тяжелым багажом опыта и с пониманием того, что говорить о рациональности с фанатиками бессмысленно.

Несколько лет назад Ричард Хаас выдвинул концепцию ответственного суверенитета , предложив количественную, а не абсолютную модель государственного суверенитета в зависимости от поведения режима. То есть суверенитет может быть ограничен, если режим представляет угрозу для других.

Однако здесь возникает принципиальный вопрос: как избежать превращения мирового порядка в равновесное, постоянного балансирования интересов все тех же старых Великих держав, которые в силу своей силы останутся неприкосновенными? Очевидно, что такой сценарий неверен, и российский случай наглядно это доказал.

Генри Киссинджер объяснил, почему: «Любая система мирового порядка, чтобы быть устойчивой, должна быть признана справедливой — не только лидерами, но и гражданами. Он должен отражать две истины: порядок без свободы, даже если он поддерживается сиюминутной экзальтации, в конце концов создает свой собственный противовес; тем не менее свобода не может быть обеспечена или поддержана без системы порядка для поддержания мира. Порядок и свобода, иногда описываемые как противоположные полюса в спектре опыта, вместо этого следует понимать как взаимозависимые».

Вслед за г-ном Киссинджером я хотел бы спросить: могут ли сегодняшние лидеры подняться над безотлагательностью повседневных событий для достижения этого баланса?

Россия теряет силу. Зверства, совершаемые русскими воинами, — это признак слабости, признак деградации, перенапряжения сил империи и ее неизбежного краха. Так что сейчас самое подходящее время для таких реформ. Сейчас подходящее время для сочетания интересов и справедливости, ценностей и реальной политики. Время реформировать международные институты. Создать эффективный формат безопасности на тот случай, если НАТО не посмеет проявить решимость — решимость, которая создала ее еще в 1949 году. Решимость граждан государств-членов Североатлантического союза поддержать наши евроатлантические устремления и нашу справедливую борьбу.

Мы предлагаем новый коллективный договор о гарантиях безопасности для Украины — как основу для коллективного ответа на вызовы глобальной безопасности. Очевидно, что нейтралитет не может быть ключевым вопросом в этом соглашении.

Это соглашение должно обеспечить статус Украины как демократического, суверенного и целостного государства, не вынося в скобки вопросы Донбасса и Крыма. Условия получения такого статуса являются предметом обсуждения, но ясно, что среди гарантов есть место и Западу, и Востоку. Для Северной и Южной Америки, Европы, Азии и Африки. Для членов Совета Безопасности ООН, Польши, Италии, Германии, Турции, Канады, Израиля... Клуб открыт. Украина – один из ведущих гарантов мировой продовольственной безопасности , поэтому ее обеспечение – вопрос не только моральный, но и чисто практический.

Более того, Украина является щитом, защищающим Европу от вторжения, о чем откровенно говорят российские официальные лица. Вы можете им не верить, как и мы не верили до 2014 года, но история ясно показывает, что у империй есть только два состояния: расширение и распад.

В перспективе украинская платформа безопасности должна стать основой многостороннего формата U-24, United for Peace. Своего рода спасательную службу ответственные государства обеспечили бы для нуждающихся стран. Служба, которая, несмотря на паралич ООН и непреодолимое вето, сможет в течение 24 часов оказать помощь — гуманитарную, финансовую, материальную и военно-техническую — государству, пострадавшему от агрессии. Сервис, который накажет агрессора в течение 24 часов путем введения санкций.

Ведь подрыв экспорта отрезвляет больше, чем замораживание активов госчиновников-агрессоров.

Украина платит очень высокую цену за свое лидирующее положение в этой системе. Неизбежный крах москвоцентричного мира — это шанс для нового лидерства. Демократичный. Гуманный. Ориентирован на человека. Руководство государства, народ которого превыше всего ценит свободу.

Украинцы так же способны созидать, как и воевать. Мы обязательно восстановим нашу прекрасную страну. Послевоенное восстановление даст мощный толчок нашей экономике. Сегодня правильно инвестировать в оборону Украины. Завтра будет выгодно инвестировать в его развитие. Вы можете сделать ставку на это.

Источник: Time, перевод "Хвиля"