Наконец-то мы смогли вернуться к привычным лонгридам и глубоким аналитическим материалам из жизни международки. С учетом войны в Украине, запрос на аналитику относительно позиций внешних игроков возрос. По мере затягивания войны и её перехода в долгосрочное русло, необходимо постепенно возвращаться к широкой рамке восприятия нашей ситуации и анализу глобальной политики.

В данном случае, мы решили, что полезным будет взглянуть не на привычный нам «западный мир», а на другие страны, которые в него не входят, остальную половину мира, которая в равной степени определяет развитие международных отношений — страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Поскольку регион включает в себя большое количество стран, мы решили разделить материал на две части для удобства читателей.

Япония: спящий дракон, расправляющий крылья

Япония выразила категорическую поддержку Украине и осудила военную агрессию России, назвав ее нарушением международного права, расшатывающего основы международного порядка не только в Европе, но и в Азии. Именно Япония резко выделилась на фоне остальных не-западных стран в качестве неформального лидера азиатского антироссийского фронта.

Токио выступил единым фронтом со странами G7, уже 23 февраля объявив о намерении ввести запрет на выдачу виз представителям ДЛНР, заморозить их активы, запретить торговые операции с обеими «республиками», а также ввести запрет на операции с российскими государственными ценными бумагами. 25 февраля были озвучены новые меры: временное прекращение выдачи виз гражданам России, заморозка активов Банка России, ВЭБ.РФ, Промсвязьбанка, а также санкции на экспорт в адрес российских структур, связанных с военной деятельностью, и на экспорт контролируемых товаров, включенных в согласованный на международном уровне список и других товаров двойного назначения, таких как полупроводники, а также товары общего назначения, способствующие укреплению военного потенциала РФ. Япония ввела запрет на экспорт нефтеперерабатывающего оборудования и технологий, а также рассматривает возможность закрытия воздушного пространства для российских авиалиний и планирует лишить Москву режима наибольшего благоприятствования в торговле.

Экс-премьер-министр Японии Синдзо Абэ и президент РФ Владимир Путин, 2019 год. Фото: Mikhail Mezentsev \ TASS

27 февраля Япония последняя из G7 объявила о намерении отключить Россию от платежной системы SWIFT, а позже был опубликован список из 49 компаний и организаций, подпадающих под санкции, в частности, МО РФ, СВР РФ, ФСБ РФ, «Рособоронэкспорт», «Ростех», ЧВК Вагнер и т.д., а также списки чиновников (впоследствии списки лиц, банков и организаций были расширены и включили в себя также белорусские компании и персональные санкции против белорусских чиновников и олигархов), включая В.Путина, Д.Медведева, министров С. Лаврова, С.Шойгу, В.Матвиенко, В.Володина, Н.Патрушева, В.Герасимова, Д.Пескова, заместителей главы президентской администрации Д.Козака и С.Кириенко, главы Чеченской Республики Р.Кадырова, российских бизнесменов А.Усманова, Г.Тимченко, братьев Роттенбергов (в общей сложности примерно 50 человек), против которых были приняты персональные санкции (прежде всего, заморозка активов).

Среди японских компаний, заявивших о частичном или полном прекращении своей деятельности на российском рынке и представители автопрома такие, как Mazda Motor Corporation, Nissan, готовящийся к остановке автозавода в Петербурге и приостановивший экспорт автомобилей в Россию, Honda, Toyota, которая прекратила производство автомобилей, в том числе и Lexus, в РФ и экспорт машин и комплектующих в страну из-за «проблем с поставками», однако о выходе с российского рынка речь не идет, к этим компаниям присоединились также Suzuki, Mitsubishi, а также японский производитель шин Bridgestone решил закрыть свой завод в Ульяновске и прекратить экспорт продукции в РФ. Кроме того, японские банки Mizuho, Mitsubishi UFK, Sumitomo Mitsui, а также крупнейшая японская платежная система JCB, одна из семи ведущих платежных систем мира, приостановят свою деятельность в России. К ним присоединились электронные корпорации Panasonic, Sony, Mitsubishi Electric, Hitachi, Nintendo и Epson.

Реакция Японии на украинский кризис примечательна не только санкциями и словесной поддержкой. Премьер-министр Фумио Кисида уже пообещал выделить Украине $200 млн гуманитарной помощи, а также $100 млн в виде льготных кредитов. Знаковым моментом стали поставки снаряжения для украинской армии. В прошлом месяце была направлена первая партия пуленепробиваемых жилетов и касок. Это редкий случай снабжения Японией оборонной продукцией стране-участнице конфликта.

Можно ошибочно предположить, что, выступив в защиту Украины, Япония солидаризируется с Западом потому, что не изменяет своей внешнеполитической традиции и следует в фарватере своего старшего партнера – США. Однако, на самом деле, жесткая антироссийская позиция должна, во-первых, подтвердить репутацию Японии как поборника либеральных ценностей, таких как демократия, права человека и рыночная экономика. А во-вторых, продемонстрировать, что Япония готова активно действовать на международной арене самостоятельно, выбирая к какой стороне конфликта присоединяться.

На японской экономике потеря российского рынка в краткосрочной перспективе скорее скажется отрицательно, однако критическими для Токио они не станут. Самое главное, что обострение отношений с Россией станет весомым стимулом для окончательного пересмотра своего места и геополитического значения как в регионе, так и в мире, а также системы обороны, в том числе вопросы переформатирования Сил самообороны.

Япония увереннее пойдет по пути возвращения себе статуса «нормального» государства с полноценной армией. Кисида уже сделал несколько важных заявлений, в частности, о необходимости существенного усиления обороноспособности страны. Токио до этого использовал ракетно-ядерную программу КНДР в качестве обоснования для увеличения и усиления своего оборонного потенциала, равно как и активную деятельность КНР в Восточно- и Южно-Китайском морях.

Теперь к перечню стран, представляющих в той или иной мере угрозу национальной безопасности Японии прилагается Россия, учитывая, что четкая антироссийская позиция окончательно нивелирует и без того туманную перспективу заключить мирное соглашение между двумя странами по результатам Второй мировой войны, путем которого бывший премьер-министр Японии Синдзо Абэ планировал решить вопрос о статусе и принадлежности Курильских островов.

Кисида на заседании бюджетного комитета Палаты советников, верхней палаты парламента Японии заявил, что примирительная политика Абэ по отношению к российскому президенту не дала результатов для Японии. Позже во время парламентских дебатов, говоря о статусе Курильских островов, министр иностранных дел Японии Йосимаса Хаяси назвал южную их часть (Кунашир, Итуруп, Хамобаи и Шикотан) исконно японскими территориями, в то время как директор департамента (бюро) по европейским вопросам Хидэки Уяма прямо сказал, что Южные Курилы оккупированы Россией.

Популярные статьи сейчас

Россия сменила ответственного за войну в Украине, – ISW

Элитный украинский спецназ проводил рейды в России, – The Times

Лидеры G7 пообещали бессрочно поддерживать Украину в войне против России

Дан Балан засветился в компании шикарной невесты, но это не Кароль

Показать еще

К слову, 21 марта МИД РФ опубликовал заявление о том, что отказывается от переговоров по Курилам и заключения мирного соглашения, при этом всю вину за стремительное ухудшение двусторонних отношений Москва возложила на Токио. Таким образом, война РФ против Украины унесла в историю один из продуктов эпохи «разрядки» и 30 лет после «холодной войны» - формат мирных переговоров по Курилам, а также форсирует отход Японии от послевоенного статуса, которым их наделили США и страны-победители во Второй Мировой войне.

Кроме России японское правительство серьезно озабочено растущей активностью Китая в районе Восточно-Китайского моря, расширением зоны его интересов в Южно-Китайском море, что побуждает Японию оставаться последовательной и сохранять существующий ассиметричный союз с США, но одновременно наращивать свои оборонные возможности, а также искать единомышленников среди стран в ИТР.

Об этом свидетельствует визит Кисиды в Индию, который состоялся на днях, во время которого он встретился с индийским премьером Нарендрой Моди. На повестке дня кроме войны в Украине и ее последствий для мирового сообщества были также обстановка в Мьянме, развитие сотрудничества в рамках QUAD, но главное – деятельность Китая в акватории близлежащих морей, а также результаты недавних переговоров министра иностранных дел Китая Ван И со своим индийским коллегой Субраманьямом Джайшанкаром по пограничному конфликту в восточной части района Ладакх.

Читайте также:

  1. Форпост США против Китая: альянс QUAD и его перспективы.
  2. AUKUS: хорошо забытое старое в новой антикитайской обертке.

В последнее время связанные с Китаем опасения в большей степени касаются Тайваня. Япония внимательно следит за развитием ситуации вокруг острова и в своей Белой книге 2021 заявила, что национальная безопасность Японии неотъемлемо связана со стабильностью в Тайваньском проливе и в случае вооруженной агрессии Китая против Тайваня Токио намерен принимать непосредственное участие в урегулировании кризиса со своими союзниками.

Для Японии нынешний кризис не столько об Украине и Европе, сколько о Китае и ИТР. Демонстрируя ужесточённую позицию относительно России, Токио дает Китаю понять, что попытки расширить силовым путем свое влияние в регионе не останутся без ответа. Это показывает четкую готовность Японии утвердиться как мировое государство, способное реагировать на существующие кризисы. Это также подтверждается предложением Кисиды в ходе съезда правящей Либерально-демократической партии присоединиться к процессу реформирования СБ ООН, имея в виду, кроме ограничения права вето, и то, что Япония должна занять место одного из постоянных членов Совета безопасности.

Следовательно, российско-украинская война однозначно влияет на ухудшение российско-японских отношений, что делает Россию потенциальной угрозой для японской национальной безопасности. Это в свою очередь будет способствовать более уверенному развитию Японией своего оборонного потенциала. Более того, это подтолкнёт Токио к поиску единомышленников в ИТР и мире, а также укреплению сотрудничества с ими и будет однозначно способствовать более активной работе Японии по укреплению своего международного статуса.



Южная Корея: второй форпост в тени Пхеньяна

Менее воинственной, но столь же активной, оказалась Южная Корея, которая также выразила безоговорочную поддержку Украине в войне с Россией и проголосовала за резолюцию в ООН.

Южная Корея присоединилась к санкциям, введенным западными странами и Японией, среди которых: запрет на экспорт стратегических материалов, отключение санкционных банков от SWIFT, прекращение транзакций с Центробанком, запрет на экспорт 49 российским компаниям из списка.

В то же время Южная Корея была освобождена от расширенных экспортных ограничений США в отношении России и введет собственные. Однако экспортные ограничения Сеула должны будут соответствовать санкциям других западных стран, в частности, ограничения касающиеся 57 позиций в таких сферах, как полупроводники, компьютеры, информационные технологии, сенсорная и лазерная техника, авиационная и аэрокосмическая отрасль. Следует сказать, что производство полупроводников, ключевого южнокорейского экспортного товара зависит от поставки российских и украинских ресурсов (инертных газов и редкоземельных металлов), хотя в остальном экономические интересы Южной Кореи в России незначительны.

Среди компаний, прекративших работу на территории РФ, оказалась Hyundai, которая приостановила производство на заводе в Санкт-Петербурге и поставки готовой продукции и компонентов в РФ, а также Samsung, который приостановил поставки телефонов и чипов. Хотя формально компании имеют право продолжать свою работу в России, которая, тем не менее, усложняется прекращением функционирования привычных логистических цепочек.

Вместе с тем, Южная Корея планирует предоставить Украине нелетальные средства военной помощи на 1 млрд. вон (свыше $804 тыс.). Пакет материально-технической поддержки состоит примерно из 20 позиций, включая пуленепробиваемые шлемы, палатки, еду, готовую к употреблению, покрывала и аптечки первой помощи.

Южная Корея – традиционный союзник США, поэтому реакция со стороны корейских властей достаточно ожидаемая, учитывая, что в 2014 году Южная Корея также не признала аннексию Крыма, а корейский бизнес выполнял введенные США и их союзниками санкции, хотя вводить собственные Сеул не стал.

До начала российско-украинской войны отношения между Южной Кореей и Россией были ровными, учитывая, во-первых, отсутствие зоны столкновения интересов: Россия концентрировалась на постсоветском пространстве, пыталась поддерживать отношения с Западом в более-менее адекватном состоянии, развивала сотрудничество с Китаем и Индией. Фокус политического внимания Кореи был ориентирован на регион Восточной Азии, а Россия занимала маргинальное положение. К тому же между Москвой и Сеулом нет идеологических и исторических раздражителей или территориальных споров, как например в отношениях с Японией.

Россия интересовалась Южной Кореей, в первую очередь, в двух аспектах: торговом и туристическом. С точки зрения туризма, Корея была привлекательна безвизовым режимом для российских граждан. Что касается торговли, то Россия до недавнего времени занимала 12 место во внешнеторговом обороте Южной Кореи. Для России роль Южной Кореи несколько выше: страна занимала шестое место по импорту и восьмое в экспорте. Две главные статьи российского экспорта в Корею – топливо и рыба, импорт – автомобили и оборудование для ядерных реакторов. Сеул к Москве имел дипломатический интерес: надежду, что Кремль сможет убедить Пхеньян встать на путь ядерного разоружения. Хотя перспектива очень призрачная, учитывая вполне ограниченное влияние России на КНДР, но таковая все же присутствовала.

Можно предположить, что относительно мягкая позиция Южной Кореи, по сравнению с Японией, по отношению к России может в ближайшее время ужесточиться. Это будет связано с приходом к власти нового президента, выборы которого прошли 9 марта. На выборах победил Юн Сок Ёль от основной оппозиционной партии «Сила народа», его инаугурация запланирована на 10 мая.

Новый президент Южной Кореи Юн Сок Ёль. Фото: Jung Yeon-je \ AFP

Консерваторы традиционно выступают за укрепление военного союза с США при тотальном сдерживании КНДР. При этом Юн Сок Ёль считает, что находящиеся на крайне низком уровне отношения с Токио из-за острых споров по проблемам, связанным с колониальным прошлым и территориальными спорами, необходимо нормализовать. В последние годы в южнокорейском обществе фокус по антияпонским настроениям сместился на антикитайские, поэтому вполне вероятно, что общественность поддержит курс нового президента на сближение с Японией.

В ходе предвыборной гонки Юн Сок Ёль открыто поддерживал Украину и заявлял, что причиной конфликта стала неспособность украинского руководства найти верного союзника, указывая, что для Сеула таковым является Вашингтон и в дальнейшем южнокорейско-американский альянс будет укрепляться.

Следовательно, можно предположить, что российско-южнокорейские отношения ухудшатся, учитывая и то, что Россия внесла Корею в список недружественных стран. При этом новому президенту предстоит выработать сбалансированную стратегию отношений с Китаем. На этом, скорее всего, будут сосредоточены основные усилия новой администрации. Россия хотя была и второстепенным участником урегулирования «корейского вопроса», так или иначе, играла свою роль в этом процессе. Теперь, Южная Корея должна проявить солидарность с Китаем и сотрудничать по решению северокорейской ядерной проблемы.



Тайвань: осколок Запада в бушующем море Востока

Тайвань, признавая себя членом мирового демократического альянса, также осудил решение российского президента начать полномасштабную войну против Украины и присоединился к введению антироссийских санкций. В частности, Тайвань поддержал отключение санкционных российских банков от SWIFT, а крупнейший в мире тайваньский производитель полупроводников TSMC приостановил поставки своей продукции в РФ.

Тайвань выступая против российской агрессии против Украины, во-первых, исходит из того, что РФ не поддерживает с Тайванем официальные межгосударственные отношения и признает, что правительство КНР является единственным законным правительством, которое представляет китайский народ, а Тайвань – неотъемлемая часть Китая. Во-вторых, Тайбэй следует внешнеполитическому курсу своего основного союзника – США, в-третьих, не упускает возможности напомнить КНР о том, что Тайвань является независимым государством, которое проводит собственную внешнюю политику, часто кардинально отличающуюся от пекинской.

Следует отметить, что в 1992 году в РФ президентским указом была создана неофициальная координационная комиссия по экономическому и культурному сотрудничеству, тайваньское и российское представительства которых было открыто соответственно в 1993 году в Москве, а в 1996 году – в Тайбэе. Представительства служили неофициальным каналом связи, способствовали культурному обмену, развитию экономических и торговых отношений. С 1991 г. в Москве работает Центр международной торговли Тайбэй (Taipei World Trade Centre) и представительство Совета по развитию внешней торговли Китая (TAITRA).

За прошлый год двусторонний товарооборот Тайвань-РФ составил $5,3 млрд, при этом экспорт – $3,226 млрд, а импорт – $2 млрд. Россия постоянно сохраняла положительное сальдо в торгово-экономических отношениях с Тайванем за счет сырой нефти, чугуна и стали, цветных металлов, продуктов нефтехимии, ферросплавов, древесины, химических удобрений. Среди импортируемых товаров основное место занимали электротехнические изделия и детали, компьютеры и компьютерные комплектующие, бытовая электроника. Россия занимает очень маленькую долю в тайваньской внешней торговле, основными партнерами Тайбэя остаются Япония, КНР и США.

По сути, Россия никогда не имела стратегического значения для Тайваня, внешняя политика которого концентрируется в большей степени на дипломатическом противостоянии КНР. Тем более, что в последние годы Тайбэй очевидно проигрывает в этом сражении, ведь каждый год какая-то страна разрывая дипломатические отношения с Китайской Республикой переходит на сторону Пекина.

Учитывая это, Тайвань логически перемещает фокус своего внимания с, например, Океании или Латинской Америки, на европейские страны. Достаточно значимый прогресс в последнее время наблюдается в двустороннем политическом взаимодействии с Литвой. Кстати, тайваньское правительство планирует направить делегацию с визитом в Чехию, Словакию и Литву в конце марта. Консолидация с Западом, который в вопросе российско-украинской войны явно находится по разные стороны с КНР, может потенциально способствовать дальнейшей активизации дипломатических и экономических отношений с другими странами ЕС, где Пекин еще не успел утвердить свои позиции (как это происходит, например, в Венгрии или Греции).

Для Тайваня война в Украине стала прекрасным моментом, чтобы активизировать лоббизм в США на предоставление им ещё большей военно-политической помощи. Для этого активно проводятся аналогии между вторжением РФ в Украину и вероятным вторжением КНР на Тайвань. Тем более, в Вашингтоне в последние годы сами развивали эту тему, предупреждая о том, что Пекин может в ближайшее время решить «тайваньский вопрос» силой.

Президент Тайваня Цай Ин Вэнь. Фото: Taiwan News

Уже 1 марта на Тайвань прибыла высокопоставленная делегация из США, в которую вошли бывшие топовые чиновники из силовых структур времён Буша и Обамы: бывший глава Объединённого комитета начальников штабов Майкл Маллен, бывшая замгоссекретаря по обороне Мишель Флурной, бывшая советница президента по нацбезопасности Меган О`Салливан, бывший старшие директора СНБ по Азии Майкл Грин и Эван Медейрос. Позднее, приехал и бывший госсекретарь США при Трампе Майкл Помпео.

Все придерживались одной и той же линии: призывали администрацию Байдена фактически отступить от «политики одного Китая», увеличить военно-техническую помощь Тайваню, усилить военное присутствие в районе Тайваньского пролива, ввести санкции против Китая. Бывшая постпред США в ООН Мишель Сайсон и вовсе призвала добиваться вступления Тайваня в ООН, а Помпео призвал Байдена признать Тайвань независимым государством.

Для усиления эффекта от визитов, 2 марта вице-президент Тайваня Уильям Лай выразил желание присоединиться к проамериканскому альянсу QUAD, чего США опасались делать в связи с возможностью эскалацией отношений с Пекином и из-за нарушения «политики одного Китая». Этот лоббизм дал свои плоды, и 13 марта администрация Байдена запретила показывать на политической карте мира Тайвань как часть территории КНР, что стало ещё одним отходом от «политики одного Китая», вызвав острую реакцию в Пекине.

Короче говоря, на фоне войны в Украине Тайвань развернул активную деятельность, пытаясь стать «жемчужиной» антироссийского (а значит и антикитайского) проамериканского альянса в регионе в надежде на привлечение финансовой и военной помощи и дальнейший демонтаж «политики одного Китая» под зонтиком безопасности Вашингтона.



Индия: слон, ждущий схватки с драконом

Среди тех стран, которые официально придерживаются нейтралитета и выступают за мирное урегулирование конфликта, оказалась и Индия.

С одной стороны, Индия открыто не поддерживает российскую агрессию, призывая к немедленному прекращению боевых действий и разрешению конфликта дипломатическими методами. С другой стороны, избегает открытой критики в адрес РФ, а также воздержалась при голосовании за резолюцию ГА ООН 2 марта, предложив при этом достаточно рыхлые аргументы, объясняющие свою позицию.

Первый звонок уже 24 февраля индийский премьер Нарендра Моди совершил в Кремль. С Президентом В. Зеленским пообщался всего 2 дня спустя. Во время разговоров с обоими президентами Моди последовательно призывал к немедленному прекращению огня и возвращению к дипломатическим инструментам разрешения конфликта. Неоднозначная реакция индийского правительства вызвала недоразумение со стороны партнеров, в первую очередь по QUAD. Япония выдвинула Индии претензию на этот счет и потребовала от Индии сформулировать более четкий ответ на агрессию России против Украины.

Индия по умолчанию рассматривается как союзник Соединённых Штатов. Вместе с тем, для индийской внешней политики, особенно во время премьерства Моди, характерной чертой является стремление сохранить некую стратегическую автономность, избегая ассиметричного союза с Америкой, как это можно наблюдать в случае Японии, да и Южной Кореи.

Эта стратегическая автономность проявляется в том, что Индия развивает отношения с разными мировыми центрами силы, при чём, зачастую в многосторонних форматах: в QUAD Индия взаимодействует с США и Японией (которые также объединены концепцией Индо-Пацифики) в БРИКС – с Китаем и Россией.

Российско-индийские отношения имеют некоторое функциональное сходство с российско-вьетнамскими. Во-первых, десятилетия дружеских отношений, начатых еще во времена Советского Союза. Во-вторых, роль России в качестве геополитического инструмента для поддержания баланса в отношениях с КНР. В-третьих, военно-техническое сотрудничество и российский экспорт вооружения как ключевой и наиболее успешный аспект двустороннего взаимодействия.

В ходе визита в Нью-Дели в декабре прошлого года В. Путин договорился о развитии российско-индийских отношений в ряде сфер, в частности, в экономике, энергетике, военной сфере и безопасности. В тот же день между правительствами двух стран было заключено соглашение о программе военно-технического сотрудничества с 2021 по 2030 год, предусматривающее поставку и разработку вооружений и военной техники.

Россия является самым крупным поставщиком оружия в Индию, 70% техники на вооружении индийской армии – российского производства. Индия уже разрабатывает гиперзвуковые крылатые ракеты BrahMos вместе с Россией и приобрела у Москвы важную систему противовоздушной обороны С-400 как стратегическое средство сдерживания Пакистана и Китая.

Одновременно в декабре индийские власти сообщили о заинтересованности в поставках нефти из РФ по долгосрочным контрактам и льготным ценам и увеличении импорта сжиженного природного газа по Северному морскому пути. Кроме того, обе стороны намерены продолжить сотрудничество в газовом секторе, в частности, инвестировать в газовую инфраструктуру и систему распределения. Российское государственное предприятие «Атомстройэкспорт» занимается строительством крупнейшей в Индии атомной электростанции Куданкулам.

Индия, третий по величине импортер нефти после Китая и США также рассчитывает на российскую нефть и газ для поддержания своей энергетической безопасности. Благодаря недавно подписанным соглашениям в сфере энергетики, во-первых, годовой объем двусторонней торговли, как ожидается, к 2025 году увеличится втрое с нынешних $11 млрд., а во-вторых, Индия обеспечила бесперебойные поставки российского угля. Кроме того, Индия в прошлом году подписала контракт с Роснефтью на 2 млн тонн нефти, а также будет инвестировать в российские нефтяные месторождения и проекты СПГ и добычу коксующихся углей на Дальнем Востоке России.

Президент РФ Владимир Путин и премьер-министр Индии Нарендра Моди в Дели, 2021 год. Фото: Mukesh Aggrawal.

Однако, экономические, военно-технические аспекты – разумеется не единственные причины, по которым Индия продолжает поддерживать тесное сотрудничество с Россией. Для Индии очень важно держать Россию в фокусе своего политического внимания и следить, чтобы из-за России не образовались новые угрозы на национальной безопасности. Первоочередные угрозы безопасности Индии идут именно с западного фланга: Пакистан, Афганистан. После вывода американских войск из Афганистана и, соответственно, уменьшения присутствия и влияния США в регионе возросла обеспокоенность Дели по вопросам безопасности.

Индия не может не беспокоиться глядя на то, как Россия проводит совместные учения с Пакистаном «Дружба-2021» в Краснодарском крае на территории полигона Молькино, или принимает в Москве делегацию талибов, или продолжает укреплять взаимоотношения с Китаем.

Российско-украинская война создает для Индии потенциально опасный прецедент. Оккупация территорий независимого государства, а за ним провозглашение их независимости, как это сделала Москва с ДЛНР, может стать негативным примером для стран-соседей, имеющих территориальные споры с Индией – для Пакистана, прежде всего, поддерживаемого Китаем, который также имеет ряд территориальных претензий к Индии.

Индия сталкивается с усилением роли Китая на мировой арене, что совершенно противоречит ее национальным интересам, как страны-соперницы за региональное влияние. Хотя по большому счёту, от страны, претендующей на региональное лидерство, ожидается более уверенная реакция на возникающие геополитические кризисы, которым стала российско-украинская война.

Вместе с тем, нейтральная позиция свидетельствует о том, что Дели будет сохранять с Москвой диалог, пытаясь придерживаться своей стратегической внешнеполитической автономности, которая, впрочем, несовершенна.



Северная Корея: изгой на острие антизападной борьбы

Северная Корея полностью поддержала Россию и ее агрессию против Украины, заявив, что у РФ были вполне обоснованные и справедливые причины для войны, среди которых, в частности, «гегемонистская политика» и «произвол» Запада. В своем первом официальном заявлении по поводу российской «спецоперации» МИД КНДР заявил, что Запад виновен в своем «злоупотреблении властью», а США являются первопричиной «украинского кризиса». Обвиняя США и Запад в политическом и экономическом уничтожении Ирака, Афганистана и Ливии, Северная Корея определяет произвол США и их союзников в качестве основного фактора дестабилизации мирового порядка.

В принципе, долго объяснять логику этой позиции не нужно. Антиамериканизм и антизападные настроения — одни из столпов идеологической и политической позиции КНДР с середины XX века. Россия является одной из немногих стран мира, которая всё ещё поддерживает торгово-экономические отношения с Пхеньяном и в разные годы поддерживала их позицию против США. Поэтому и риторика КНДР в контексте войны в Украине в основном сосредоточена именно на «внешнее измерение» войны РФ в Украине, то есть рассматривается как элемент войны РФ против США, а значит с точки зрения северокорейцев — против общего врага.

Президент РФ Владимир Путин и лидер КНДР Ким Чен Ын во Владивостоке, 2020 год. Фото: Alexey Nikolsky \ AFP

Северная Корея вполне естественно заинтересована в развитии контактов с другими странами, которые не относятся к ней враждебно и не выдвигают требований, угрожающих по мнению северокорейской элиты национальным интересам КНДР. Россия – единственная из соседних стран и единственное из мировых государств, к которому Пхеньян не имеет существенных претензий, а наоборот выражает полную приверженность. В отличие от Пекина, Москва не пытается превратить КНДР в свою сферу влияния и в той или иной степени контролировать её внешнюю политику или внутренние реформы. В то же время, в отличие от США, Южной Кореи и Японии Россия заинтересована не в свержении северокорейского режима, а наоборот – в его сохранении.

При этом Россия имеет свой интерес к КНДР, который проявляется в большей степени в военно-дипломатическом аспекте. Экономика играет второстепенную роль, несмотря на заинтересованность обеих сторон во взаимной торговле. Нарастить экономическое сотрудничество невозможно, поскольку российская рыночная и корейская социалистическая экономики отличаются друг от друга, а Россия никогда не собиралась субсидировать экономику КНДР из-за отсутствия очевидной выгоды. Это требовало бы больших вложений при максимально низкой отдаче. И связано это с тем, что России не хватает рычагов давления на КНДР, в отличие от Китая, что могло бы привести к колоссальным убыткам в случае очередного обострения на полуострове. К тому же активное вмешательство в КНДР могло бы спровоцировать конфликт интересов с Китаем, который фактически является основным спонсором северокорейского режима.

Относительно военно-дипломатического аспекта, он касается преимущественно проблемы безопасности, связанной с ядерной программой КНДР. Россия прямо заинтересована, во-первых, в сохранении статус-кво на Корейском полуострове, а во-вторых, в том, чтобы избежать любого даже конвенционального вооруженного конфликта, не говоря уже о применении тактического ядерного оружия, и имеет для этого два основных мотива.

В первую очередь, прилегающий к полуострову российский регион – Приморский край – это не только экономический и административный центр Дальневосточного федерального округа (ДВФО), но и место, где сконцентрирована транспортно-логистическая инфраструктура, связывающая Россию с азиатскими странами (морские порты, к которым ведут две стратегические железнодорожные магистрали – Транссиб и БАМ). Таким образом, конфликт, который может потенциально повлечь за собой разрушение региональной экономики, миграционный кризис и экологическую катастрофу, может поставить под угрозу всю российскую экономическую стратегию в Азии.

Во-вторых, вооруженное противостояние между КНДР и Республикой Корея, например, неизбежно повлечет за собой увеличение присутствия США на полуострове и в самом Индо-Тихоокеанском регионе в целом, в чем Россия абсолютно не заинтересована, поскольку это будет означать дальнейшее развитие американской стратегической системы противоракетной обороны в Азии, а также возможное усиление военных союзов с Японией и Южной Кореей в непосредственной близости от российских границ.

КНДР была одной из 11 стран, поддержавших аннексию Крыма Россией в 2014 году, после которой в связи с введенными западными санкциями Москва начала внешнеполитический разворот на Восток, увеличивая взаимодействие с азиатскими странами. В этой связи произошел всплеск дипломатической активности России в отношении КНДР. В новых геополитических условиях, когда Россия оказалась в изоляции как страна-изгой, следует ожидать более активной политики в отношении КНДР, которая будет проводиться в тесной координации с Китаем. Некоторые представители РФ уже предлагают «усилить интеграцию РФ с КНДР», однако пока что это всё выглядит как публичная бравада, а не наличие реальных планов или воли это сделать.

Итак, становится более-менее понятно где среди азиатских стран мы можем найти союзников, а с кем диалог может быть натянутым. Выходит, что традиционные союзники США – Япония и Южная Корея, а также Тайвань, который скорее не союзник, а младший партнёр – выразили поддержку Украине в войне, введя санкции против РФ и предоставив нашей стране разного вида помощь.

Есть и те, кто напротив одобрил действия России, среди них предсказуемо оказалась Северная Корея. Куда сложнее обстоит положение в Индии, которая стремится балансировать в сложившейся ситуации и оглядывается на Китай.

Однако, нужно не забывать, что все страны действуют в первую очередь исходя из своих национальных интересов и преследуя свои (гео)политические цели, а вовсе не потому что они искренне поддерживают ту или иную сторону конфликта.