Российский телеграм-канал Atomiccherry написал интересный текст о роли американской системы РСЗО HIMARS. Этот обзор дает хорошее представление, почему это американское оружие может серьезно повлиять на ход боевых действий.

Американские РСЗО как идея о доктринальном превосходстве

Что может быть важнее в оружии, чем железо, из которого оно создано? Идея. Концепция. Доктрина, в рамках которой оно создается.

Американские системы залпового огня еще на стадии проекта кардинально отличались от своих советских аналогов. В СССР РСЗО рассматривались в качестве средства создания плотного огневого вала. США задумывали свое детище в качестве инструмента, способного сломить запредельное численное превосходство артиллерии блока Варшавского договора скоростными и хирургически точными ударами.

Советский ОПК продолжал мыслить категориями Второй Мировой войны, тогда как Штаты, осознавая концептуальный тупик симметричной гонки вооружений, сделали ставку на создание оружия нового поколения. Так появилась M270 MLRS – установка, на основе которой впоследствии был создан HIMARS (нужно отметить, что это де-факто одна и та же система, которая имеет разницу только в типе транспортера и количестве пусковых). На момент своего первого боевого применения в 1991 году M270 представляла из себя оружие несколько иного порядка, нежели ее современные варианты. На тот момент данная система залпового огня выполняла прежде всего задачи контрбатарейной борьбы – именно M270 MLRS стала основным инструментом Армии США в борьбе с многочисленной, хорошо оснащённой и опытной иракской артиллерией с использованием неуправляемых ракет M26. Схема истребления иракских батарей была, в целом, проста и изящна – небольшие мобильные группы бронетехники провоцировали иракцев на применение артиллерии, позиции которой засекались с использованием мобильных контрбатарейных РЛС. Дальше в работу вступали РСЗО, подавлявшие позиции противника, при этом находясь вне досягаемости его огневых средств.

Сама по себе с точки зрения технологий М270 на то время не представляла из себя что-то, что на порядок превосходило бы конкурентов – напротив, впечатляющие результаты ее боевого применения были продиктованы в первую очередь передовой тактикой и крайне грамотной концепцией. Установка не имела радикального превосходства в дальности над советским вооружением (условно говоря, 30 км против 20 км) – ее козырем были точность, мобильность и постоянная работа в связке со средствами разведки.

M270 MLRS

Главным преимуществом американских систем залпового огня перед конкурентами из других стран стала перезарядка пакетами. Если советский «Град» требовал от 30 до 50 минут для полной перезарядки (каждая ракета грузится вручную), то M270 – лишь около пяти минут; при этом сам процесс совершенно физически не отягощает экипаж установки.

Процесс перезарядки прост и быстр – желающие могут с легкостью найти видео и рассмотреть в деталях

Боевой путь американских РСЗО в Ираке и Афганистане как пролог применения в текущей войне

По итогам войн с Ираком США пошли по пути модернизации M270 – во-первых, была создана более легкая версия установки в лице HIMARS, во-вторых, был сделан упор на развитие ключевых качеств системы – ее дальности и точности.

Америка полностью прекратила производство неуправляемых ракет – им на смену пришли тяжёлые управляемые ракеты M30/M31, которые значительно увеличили потенциал системы, сделав ее исключительно точной и дальнобойной.

Вследствии своей эволюции M270 и HIMARS по боевым возможностям заняли нишу тактической авиации – дабы убедиться в этом, достаточно отследить боевой путь машин в ходе конфликтов против Талибана и ISIS. РСЗО активно использовались в связке с рейдовыми группами, нанося удары как по целям, выявленным разведкой (склады, казармы, пункты связи и управления, нарколаборатории), так и в качестве инструмента непосредственной огневой поддержки подразделений Сил специальных операций или же Корпуса морской пехоты. Высокая скорость развертывания и корректировка курса ракет с использованием GPS позволяла наносить удары менее чем в 100 метрах от американских позиций в течение 5-7 минут после запроса наземных сил на огневую поддержку.

В ходе боевых действий против сил Исламского государства американские Силы специальных операций вели штурмы городов Ирака, опираясь в первую очередь именно на HIMARS. Небольшие группы ССО просачивались через линии обороны боевиков, выявляя позиции последних, после чего передавали координаты расчетам РСЗО. Подобная тактика позволяла наносить точечные удары в условиях городской среды, добиваясь максимального эффекта в уничтожении боевиков, и при этом существенно минимизируя потери среди мирного населения.

Почему нас вообще интересует боевой путь HIMARS и ее прародителя в ближневосточных конфликтах? Потому что он напрямую имеет отношение к применению системы армией Украины. Если быть точнее, то речь идет о встраивании данной РСЗО в штатно-организационную структуру ВСУ. Судя по ряду признаков, переданные Украине HIMARS используются именно с опорой на опыт их применения в Ираке и Афганистане – установки находятся в распоряжении Сил специальных операций и Главного управления разведки Министерства обороны Украины. Это обуславливает, в свою очередь, выбор целей, по которым применяется «Хаймарс» – это штабы, склады боеприпасов дивизионного уровня и выше, а также системы ПВО.

Шаблон действий более чем прозрачен – после тщательной разведки установки наносят удары по наиболее уязвимым местам любой армии – командованию и снабжению, в перспективе парализуя ее действия и не давая возможности вести наступательные операции.

По мере насыщения украинской армии системами залпового огня M270 MLRS и HIMARS стоит ожидать того, что значительная часть установок будет передана в подчинение армейского командования (как огневое средство бригадного уровня) и начнут использоваться в качестве средства контрбатарейной борьбы на наиболее опасных направлениях – то есть делать то, для чего они изначально и создавались: подавлять численно превосходящую, но куда менее технологичную артиллерию советского образца.

Как контрбатарейный актив «Хаймарсы» в текущем их виде представляют собой практически неуязвимое оружие – они могут быстро менять позиции и вести огонь вне досягаемости практически всего российского ракетно-артиллерийского арсенала (за исключением ОТРК).
Более того, ВСУ имеют подготовку для реализации американских тактик контрбатарейной борьбы и соответствующее оснащение: сетецентрические системы управления войсками, массовую цифровую радиосвязь, мобильные радиолокаторы и беспилотные разведывательные комплексы.

Все это окажет очень сильное влияние на боевую работу российской артиллерии – она будет вынуждена прибегнуть к тактике «бей и беги», отказавшись от привычной ей тактики массирования и сверхконцентрации огневой мощи на узких участках фронта. Это потребует совсем иного уровня качества организации и компетенций – для реализации «бей и беги» необходим функционирующий разведывательный контур (меньшее количество выпущенных боеприпасов требует более тщательной разведки и отбора целей), логистика хотя бы уровня 80-ых годов прошлого века (а не Первой Мировой войны), высокой квалификации и инициативности личного состава (в условиях постоянной угрозы со стороны КБ-средств противника необходимо тщательное оборудование огневых позиций, знание приемов маскировки, скрытного перемещения и развертывания, умения быстро развертываться и еще быстрее покидать позиции).

HIMARS – что дальше?

Популярные статьи сейчас

Экс-глава ЦРУ спрогнозировал, чем закончится война России против Украины

Данилов отреагировал на прогнозы о "сотнях тысяч" ракет России и обратился к украинцам

Шольц пообещал поддерживать Украину до победы в войне

Новая почта предложила получать заказанные товары без оплаты: как это работает

Показать еще

Отдельно стоит отметить и то, что HIMARS – крайне неприятная цель для разведки. Вычислить комплекс с использованием данных со спутниковых снимков, воздушной разведки (а порой и наземной) чрезвычайно сложно из-за визуальной схожести с обычным армейским грузовиком – а это очень полезное свойство для системы, которая может вести огонь в том числе с использованием оперативно-тактических ракет MGM-146 на дальность более 300 км (как и «младшие» M30/31, данная ракета имеет корректировку по GPS и может пролететь несколько сотен километров, приземлившись, скажем, в дом. Или бункер. Или склад боеприпасов. Или... продолжите сами).

HIMARS с ракетой MGM-146

Украина на данный момент не располагает боеприпасами данного типа, однако это, вероятно, лишь вопрос времени. Скорее всего, они будут переданы американцами по достижению определенного порога потерь российской ПВО – баллистические ракеты из-за своей легко просчитываемой траектории являются достаточно уязвимой целью для ЗРК, однако при общем снижении плотности российской противовоздушной обороны их можно будет применять с куда более высокой вероятностью успеха.

В самом деле, удары украинской армии именно по позициям российской ПВО тоже были более чем предсказуемы и объяснимы – и дело здесь даже не в высоком приоритете ЗРК как, вне сомнения, важной цели, а в том, что HIMARS в течение последних нескольких лет рассматривались Пентагоном именно в качестве средства прорыва российских зон воспрещенного доступа и последующей реализации воздушно-наземного наступления: сухопутные войска прокладывают дорогу авиации, уничтожая опасные активы противника, а авиация, в свою очередь, делает тоже самое для наземных сил. Нечто подобное мы наблюдаем и в Украине – большинство ударов HIMARS сопровождаются и активной работой украинской тактической авиации.

Откровенно говоря, нзывать HIMARS «просто РСЗО» – глупость высшей пробы. Это отнюдь не рядовая оружейная система, которая даже на заре своего появления в лице M270 превосходила все, что создавал Советский Союз (вооружение которого и составляет арсенал ВС РФ). Не менее ошибочно считать его и чудо-оружием – нет, как и всякое вооружение, HIMARS хорош ровно в рамках доктрины и концепции, для которых он создавался. Его ценность определяется в первую очередь квалификацией и компетентностью армии, которая применяет систему в бою.

Для ВСУ данные установки играют огромное значение – ведь они, в сущности, с успехом могут выполнять задачи ударной авиации, вести непосредственную огневую поддержку наступлений и обеспечивать паритет с борьбе с многочисленной российской артиллерией (которая является центральной силой российского наступления). Важно и то, что благодаря американским РСЗО украинская армия буквально за неделю вернулась к наиболее удобному и привычному для нее ассиметричному типу боевых действий – нанося удары по российской военной логистике, ВСУ не дает втягивать себя в изматывающие баталии на истощение.

Впрочем, давать какие-либо прогнозы относительно влияния HIMARS и M270 на стратегическую картину боевых действий я пока воздержусь – для этого необходимо время и наблюдение за практикой боевого применения данных РСЗО в конфликте.