19 октября на сайте «Обозревателя! Даниил Александрович Гетманцев опубликовал статью «Вот что нужно сделать Украине: Бизнес-климат для Победы».

Анализ точки зрения политика, депутата, который в концентрированном виде представляет взгляды экономического блока нынешней власти, важен для понимания тех предложения, решений, которые она генерирует. Это позволяет нам идентифицировать бенефициаров такой политики, а также спрогнозировать последствия её реализации для всей страны.

Д. Гетманцев в украинской экономической политике – это уже нарицательный образ. За очень редким исключением в каждом VIP-распорядителе чужого из правительства, парламента, местного органа власти сидит гетманцев. Назовём его основные параметры.

С точки зрения экономической науки это фьюжн марксизма и левого кейнсианства.

С точки зрения политэкономии это Государство в экономике во главе каждого угла.

С позиции аксиологии главная ценность – Государство. Оно в центре, а всё остальное – производное от него. Политические, личные, экономические свободы, конечно, важны, но возводить их в абсолют не на часі.

С позиции управления ставка делается на технократов. Они, мол, лучше знают, дальше видят, глубже копают. Если дать таким в управление государственные ресурсы, централизовать их, тогда развитие будет быстрее и устойчивее.

С позиции структуры экономики и права собственности – ставка на большой бизнес, в том числе государственный. Лучше создать особые условия для больших и богатых, а они, в свою очередь, встроят малых и бедных в свои производственные цепочки, пусть даже на казённом имуществе.

С точки зрения стратегии развития страны ставка на выделение Государством «точек роста», т. е. Чиновник знает лучше.

С точки зрения отношений с внешним миром это жёсткий торговый, инвестиционный протекционизм в отношении товаров, денег и рабочей силы.

Деловой климат

Свою статью Д. Гетманцев начинает с банальности, которую возводит в разряд некого открытия. «…Бізнес-клімат це не лише і не стільки взаємовідносини бізнес-правоохоронці та фіскали, розмова про які червоною ниткою пройшла через усю нашу дискусію». Конечно.

Никто из оппонентов Д. Гетманцева не утверждает обратное. Типичный манипуляционный пример: сказать «2+2 =4. Разве можно с этим спорить?» Такой грубый намёк, что оппоненты Гетманцева считают обратное. Он использует этот посыл для формирования доверия аудитории и дискредитации тех, кто его критикует.

Популярные статьи сейчас

Зеленский оценил смену Залужного на Сырского и отражение "Харьковского" наступления РФ

Столтенберг прокомментировал предоставление F-16 Украине

Украинцам прояснили, какие льготы на жилье положены УБД

Водителям готовят новые штрафы: за что можно "попасть" на 34 тысячи

Показать еще

Потом он воспроизводит очередную банальность: «Бізнес-клімат – це всі умови (безпекові, інституційні, законодавчі), в яких функціонує бізнес». Очередное утверждение из серии «Земля вращается вокруг солнца».

Дальше идёт перечисление факторов, которые составляют благоприятный бизнес климат. Это:

1) физическая и военная безопасность,

2) предсказуемость государственной политики и правил,

3) верховенство права (справедливое судопроизводство, борьба с коррупцией),

4) макрофинансовая стабильность,

5) гибкое трудовое законодательство и достаточность трудовых ресурсов,

6) «лёгкость ведения бизнеса»: дерегулирование – земля, разрешения, контроль над рисками, развитые финансовые рынки с подъёмными ставками, лёгкость и быстрота внешнеэкономической деятельности, уровень налоговой нагрузки и иное.

Перечисление – ничего особенного. Каждый волен делать свой список. Удивляет, что в нём нет фактора «макроэкономическая стабильность». Он центральный для любой экономики. Он входит в число базовых параметров для оценки качества делового климата.

Здесь речь идёт о следующих параметрах:

  1. инфляция,

  2. устойчивость национальной валюты в режиме либерального платёжного баланса;

  3. размер спреда процентных ставок (рефинансирования, кредитования);

  4. доступность кредита

  5. устойчивость/стабильность доходов государственного бюджета,

  6. сбалансированный государственный бюджет,

  7. сбалансированный торговый баланс,

  8. сбалансированный платёжный баланс,

  9. уровень безработицы,

  10. уровень бедности/социального давления на правительство.

Отметим очередную манипуляцию Д. Гетманцева. Она очень хитрая и тонкая. Он заменил макроэкономическую стабильность на макрофинансовую стабильность. Это разные вещи. Отдельные элементы в них пересекаются, но они не тождественны. Кабинет Министров, Верховная Рада обязаны создавать условия, обеспечивать макроэкономическую стабильность. Макрофинансовая же относится к гораздо более узкому полю. Его можно временно стабилизировать за счёт внешней помощи, кредитов, что и произошло в Украине.

Такая подмена позволила Д. Гетманцеву не заметить … слона в посудной лавке, соответственно не комментировать его. Более того, в своём выступлении он заявил о достижении макроэкономической стабильности в Украине, что не соответствует действительности.

Инфляция, дефицит бюджета, дефицит торгового/платёжного балансов, безработица, бедность – все эти параметры находятся в зоне высоких или очень высоких рисков. И это с учётом ручного управления и жёсткого финансового протекционизма. Сказав походя, что в Украине есть макроэкономическая стабильность, заменив её на макрофинансовую в статье, Д. Гетманцев вынес за рамки дискуссии центральный провал властей в экономической политике.

Затем идёт ещё один часто используемый манипуляционный приём. В подтверждение некого своего тезиса или тезисов берётся мнение структуры, которая работает с тобой или близка по взглядам. В качестве таких структур Д. Гетманцев выбрал Национальный банк (ожидания бизнеса) и индекс инвестиционной привлекательности от European Business Association (EBA).

НБУ несёт прямую ответственность за провалы в монетарной политике, 13-ое место Украины в мире по уровню инфляции в XXI веке, за почти 20-кратную девальвацию гривны, за практически «убитый» кредитный рынок и 169-е место в мире в Индексе финансовой открытости.

Оценки качества делового климата от Нацбанка (между нейтральной и позитивной) – это весьма творческая и вольная интерпретация органа госуправления. Она разительно отличается от оценок международных научно-исследовательских организаций, мозговых центров (Fraser Institute, WIPO, World Justice Project, Economist Intelligence Unit, Legatum Institute, World Bank Institute, Property Rights Alliance и др.)

Она разительно отличается от данных опросов независимых социологических организаций, бизнес ассоциаций, которые представляют микро, малый и средний бизнес страны.

Д. Гетманцев ссылается на оценки EBA. Эта организация представляет крупный иностранный и украинский бизнес, которые десятилетиями плотно работает с украинскими властями. Они во многих вопросах ратуют не за решение проблемы для всего бизнес сообщества, а за консервацию старого, токсичного режима, потому что прекрасно научились в нём зарабатывать. То, что хорошо для EBA, часто смертельно опасно для ФОПов и малого бизнеса. Д. Гетманцев выбирает именно точку зрения EBA, потому что там многие его сторонники, стейкхолдеры проводимой им экономической политики.

Точку зрения оппонентов, многочисленные индексы, рейтинги и оценки Д. Гетманцев прагматично, цинично оставляет за кадром своего анализа. Вроде бы подтвердил свою точку зрения авторитетами. На самом же деле он просто увёл внимание от настоящей идентификации проблемы. Типичное поведение в режиме «рука руку моет».

Понятное дело, что партнёры и выгодополучатели одного проекта поддерживают друг друга, но в интерпретации Д. Гетманцева это звучит так, как будто некие независимые структуры объективно и адекватно оценивают деловой климат и экономическую политику, а остальные – либо субъективны, либо неадекватны, либо просто делают заказуху.

Пустое хвастовство

Потом Д. Гетманцев хвалит себя, приписывая достижения якобы своей экономической политике. «Попри всі ризики, на кінець 2021 року ми мали чи не найкращу «економічну форму» за останні 10 років. Я зараз про стійку банківську систему, рекордні ЗВР (31 млрд. дол.), зниження державного боргу (до 49% ВВП), рекордний показник доларового ВВП (200 млрд. дол.). Ми мали також рекордний приплив ПІІ на рівні 7,5 млрд. дол. за 2021 рік».

Все эти показатели – часть общей речёвки под названием «Мы – успешные и крутые, До войны мы делали всё правильно». Только все приведённые Д. Гетманцевым цифры, необходимо поместить в совсем другой контекст, чтобы понять их настоящий смысл.

Да, экономика Украины в 2021г. была ~$200 млрд., но это только 0,16% ВВП мира. И доля нашей экономики остаётся практически неизменной с середины 1990-ых. Уместно было бы привести показатель «ВВП на душу населения». В 2021г. он составил $4874. Это худший показатель в Европе. С ним мы даже в первую сотню стран мира не попадаем.

Важнейший параметр для оценки качество экономической политики – динамика ВВП. В период 2002-2011гг. среднегодовые темпы роста ВВП Украины составили 4,2%, а в период 2011-2021гг. – минус 0,5%. С 1992 по 2021гг. среднегодовая динамика ВВП составила минус 1% ВВП. Для сравнения мировая экономика в этот период демонстрировала ежегодный рост на 3,4% ВВП.

Украина на момент приобретения независимости в начале 1990-ых была примерно на одном уровне с Чехией. Если бы мы имели темпы роста, как Чехия, то, исходят из ВВП на душу населения, украинская экономика была бы более чем на один триллион долларов больше.

Доля Украины в накопленных в мире прямых иностранных инвестициях составляет мизерную величину в 0,12%. По итогам 2022г. Украина имеет накопленных ПИИ $1288 на душу населения. Для сравнения в Молдове $1497, Польше - $6770, Литве - $10 тысяч, Чехии - $19,3 тысячи, в среднем по ЕС - ~$25 тысяч. И где здесь повод для гордости, радости или показатель достижений?

Рекордный уровень золотовалютных резервов – это не достижение внутренней экономической политики, а результат поддержки наших партнёров. С начала войны они нам уже передали почти $70 млрд. Разве мы эффективно ими распорядились? Создать настоящее гетто для капитала внутри страны во имя финансовой стабильности – это точно не одно и то же, что макроэкономическая стабилизация.

Долговая позиция Украины – тот ещё показатель. За 2022г. госдолг увеличился с 48,9% до 78,5% ВВП. В 2023г., по оценке МВФ он будет более 88%, а в следующем вплотную приблизится к 100% ВВП. Такой государственный долг с таким состояние экономики не отдаётся. Без его реструктуризации/списания будет дефолт. Получается, что фискальная политика властей – это энергичное подталкивание в красную зону долгов.

Обслуживание госдолга – это очень чувствительная статья госбюджета. Чтобы не попасть в долговую яму, нужно было грамотно проводить бюджетную политику, управлять расходами, чего ни Кабинет Министров, ни Верховная Рада не сделала. А это как раз прямая обязанность Д. Гетманцева. Дефицит госбюджета (без грантов) в период 2022-2024гг. в 25% ВВП – это яркий показатель фискальной безответственности. По данным Минфина в 2023г. платежи по госдолгу составят ₴707,3 млрд. Это 11% ВВП.

Огромная сумма, превышающая половину всех расходов Государства на оборону. 83% этой суммы – внутренний долг. 30% этой суммы – процентные платежи по внутреннему госдолгу. Это называется разумная, рациональная бюджетная политика и политика управления госдолгом?

Д. Гетманцев делает вывод об улучшении инвестиционного, делового климата опять же на основании опроса НБУ. Конечно, по сравнению с шоком начала войны, ситуация улучшилась, но разве адекватно и корректно в качестве базы сравнения брать весну 2022 года? Это как объявлять об успехе в экономике в 2023г. потому что рост оценивается на 3 – 5% ВВП поле его падение на 29% ВВП в 2022г. Банальная манипуляция базами сравнения.

Бюджетно-налоговое шаманство

Вот очередная фишка Д. Гетманцева. Ссылаясь на опросы государственных и близких к государственным структурам (EBA) он делает вывод, что налоги и их администрирование никогда не были среди топ проблем бизнеса. Разумеется, большой бизнес живёт на своей волне. На фоне острейший проблем с безопасностью и правовым нигилизмом налоги в топ списка проблем не пробиваются, но это совсем не значит, что налоговая система в Украине качественная.

Четвёртое место в мире в Индексе налогового ада – убедительное тому подтверждение. А вот Д. Гетманцев ссылается на внутренние источники оценки качества налоговой системы: «Оцінка податкового індексу, яка враховує фіскальний тиск, якість обслуговування, обтяжливість адміністрування податків, якість податкового законодавства в цілому за останні 5 років (2018-2022) є стійкою і балансує на межі нейтральної і позитивної зони (3 бали з 5)». Не нужны нам эксперты заморские, учёные международные, авторитеты налоговые. Мы и сами себя оценим.

И тут Д. Гетманцев пытается демонстрировать даже свою щедрость и благосклонность к бизнесу: «Під час війни ми не підвищували податкові ставки, тільки знижували, щоб вивести економіку з оціпеніння, і потім знову повертали їх на довоєнний рівень. Тільки зараз розглядається питання збільшення податку на надприбутки банків». Так что, дорогие предприниматели, нужно не критиковать Д. Гетманцева, а благодарить его, что он не углубил, не усугубил процесс «ощипывания гусей».

Да, главный фискалист Украины признаёт проблему с блокированием НДС-накладных, но намерения правительства были чистыми, да и проблема уже почти решена: «Це було зроблено насамперед з метою істотно зменшити зловживання з основного бюджетоутворюючого податку – ПДВ з тим, аби не допустити просідання доходів бюджету на фінансування оборони. Погоджуюсь з бізнесом, що з боку уряду це можна було зробити / прокомунікувати краще. Але це питання вже з "історією" та із змінами на краще. Гострота проблеми точно знята».

Последние опросы бизнеса чёток указывают, то проблема остаётся. Никого за нанесение ущерба бизнесу и стране от блокировки НДС-накладных не наказали, хотя бы увольнением. Так, чиновники и депутаты просто поэкспериментировали, порезвились. И них ещё столько идей есть, как ощипывать пресловутых гусей-предпринимателей. Сказать, что проблема блокировки НДС-накладных решена и реально решить её, изменив принятый порядок оценки рисков - это совсем разные вещи.

Д. Гетманцев заявляет, что в Украине нет резервов снижения налогов во время войны. «Ми зараз збираємо податків на 93 млрд. грн. на місяць, а прямі видатки тільки на оборону (без безпеки) – 153 млрд. грн на місяць». Он подчёркивает, что речь идёт о военном времени. Мол, в такой ситуации ставить вопрос о снижении налоговой нагрузки – это полная безответственность, аморальность и невежество.

Перед нами, пожалуй, главная страшилка Д. Гетманцева, которой он нейтрализует любые попытки убрать его с позиции главного идеолога и глашатая экономической политики Украины. При помощи этой страшилки он дискредитирует всех своих оппонентов. Президент, глава его Офиса, Кабинет Министров покорно следуют этой логике. На самом деле перед нами очередная наглая манипуляция. Давайте разберёмся с доходной и расходной частями бюджета.

В 2021г. доходы всех органов госуправления составили 36,5% ВВП или ~$73 млрд., расходы в 2021г. - ~$81 млрд. (40,5% ВВП). Дефицит бюджета был ~$8 млрд. Расходы на оборону составили ₴127,5 млрд. (2,3% ВВП) или ~$4,7 млрд. Сумма невоенных расходов составила ~$76,3 млрд.

В 2022г. доходы всех органов госуправления составили 50,3% ВВП или $80,7 млрд., расходы - $106 млрд. (66% ВВП). Дефицит бюджета составил $25,3 млрд. На оборону было потрачено ₴1142,9 млрд. (22% ВВП) или $35,3 млрд. Невоенные расходы составили ~$70,7 млрд.

По оценке МВФ доходы органов госуправления в Украине в 2023г. составят $76,1 млрд. (43,9% ВВП), а расходы - $109,2 млрд. (63,0% ВВП). Дефицит бюджета составит $33,1 млрд. Военные расходы составят ~21% ВВП, т. е. ~$36,4 млрд. Невоенные расходы составят $72,8 млрд.

Нет сомнений в том, что во главу угла нужно ставить расходы на оборону. Никто в Украине это тезис не оспаривает. Более того, сторонники свободного рынка, прямые оппоненты Д Гетманцева, на этом настаивают. Однако он продолжает вводить в заблуждение украинцев, говорят о том, что либералы/либертарианцы вообще хотят упразднить все налоги.

Типичный чёрный PR и целенаправленная дискредитация оппонентов путём приписывания им не существующей позиции. А вот за фискальную распущенность, бюджетную разнузданность, неспособность управлять, в первую очередь, расходами, Д. Гетманцев, как глава парламентского комитета по бюджету, несёт прямую ответственность. Здесь, как раз, кроется ключ к объяснению критического состояния госфинансов (без внешней поддержки), к категорическому отрицанию Д. Гетманцевым налоговой реформы в целом и снижения налоговой нагрузки в частности.

Смотрим на динамику невоенных расходов. В 2021г. они составили $76,3 млрд., в 2022г. - $70,7 млрд., в 2022г. оценочно будет $72,8 млрд. За этот период Д. Гетманцев, как депутат в ответе за бюджетную политику, не предложил адекватных мер по сокращения госрасходов.

Страна в войне. ~20% территории под оккупацией врага. Украинская экономика находится в реанимационной палате внешней помощи. Производители товаров/услуг в стрессе. Инвестиционная засуха. Долговая яма. Потребителей стало ~10 млн. меньше, а Кабинет Министров/Верховная Рада проводят политику восстановления довоенного состояния бюджетно-налоговой, регуляторной политики. Это какое-то совсем сюрреалистическое представление об адекватности.

Д. Гетманцев заявляет, что у нас нет резервов для снижения налогов. На самом деле у нас нет оснований для сохранения существующей налоговой системы. Она в течение 30+ лет тормозила экономический рост, увеличивала размер теневой экономики, кормила схематоз, тормозила/блокировала инвестиции/производство. Во время войны она стала ещё более опасной и неадекватной.

Замена трёх самых токсичных налогов - НДС-а, налога на прибыль юридических лиц и налогов на зарплату – плоским налогом (единая ставка) с розничных продаж товаров и услуг, плоским подоходным налогом на физических лиц вместе с введением единой плоской шкалы импортной таможенной пошлины – это налоговый режим поддержки производителя, экспортёра, инвестора, вывода экономики из тени, а также сокращение регуляторных издержек, а также издержек на администрирование налогов, как минимум, на 6 – 8% ВВП.

Точка манипуляционного невозврата

Экономическая наука и история сотни раз убедительно демонстрировала, что снижение налоговой нагрузки, уменьшение издержек администрирования стимулируют, ускоряют экономический рост, повышают налоговые поступления. Д. Гетманцев то ли сознательно, то ли из-за невежества игнорирует эти факты и выводы, рисуя у себя в голове оптимальную точку Украины на кривой Лаффера.

При этом ни расчётов, ни обоснований, ни полного баланса выход/издержек он никому не представляет. Мол, верьте на слово. Более того, он считает снижение налоговой нагрузки мифической волшебной таблеткой, предлагать которую могут лишь безответственные лица. Его ссылки на африканские страны (Зимбабве, Йемен, Конго), которые имеют низкую налоговую нагрузки и не имеют высоких темпов экономического роста - очередная грубая манипуляция.

Эти страны – типичные примеры failed или близких к этому states. Йемен – 161-ое место в Индексе экономической свободы 2023г. (из 165 стран), Конго – 150-ое, Зимбабве – 164-ое). Они – в списке самых худших и по качеству защиты прав собственности, и по политическим, гражданским свободам.

Приводить эти страны в качестве подтверждения тезиса об опасности снижения налоговой нагрузки и размера госрасходов – это как ставить в пример каннибала-феодала, у которого дефицит качественной рабочей силы.

Д. Гетманцев использует грубые страшилки, эмоциональные образы, чтобы повлиять на руководство страны с одной стороны, и на общественное мнение с другой. Он вбивает гвоздь в сознание людей, подпитывая их антилиберальные, антинаучные взгляды/убеждения: «Не верьте либералам! Они безответственные, невежественные – и им нужен бардак, чтобы барыги выжимали все соки из экономики».

Д. Гетманцев полностью игнорирует научные теории экономического роста, вульгаризирует экономическую историю, чтобы консервировать экономическую политику, которая в течение 30+ лет превратила Украину в самую бедную страну Европы. Обсуждать мотивы такой позиции – не моя задача. Я хочу ещё раз показать, что позиция председателя Комитета Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики, доктора юридических наук – вульгарная манипуляция.

Нет ни одного учёного-экономиста, представителя Австрийской экономической школы (АЭШ), сторонника классического либерализма или либертарианства, который бы заявил, что для достижения экономического роста достаточно радикально снизить или обнулить налоги, игнорируя другие критически важные институты, в первую очередь, права частной собственности, надёжные деньги, свободу обмена и реализацию принципа верховенства права.

Если Д. Гетманцев этого не знает, но продолжает оставаться главным идеологом проводимой экономической политики, то это вопрос не к нему. С ним всё понятно. Это вопрос к руководству Верховной Рады и страны. Почему они продолжают пользоваться услугами субъекта, который не понимает аксиомы «свобода даёт успех», который является грубым манипулятором, вульгарным пропагандистом, который провалил фискальную политику страны, не адаптировав её к условиям войны?

Д. Гетманцев предпринимает усилия, чтобы ввести в заблуждение руководство страны, общественное мнение Украины и наших международных партнёров. Он жонглирует понятиями «приватизация», «дерегулирование», «диджитализация», реформирование налоговой, таможни и контрольных органов, чтобы сформировать впечатление адекватного, ответственного политика, который вопреки волнам популизма и хейта несёт факел экономического возрождения.

Анализ его книг и статей, в том числе данного материала, убедительно показывает, что Д. Гетманцев – это хитрый манипулятор, пропагандист модели Олигархат/Схематоз, а также адвокат тех инструментов экономической политики, которые позволяют для 3% украинцев (преимущественно VIP-распорядители и потребители чужого) зарабатывать за счёт 97% остальных украинцев.

Типичный марксизм, консервирующий Олигархат и неофеодализм. И это в военное время Украине, украинцам, лично президенту Владимиру Зеленскому надо?