19 июля 2023г. европейский Центр исследования экономической политики (Centre for Economic Policy Research или CEPR) опубликовал доклад «Послевоенная макроэкономическая архитектура для Украины» (48 страниц). Авторы предложили академическую и политическую дискуссию по составляющим успешного восстановления экономики, оптимальным макроэкономическим ориентирам для Украины. С удовольствием присоединяюсь к ней.

Согласен с авторами Доклада в том, что восстановление Украины станет испытанием не только для самой Украины, но и для её союзников, международных институтов, а также для научного, экспертного сообщества мира. Есть страна, для жителей которой свобода – это религия, свобода – это аксиома успеха. По крайней мере, это проговаривается на уровне лозунгов и деклараций.

Сегодня Украина в состоянии войны. Она истерзана советским прошлым и более чем 30-летним номенклатурно-олигархическим экспериментом. Она огосударствлена и забюрократизирована. В стране огромное доверие общества ВСУ и героям на фронте, но почти нулевое доверие к судам, правительству и парламенту. В ней беспрецедентный уровень гражданской активности в поддержке солдат/офицеров, но тотальное неприятие налоговых/таможенных/контрольных органов. В ней необыкновенно устойчивые к самым сильным шокам предприниматели, но такая же устойчивая коррупция в органах государственной власти. Украина, ни дня не жила в режиме полноценной свободы, но опутана фобиями в отношении свободного рынка и частного бизнеса. Страна истерзана Левиафаном, но большинство граждан, тем более чиновников, продолжает искать выход через мудрого Гетмана и его честных, справедливых чиновников.

Стране позарез нужна научно обоснованная, исторически проверенная, реалистичная стратегия долгосрочного развития и программа системных трансформаций сразу после победы в войне. Её реализацию нужно начинать уже сейчас.

Предлагаю подробный анализ предложений коллег из CEPR. Продиагностируем работу представителей Стокгольмской школы экономики, американских университетов MIT, Гарварда и Беркли, Парижского института политических исследований и Киевской школы экономики с точки зрения экономической науки, политэкономии реформ, адекватности и реалистичности. Ответим на вопрос: «Получит ли Украина в результате реализации предложений CEPR экономическую свободу?» Без неё, без свободы, не будет успеха, роста и развития.

Статья № 1. Налоги и бюджет

Европейский Центр исследования экономической политики (CEPR) представляет mainstream экономической политики Запада. Мнения и оценки экспертов этого Центра серьёзно воспринимаются на самом высоком уровне власти в странах ЕС/G7. Данный Доклад – третья работа по Украине. Она важна для понимания позиции наших западных партнёров, а также логики поведения украинских властей. Имея сильно ограниченную субъектность, Кабинет Министров, руководители экономического блока украинских властей некритически воспринимают рекомендации западных научных аналитических центров и международных организаций. В эту группу входят представители Стокгольмской школы экономики, американских университетов (MIT, Гарварда и Беркли), Парижского института политических исследований и Киевской школы экономики. Их представляют люди с титулами, званиями и множеством публикаций, авторитетные среди полисимейкеров и широко цитируемые в политэкономическом мире.

Давайте проанализирует предложения экспертов CEPR, оценим их адекватность и релевантность, спрогнозируем, какой будет Украина в случае их выполнения. Авторы Доклада фокусируют внимание на четырёх ключевых сферах: 1) фискальная политика, 2) монетарная политика и финансовый сектор, 3) рынок труда и 4) регуляторная политика. Единая цель всех этих видов экономической политики – создание стабильной макроэкономической среды, которая может облегчить приток ресурсов для максимально эффективного использования, а также заложить фундамент продолжительного экономического роста.

После войны будет больно, бедно, напряжённо и дефицитно

Война стала причиной огромного напряжения в сфере государственных финансов Украины. Глубокое падение ВВП, сокращение экспорта, вынужденный отток людей из страны привели к сокращению бюджетных поступлений. В начале горячей фазы войны правительство снизило определённые налоги для поддержки экономической активности. Одновременно произошёл «драматический рост расходов для покрытия нужд обороны, а также для поддержки беженцев». Пока фискальный дефицит покрывается за счёт внешней помощи. Ожидается сохранение фискальных дисбалансов после войны.

Украина будет вынуждена тратить значительные ресурсы – вероятно, около 5% ВВП – отдельные эксперты утверждают, что до 20% ВВП на сектор безопасности. «Восстановление экономики будет постепенным. Социальные обязательства для поддержки тех, кто был сильно затронут войной, будут большими».

По мнению авторов Доклада институционально правительство слабо для обеспечения сбора налогов. «Маловероятно, что выполнение налогового законодательства радикально улучшится после войны, если только страна не предпримет сознательных, активных мер для принуждения к выполнению налоговых требований. Налоговая система воспринимается, как несправедливая. Она создаёт преимущества тем, кто может легко уклоняться от уплаты налогов».

Популярные статьи сейчас

Украинцам показали рейтинг городов по тарифам на воду и заработкам глав водоканалов

Без воды и тепла: эксперт рассказал об угрозах для многоквартирных домов зимой

Часть школ начнут обучение уже в августе: список городов

Водителям готовят новые штрафы: за что можно "попасть" на 34 тысячи

Показать еще

После войны Украина столкнётся с демографическим кризисом и большим дефицитом рабочей силы. Конфедерация работодателей Украины считает, что рабочая сила после войны может сократиться с 17 млн. до войны до 11 млн. человек, если не вернутся из-за границы уехавшие во время войны. «Это также значит, что возможность повышения налогов будет ограничена в ближайшей перспективе, поскольку беженцы будут менее склонны возвращаться в страну, если они столкнутся с высокими налогами. (Иными словами, низкие налоговые ставки могут генерировать больше бюджетных поступлений, если они убедят беженцев возвращаться)».

Кроме того, непропорционально большая часть беженцев – люди молодого возраста. Значит, давление на пенсионную систему увеличивается. «Украина должна выработать и ввести активную миграционную политику, чтобы закрыть дефицит рабочей силы, привлечь украинскую диаспору и мигрантов из других стран».

Украине остро не хватает внутренних ресурсов для финансирования послевоенного восстановления. Без помощи иностранных партнёров не обойтись. Одними государственными ресурсами не обойтись. Остро нужны частные инвестиции. Они не только являются источником денег, но и технологий, нематериальных активов, доступом в глобальные цепочки добавленной ценности.

Отрицание реальности, субъективные пожелания как убийство науки

Всё это так. Можно рисовать разные сценарии экономического бедствия. Важно признать следующее:

1) бюджетная политика, как довоенная, так и военного времени, неадекватна тем целям и задачам, которые будут стоять перед страной после войны. Размер государственных расходов, объём полномочий Государства, гигантская дискреция VIP-распорядителей чужого – всё это тормозит экономику, «кормит» коррупцию и «серую» экономику, убивает веру общества во власть и надежду людей на благополучное будущее в своей стране.

2) Налоговая система токсичная, неадекватна и неэффективна. Она отторгается бизнесом и обществом. Налоговая оптимизация считается нормальной и моральной. Налоговая система – один из основных источников коррупции и дискриминационных практик.

3) Формальные социальные обязательства Государства, вытекающие из действующих законов, невыполнимы. Они не выполнялись до войны. После войны тем более не будет денег/ресурсов для их выполнения.

4) Довоенная бюджетно-налоговая система была одним из четырёх самых больших тормозов экономики страны. Она не превратится в катализатор роста, если провести лишь косметические правки. С таким набором налогов, с такими налоговыми базами, режимами калькуляции и администрирования, с такой структурой бюджета перейти в режим быстрого (7-10% в год), долгосрочного (минимум 20 лет), инклюзивного экономического роста невозможно. Наука и экономическая история подтверждает этот тезис.

К сожалению, авторы Доклада CEPR не разделяют эти выводы. Их предложения по фискальной политике вызывают недоумение. Введение новых налогов, увеличение госрасходов, ликвидация благоприятных налоговых режимов для микробизнеса, отказ от плоских шкал налогов, игнорирование реальной природы и режима функционирования НДСа и просто сказочная вера в Государство, т. е. в распорядителей чужого. Им кажется, что случится чудо, и абсолютно неэффективная, тупиковая система госуправления возродится из пепла военной победы фениксом компетентности и справедливости. Одно дело, когда такого рода сюжеты рождают футурологи и пропагандисты. Совсем другие требования к учёным. Наука строга методологией и терминологией. Её нельзя улучшать человеческими желаниями, искажать субъективными оценками. Авторы Доклада CEPR совершают этот антинаучных грех. В основе их основных предложений по экономическим реформам в послевоенной Украине лежат такие допущения, как:

- представим, что в стране есть честное, эффективное, компетентное правительство;

- представим, что в стране чётко работают механизмы координации всех органов власти по горизонтами и вертикали;

- предположим, что контрольные/правоохранительные/судебные органы объективные и добросовестные;

- предположим, что распорядители чужого чётко знают, на какой стадии бизнес цикла находится страна, кто является самым эффективным/перспективным Производителем,

- допустим, что украинские и иностранные VIP-распорядители и потребители чужого имеют чёткое представление, критерии определения перспективных, прибыльных, выгодных коммерческих проектов от убыточных, тупиковых и коррупционно-откатных.

Послевоенное начало глазами CEPR: давайте спишем долги

Авторы доклада CEPR так себе представляю организацию фискальной политики. Начинать надо с быстрой реструктуризации государственного долга, который, по их мнению, составит 100% ВВП в 2023г. 62% его принадлежит внешним кредиторам (~ ⅓ международным финансовым организациям, ~⅓ - правительствам других стран, ~⅓ - частным покупателям гособлигаций, включая банки). Значительная часть внутреннего госдолга принадлежит украинским банкам.

Проводить фискальную политику, направленную на поддержку послевоенного восстановления, когда на обслуживание госдолга нужно направлять 10% доходов бюджета, невозможно. «После окончания войны правительство должно стремиться к списанию значительной частим долга (например, в Ираке в 2006-08гг. было списано 80%), чтобы высвободить ресурсы для восстановления страны и финансирования основных функций государства».

Первым шагом может быть продление моратория на выплату процентов и амортизации. Провести реструктуризацию внутреннего долга без дестабилизации банков невозможно. Поэтому авторы Доклада предлагают сосредоточиться на иностранных кредиторах. Они подчёркивают, что «Украине во время и после войны необходимо предоставлять гранты, а не кредиты».

«Экономическому восстановлению будет мешать нестабильная, неопределённая макроэкономическая среда. Для обеспечения макроэкономической стабильности правительство должно не допускать бюджетного дефицита, не поддерживаемого иностранной помощью или другими источниками финансирования, которые несут минимальные риски для макроэкономической стабильности. Для обеспечения ценовой стабильности правительству не следует также использовать печатание денег (сеньораж), как значительный источник бюджетных доходов».

Подход, конечно, любопытный, но крайне безответственный и рисковый. Авторы доклада CEPR понимают, что бедная, истощённая войной страна не в состоянии обслуживать государственный долг ~100% ВВП. Украина уже находится в режиме реанимации, на внешнем искусственном денежном питании. В этой ситуации критически важно определить параметры жизнедеятельности тех производителей и потребителей, которые ещё действуют, работают, инвестируют и выживают в режиме огромных налоговых, регуляторных, транзакционных издержек. Они же оказывают помощь ВСУ, раненым и страдающих людям. Авторы доклада CEPR не утруждают себя определением той самой точки предельного терпения, финансового напряжения, материальных возможностей украинского Производителя/Предпринимателя. Они видят лишь вредные, разрушительные для страны привычки уходить от уплаты налогов, создавать тем самым неравные условия хозяйствования.

В природе нет силы – наука такой тоже не знает – заставить украинцев отдавать каждую вторую заработанную гривну Государству, особенно когда VIP-распорядители чужого предоставляют своим фаворитам законные льготы по налогам, кредитам, таможне, инфраструктуре и доступу к госзакупкам. Корни модели Олигархат/Схематоз находятся именно в этих особых правовых, кредитных, таможенных и регуляторных режимах. Учёные не имеют права игнорировать этот очевидный факт.

Налоговая система для послевоенной Украины

Мировоззрение, отношение к основным экономическим субъектам, принадлежность к школе экономической мысли ярко проявляется при формулировке предложения по налоговой политике. Авторы доклада CEPR – типичные представители модели Государства всеобщего интервенционизма, школы development economics, которая доминирует среди стран G7/G20/ЕС27. Они не считают довоенную налоговую систему Украины дефективной, а считают, что она вполне подходит и для послевоенного восстановления. «Налоговые ставки в Украине в целом соответствуют ставкам в других странах региона, а налоговая нагрузка не является чрезвычайно высокой по стандартам похожих стран. Обоснованные жалобы на налоги в Украине относятся не к средним налоговым ставкам, а в отсутствии предсказуемости, произвольной трактовке правила налоговыми инспекторами и, как следствие, избирательному преследованию; а также к высоким издержкам налогового администрирования. Эти вопросы, а не изменения эффективных налоговых ставок должны быть в фокусе реформ». Так что всё внимание на налоговое администрирование, а состав налогов и ставки вполне себе подходят.

Авторы Доклада CEPR признают, что у властей свобода маневра ограничена. Правительство не может существенно повысить налоги, не нанеся ущерб экономике. Оно не может их существенно снизить, не ослабив способность финансировать базовые государственные услуги. В связи с этим необходимы дальнейшие реформы таможни и налоговой системы, чтобы сократить контрабанду и другие формы уклонений от уплаты налогов. Фискальная реформа должна идти так, чтобы «соответствовать реформе децентрализации и интеграции в ЕС».

Здесь есть сразу две манипуляционные ловушки. Первая – «базовые государственные услуги». Авторы нигде не определяют, какие именно это услуги, сколько на них нужно денег (как % ВВП). Они указывают на четыре основные функции Государства:

1) оборона (вооружённые силы, полиция и т.д.),

2) социальное страхование (поддержка бедных, внутренних мигрантов, ветеранов и т.д.),

3) предоставление общественных товаров и услуг (образование, здравоохранение, инфраструктура и т. д.),

4) государственный вклад в восстановление инфраструктуры и строительство жилья.

Открытым остаётся вопрос: «Чем базовые государственные услуги отличаются основных функций государства в плане объёма госрасходов?» Нигде в Докладе нет ни абсолютных цифр, которые бы позволили оценить, какую долю ВВП предполагается распределять через Государство в одном и во втором режиме.

Вторая ловушка – «соответствие интеграции ЕС». Законодательство Евросоюза очень сложное. В нём приветствуется не налоговая конкуренция, а унификация. Никто не знает, когда Украина вступит в ЕС и получит доступ до его ресурсов, когда она станет частью единого рынка денег, товаров, услуг и рабочей силы. До этого момента налоговая система должна быть максимально простой, универсальной, нейтральной, стимулирующей создание первой в истории Украины национальной структуры рыночной экономики. Предложенная авторами Доклада CEPR налоговая система не соответствует такому требованию. Более того, они видят ещё бóльшую роль самых опасных в украинской системе налогов.

Послевоенная налоговая система от авторов доклада CEPR

1) Налог на доходы физических лиц (ПДФО): ставка - 18%, база – зарплата.

2) Военный сбор: ставка 1,5%, база – зарплата.

3) Единый социальный взнос: ставка 22%, база – зарплата.

4) Налог на прибыль предприятий: ставка 18%, база – прибыль.

5) Акцизы: Разные ставки в зависимости от вида товара, база - единица товара, объём двигателя для транспортных средств.

6) НДС: ставка 20% (7% для лекарств), база – цена.

7) Экспортная пошлина: ставки на отдельные товары высокие, чтобы создать мотивацию для переработки сырья внутри страны.

8) Экологический налог: ставка зависит от загрязнения.

9) Транспортный налог: ставка 25000 за один автомобиль.

10) Налог на недвижимость, в том числе на землю: ставка по земле - 0,1% - 12%, недвижимости - не более 1,5% минимальной ЗП.

11) Плата за парковку: не больше 0,75% минимальной ЗП

12) Туристический сбор: внутренние туристы: до 0,5% минимальной ЗП, иностранные туристы - до 5% минимальной ЗП.

13) Плата для малых предприятий (единый налог): ставки 3%, 5% или 15%, база – доход.

Наличие большой серой экономики, слабая система налогового администрирования и высокая эластичность базы налога на труд и прибыль требуют усиления косвенного налогообложения от НДС-а и акцизов. «Им придётся играть ещё большую роль в будущем по ряду причин. Во-первых, НДС и акцизы благоприятны для инвестиций. Во-вторых, эти налоги создают меньше искажений на рынке труда и в производственных цепочках. В-третьих, в украинском контексте при существенных административных ограничениях, вероятно, легче обеспечить уплату НДС, чем налогов на доход (НДС имеет встроенный механизм администрирования, стимулирует плательщиков налогов декларировать издержки, чтобы получать зачёт по НДС-у)».

Это точно писали эксперты/учёные, которые знают украинскую экономику? Понимаю, что для профессоров Беркли, Гарварда или Бостона учебники economics и академические работы коллег и есть сама жизнь, но среди авторов Доклада есть глава Киевской школы экономики Тимофей Милованов, научный редактор Вокс Україна Илона Сологуб, да и Юрий Городниченко тоже украинец. Кстати, в 2015г. Forbes Україна признала его самым успешным украинским экономистом. И вот Милованов/Сологуб/Городниченко вместе со своими коллегами из западных университетом поют осанну НДС-у и акцизам. Оказывается, что эти налоги благоприятны для инвестиций!?

Это такой научный вывод на основе исторических данных или вывод на основе схоластических эконометрических моделей? Складывается впечатление, что авторы Доклада CEPR не слышали об украинском, весьма своеобразном режиме НДСа? Об автоматической блокировке НДС-накладных и ручном режиме их разблокировки? Не слышали об НДС-ном схематозе, когда на товары под 20% НДС формально было ~7%, а часть налом? Не слышали про возврат НДС-а при экспорте для аграрных баронов и других особых категорий экономических субъектов? Не пробовали посчитать полные издержки администрирования НДС-а для экономики и сравнить, например, с режимом плоской ставки налога с розничных продаж товаров/услуг?

Аналогичная ситуация с акцизами. Они такие имеют такую «инвестиционную привлекательность», что около трети рынка сигарет, значительная часть рынка топлива и алкоголя находится в тени. Между эконометрическим моделированием и практикой экономической политики огромная дистанция. Математикам/схоластам часто невдомёк, что в реальной жизни действуют живые люди со своими ценностями, мотивами, предпочтениями и интересами. Чиновники – это тоже живые люди. Только та налоговая система будет успешной, которая учитывает реальных людей, а не замещает их набором цифр в виде homo economicus.

Авторы Доклада CEPR сокрушаются по поводу «плоской» ставки налога на доходы (принята в 2004г.), указывая на слабость системы налогового администрирования. Они считают, что в таком виде он дискриминирует людей с низким доходом. Они предлагают рассмотреть возможность введения дополнительного налога на людей с высокими доходами, ссылаясь на опыт Германии 1991г. Тогда был введёт сбор 5,5% для покрытия затрат, связанных с объединением Германии. Сравнивать немцев из ФРГ начала 1990-ых и украинцев 2020-ых – это конечно, весьма «научное» допущение при оправдании предложения по прогрессивной ставке подоходного налога.

Авторы Доклада рассматривают возможность трансформации военного сбора в налог на людей с высоким доходом. С другой стороны, они благосклонно относятся к предложению снижения подоходного налога для стимулирования участия в рабочей силе, например, для пенсионеров. По сути дела, это была бы прогрессивная ставка подоходного налога. Ещё один вариант – введение налога на наследство. Он применяется после превышения определенной стоимости наследуемых активов. Пока же действует ставка 0% для родственников, 5% для неродственников и 18% для нерезидентов.

Такой нововведение наверняка понравится тем украинцам, которые ещё не определились со страной проживания после войны. Представляете, возвращаются они и узнают о «подарке» в виде 10% налога на наследство. Вот уж, действительно, такая налоговая простота хуже воровства.

По налогу на прибыль юридических лиц авторы доклада положительно относятся к введению минимальной ставки, чтобы украинские предприятия не имели возможности осуществлять налоговую оптимизацию. Они хотели бы, чтобы Украина стала частью системы BEPS, противодействия размыванию базы для налогообложения, выведения дохода из-под налогообложения. Это очень сложная система, к которой присоединились далеко не все страны ОЭСР. «Запасной вариант», по мнению авторов Доклада – это налог на выведенный капитал (destination-based cashflow tax), но он не совместим с системой BEPS. «Независимо от того, какой путь будет выбран, изменения в этом налоге должны соответствовать требованиям ЕС». Читай: «Украинцы, вы обречены на высокие налоги. Хотите ниже – встраивайтесь в наши льготные проекты».

Отметим отношение авторов Доклада к социальным налогам. Они категорически против их снижения. Более того, они утверждают, что «очень маловероятно, что с этим налогом Украина находится на неправильном части кривой Лаффера. Дальнейшее снижение ставки подорвёт устойчивость государственных финансов, в том числе жизнестойкость Пенсионного фонда и системы социального страхования».

Перед нами очередная манипуляция. Гипотеза «маловероятно нахождение на неправильной части кривой Лаффера» - это голословное субъективное утверждение. Это чувственное восприятие действительности людей, которые в данном случае выступают в качестве учёных, а не бабулек на скамеечке, которые обсуждают вероятности блуда молодёжи в подъезде. Где ссылки на научные исследования? Где подтверждения опросами? Где компаративистика? Ничего нет. Как и нет результатов многочисленных исследований об оптимальном размере государственных расходов для обеспечения экономического роста. Таких научных работ немало. Ни одной ссылки, ни одного упоминания нет, хотя все эти работы на основании эмпирических данных (более 100 стран мира, временные ряды от 30 до 70 лет) устанавливают оптимальную налоговую нагрузку и размер госрасходов для обеспечения быстрого экономического роста на уровне ~20% ВВП.

Кривая Лаффера – это просто графическое изображение гипотезы. Оно не применяется к отдельно взятому налогу, а к налоговой нагрузке в целом. Авторы Доклада CEPR же используют этот аргумент к отдельно взятым налогам на зарплату. Это грубая методологическая ошибка даже безотносительно от результатов самого анализа. Считать нынешнюю налоговую нагрузку на работодателя, когда с каждой сотни гривен он должен государству заплатить более 50 гривен налогов, нормальной/правильной – это не понимать, почему примерно половина рынка труда Украины находится в «серой» зоне.

Перед нами типичный пример, когда вместо научных выводов аналитики/эксперты предлагают свои ценностные суждения и политические хотелки. А ведь стоит критически подойти к тем обязательствам, которые несёт Государство. Нынешняя пенсионная система - банкрот. Попытки сохранить старый режим её финансирования в условиях демографической катастрофы (за счет налогов на зарплату) обречены на провал. Требуется принципиально иной подход к организации и финансированию системы адресной социальной поддержки. Тут нужны системные, синхронизированные решения, а не попытки залатать старую систему новыми налогами.

Действуя в логике старой, токсичной налоговой системы, авторы Доклада CEPR считают, что специальный режим для ФОПов является одной из самых больших лазеек в налоговой системе. К примеру, работников можно зарегистрировать в качестве ФОП, чтобы ему платить 5% налога с доходов и минимальные социальные взносы вместо налога на доходы физических лиц 18%, 1,5% военного сбора и 22% налога на зарплату. Такое состояние искривляет рынок труда, фактически создаёт параллельный рынок труда с большим неформальным сектором. Это приводит к росту нагрузки на тех, кто платит налоги и социальные взносы. «Налоги на доходы физических лиц должны применяться в экономике равномерно», - пишут авторы Доклада.

Вот, оказывается, откуда берут вдохновение стражи нынешней фискальной политики Украины Д. Гетманцев и С. Марченко. Они ссылаются на учёных. Вот эти самые учёные, авторы Доклада CEPR, представляют вроде бы научный доклад, в котором должны быть валидные аргументы при строгом соблюдении методологии анализа. Вместо этого мы получаем набор субъективных наблюдений, политических пожеланий и мировоззренческих штампов. Аналогичные работы произвели американский Центр стратегических и международных исследований (CSIS) и ОЭСР.

Опасность такого рода докладов в том, что их выводам некритически следуют международные организации, иностранные донорские организации и международные агентства развития. Они приезжают к руководству страны и предлагают якобы научно обоснованные программы реформ от ведущих мировых научно-аналитических центров. При ближайшем рассмотрении мы видим, насколько слабыми, необоснованными, оторванными от реальной жизни они являются. Особенно в сфере бюджетно-налоговой политики, размера и функционала Государства.

Представьте, насколько сложно для В. Зеленского, для узкого круга дисижнмейкеров Украины ориентироваться в экономической политике. С одной стороны, ему несут доклады, программы стратегии руководители типа Гетманцев/Марченко/Пышный (а-ля «План Лугано»). Главный экономический субъект в них – Государство. Все они находятся в парадигме идей Маркса/Кейнса, модели Государства всеобщего интервенционизма и модели роста Солоу/Свона. С другой стороны, к руководству страны приходят представители украинских финансовых, аналитических структур (Dragon Capital, группа ICU, Центр экономической стратегии, CASE-Украина). Они предлагают примерно то же самое в монетарной, фискальной и регуляторной политике. С третьего боку несут свои предложения эксперты/чиновники от Шурмы/Свириденко. Они связаны с определёнными бизнес аналитическими структурам Украины. С четвёртой стороны свои предложения оформляют бизнес союзы/ассоциации, которые обязательно вкручивают в программные документы свои секторальные интересы.

Везде слайды, графики, стрелочки и диаграммы. Презентации стильные, лозунги ёмкие, панчи вкусные. А смыслы? А содержание? Берёшь доклады CEPR/ CSIS, рекомендации МВФ, вносишь косметические правки, оставляешь в центре экономики Государство – и вот она, типичная программа/стратегия послевоенного восстановления. Все эти группы формируют вокруг узкой группы дисижнмейкеров во главе с президентом плотное кольцо. В нём не только украинские, но и международные политики, аналитики и бизнесмены. Они смотрят на Украину не как на уникальный кейс создания экономического чуда, перезагрузки Запада и демонстрации всему миру преимуществ свободы, а как на возможность освоить большие чужие деньги и обогатить себя лично. Среди авторов такого рода докладов наверняка есть немало теоретиков-божьих одуванчиков, оторванных от реальной жизни и свято верующих в свои модели и утопические предложения. С ними нужно вести диалог, на их языке, с мощными научными аргументами и фактами, чтобы показать миру, что мы не ходим следовать примеру послевоенной, постреволюционного возрождения Афганистана, Ирака или Туниса.

Налоги Украины от Центра исследования экономической политики CEPR

Налог

Ставка

База для налогообложения

Налог на доходы физических лиц (ПДФО)

18%

Зарплата

Военный сбор

1,5%

Зарплата

Единый социальный взнос

22%

Зарплата (от 1 до 15 минимальных зарплат)

Налог на прибыль предприятий

18%

Прибыль

Рента за пользование природными ресурсами

1 - 70% в зависимости от ресурса

Рыночная цена добытого ресурса

Акцизы

Разные ставки в зависимости от вида товара

Единица товара, объём двигателя для транспортных средств

НДС

20% (7% для лекарств)

Цена

Ввозная импортная пошлина

4,4% (из страны со статусом наибольшего благоприятствования – MFN)

Цена импорта

Экспортная пошлина

Ставки очень высокие. Применяются к некоторым товарам (масляные культуры, металлолом, кожи) с целью прекращения экспорта, а не сбора денег в бюджет

Экологический налог

Зависит от вида загрязнения

Гривен за тонну

Транспортный налог

25000 за один автомобиль

Транспортное средством не старше 5 лет стоимостью не менее 375 минимальных ЗП (2,5 млн. гривен в 2022г.)

Налог на недвижимость, в том числе на землю

Земля: 0,1% - 12%

(ставки устанавливаются местными органами власти в установленных законом рамках)

Недвижимость: не более 1,5% минимальной ЗП (ставка устанавливается местными органами власти)

Нормативная денежная оценка

1м2

Плата за парковку

Определяется местными органами власти, но не больше 0,75% минимальной ЗП

1 м2 кроме мест для безопасной парковки инвалидов

Туристический сбор

Внутренние туристы: до 0,5% минимальной ЗП

Иностранные туристы: до 5% минимальной ЗП

1 ночь пребывания (не платят дети, инвалиды, командировочные и те, кто приехал на лечение)

Плата для малых предприятий (единый налог)

3%, 5% или 15%

Доход

Источник: Повоєнна макроекономічна архітектура для України. Rapid Response Economics 3. Centre for Economic Policy Research 19 Jul 2023 https://cepr.org/system/files?file=2023-07/RapidResponse3_Ukr.pdf

Вторая часть статьи.