Нам довелось жить в момент исторического водораздела и воочию наблюдать ход максимально спрессованного времени, насыщенного крупными решениями, событиями и их последствиями, которые, без сомнения, наши потомки назовут историческими.

Кто мы во всем этом? Каждый отдельно – как персона-личность, и мы вместе – как человеческое сообщество?

Жизнь на цивилизационном разломе обязывает думать глубже и сложнее. В том числе, изучая и анализируя историю, опыт и жизненные циклы других государств и наций.

В связи с этим, совершенно по-особому воспринимаются «Беседы с Павлом Щелиным об идентичности». Тогда, два года назад, прозвучали опорные тезисы о национальной идентичности сегодняшних крупных игроков – Британии, США, Германии, Франции, Турции… Были тщательно и точно препарированы (в социально-психолого-философском смысле) непосредственные предпосылки того, что мы видим сейчас на мировой арене, причем, находясь в самом эпицентре происходящего. Сегодня мы активно концентрируем, кристаллизируем собственную национальную идентичность. Посмотрев шире, можем обнаружить поразительные параллели...

Сам термин «идентичность» имеет долгую историю в западной философии, но берет начало от древних греков. В его основе лежит понятие тождества в древнегреческом метафизико-математическом контексте, а суть его – способность объектов (первоначально – не индивидов, а трансцендентных категорий) сохранять специфическую, уникальную сущность с течением времени. Идентичность – это о том, как обретать и сохранять Себя. Поразительно, сколь много общего в этом плане у Украины с Грецией и всем греческим миром.

Древние цивилизации и умение говорить «нет»

И Украина, и Греция сформировали в древние времена полноценный цивилизационный формат государственности. Древние греки действительно заложили основы европейской цивилизации, а их потомки поныне считают себя «центром Европы» – эта гордость дает им устойчивость и силу в ситуациях, когда кто угодно сдался бы или прогнулся под обстоятельства. Это первая прямая параллель с Украиной – потомком Киевской Руси. Не эти ли корни обеспечивают и нам потрясающую устойчивость и ресурс выживания, которые тем сильнее, чем сложнее и масштабнее внешние угрозы?

28 октября 1940 года греческого премьер-министра, генерала Иоанниса Метаксу разбудил Эммануель Грацци – посол Италии в Афинах, который предъявил ему ультиматум: требование пропустить итальянские войска к определенным стратегическим пунктам через греческую территорию, не оказывая им никакого сопротивления. Метаксас отверг ультиматум, и, с вторжением Италии в Грецию, Вторая мировая война распространилась на Балканы.

В своих мемуарах Грацци вспоминал о том, как передавал ультиматум греческому премьер-министру Метаксасу: «Я наблюдал за волнением по его глазам и рукам. Твёрдым голосом, глядя мне в глаза, Метаксас сказал мне: «Это война». Я ответил, что этого можно было бы избежать. Он ответил: «Да». Я добавил: «если генерал Папагос…», но Метаксас прервал меня и сказал: «Нет». Я ушёл, преисполненный глубочайшего восхищения перед этим старцем, который предпочёл жертвы подчинению».

Боевые действия на греко-итальянском фронте остаются небольшим эпизодом в истории Второй мировой войны. Тем не менее, это впечатляющий пример решимости греков сражаться за свою независимость, и это не может оставить равнодушными нас, украинцев! Кроме того, Греция нанесла серьезный материальный и моральный урон фашистской Италии, приблизив ее полное поражение: спустя два года итальянский агрессор пал под ударами союзных войск. Да, в будущем нацистам удалось оккупировать Грецию. Но они столкнулись с крупномасштабным партизанским движением, а греческие подразделения и флот принимали активное участие в боевых действиях в Северной Африке и Италии на стороне союзников. День «Охи» в Греции (греч. Επέτειος του «'Οχι») – государственный праздник, который ежегодно отмечается в стране 28 октября в память о событиях 1940 года.

Украинский народ тоже умеет говорить «нет».

Между востоком и западом

И Греция, и Украина расположены на границе западного и восточного миров, что обусловило как смешение в генофонде обоих этносов, так и акцептирование многих культур и традиций, а, значит, изначальную сложность и многослойность идентичности. Основой национального кода и греков, и украинцев является мультикультурное общество. Нам сейчас это важно понимать, чтобы не поддаваться на пропаганду моно-идентичности, которая ничего хорошего нам не сулит, поскольку чужеродна нашим истокам.

Популярные статьи сейчас

Жесткие графики отключений электроэнергии 20 июня: что нужно знать

В Украине выросли цены на гречку и подсолнечное масло: хлеб подешевел

Украинцам могут прекратить выплату пенсии: причины и как восстановить

Меркель скрыла информацию о планах Путина по газовому шантажу – СМИ

Показать еще

Греция долгое время была частью Османской империи, что не могло не отложить отпечаток на ее национальную идентичность. Влияние мусульманского мира чрезвычайно велико и в истории Украины. Возможно, именно исламский вектор сформировали в Украине, и в Греции феномен «горячей крови», склонности к внешней экспансии? Ведь украинская история – это далеко не только о роли Жертвы, как часто принято считать. Украинская история – также о завоеваниях, покорении других земель и народов, умении добиваться своего на мировой арене. Не забываем, что у древних греков была Спарта, а у украинцев – Запорожская Сечь. И все, прожитое и пережитое нашими предками, мы несем в своих генах и проявляем в решениях и действиях.

С другой стороны, в украинском языке есть выражение «моя хата з краю», а в украинской ментальности – склонность жить обособленно и закрыто, узким близкородственным кругом. Для украинской ментальности и государственности максимально аутентичным является распределенный, хуторский формат – в противовес централизованной иерархичности, характерной, например, для Западной Европы. И это прямая параллель с феноменом древнегреческих полисов. Города-государства были независимыми и автономными, но функционировали как единое государство. Похоже, что максимально распределенный формат государственного устройства и у нас, и у греков вшит в ментальность. Возможно, именно в этом – ключ к поразительной способности украинцев наиболее эффективно действовать в распределенном, низовом формате, в режиме самоорганизации?

Частный пример того, насколько в конкретном сообществе выражена низовая, семейственна общность – это ценность детей. В Греции и в Украине ценность детей также вшита в ментальность, а в Греции – еще и заметна на уровне не просто декларируемых, но и действующих государственных политик. Дети – не только высшая ценность, но и фокус внимания семьи и греческого государства.

Не добрые соседи и роль религии

Общими для Украины и Греции являются территориальные претензии со стороны мощного соседа – России и Турции соответственно. Наличие с 2014 года «серой зоны» в виде ОРДЛО можно сравнить с присутствием у греков македонского вопроса – поиска ответа относительно того, является ли бывшая часть Югославской Республики законным носителем названия Македония, либо это историческое имя принадлежит греческой исторической традиции и культуре, на чем и настаивает греческое государство.

Общей религией в Украине и в Греции является православие, и это крайне важно для понимания как национальной идентичности обоих стран, так и их позиции на мировой арене. В Греции православие закреплено в конституции страны как господствующая религия, и страна является единственным (!) православным государством, входящим в состав Европейского Союза. Если быть максимально точными, то речь идет о двух православных странах – Греции и Кипре. Последний в большой мере разделяет с Грецией все описанное в этой статье.

Именно православие не просто оказало огромное влияние на становление национальной идентичности и в Греции, и в Украине. Сам факт того, что древняя религия, причем в достаточно консервативной деноминации, продолжает играть большую роль в жизни европейского государства, само по себе является редким примером в XXI веке, когда большинство стран ЕС развиваются в выраженном секулярном векторе.

Хотя в Греции мы объективно видим куда более чистое, уцелевшее православие, в отличие, увы, от Украины, где оно стало разменной монетой политических игрищ. Но как бы там ни было, влияние православия на жизнь общества велико и там, и там.

А еще до 2007 года (вступление в Евросоюз Болгарии) греческий язык был единственным языком страны ЕС, использовавшим нелатинский алфавит.

Сложные отношения с Европой

Греция входит в состав Европейского союза с 1981 года. С одной стороны, она заслужила репутацию одной из самых «проблемных» стран ЕС. С другой стороны, во внутренней политике Греции достаточно много сопротивления европеизации – ряд европейских директив принимался в Греции ну с очень сомнительной поддержкой.

Один из ярких примеров – референдум 2015 года, на

Котором греки решали, следует ли правительству Греции принять меры, предложенные Евросоюзом, Международным валютным фондом и Европейским центральным банком для выхода из экономического кризиса. В результате 61,31%высказались против условий соглашения с европейскими кредиторами по греческой задолженности и выбрали ответ “нет” (снова «нет»!). Тем не менее, Греции пришлось пойти на даже более жесткие меры экономии, чем те, которые были отвергнуты населением в ходе голосования: повышение и уравнивание НДС, реформа пенсионной системы и повышение пенсионного возраста до 67 лет, сокращение субсидий, приватизация государственных активов и т.д. Неудивительно, что социологические опросы, проведенные в 2015г., показывают, что 65,5% греков боятся, что их интеграция в ЕС приведет к потере национальной идентичности, 50% считают, что они граждане Греции, а не Евросоюза, тогда как жители большинства стран Евросоюза(89%) считают себя гражданами ЕС.

Вообще, Грецию нередко называют аутсайдером в ЕС, однако в нашем понимании это пример страны, которой удается держать напор и противостоять размыванию национальной идентичности – древней и устойчивой, и не в последнюю очередь – благодаря всеобъемлющей роли религии в обществе.

История, которая, вероятно, была сфабрикована, но широко муссировалась, утверждает, что 17 февраля 1997 года «Turkish Daily News» сообщила, что Генри Киссинджер сказал: «Греческий народ анархичен и трудно укротим, поэтому мы должны глубоко проникнуть в их культурные корни. Возможно, тогда мы сможем заставить их подчиниться. Я имею в виду, конечно, нанести удар по их языку, их религии, их культурным и историческим резервам, чтобы мы смогли нейтрализовать их способность развиваться, идентифицировать себя или превалировать, тем самым устраняя их как препятствие для наших стратегически важных планов на Балканах, Средиземноморье и на Ближнем Востоке...». (Эту цитату приписывают Генри Киссинджеру, когда он обращался к группе бизнесменов из Вашингтона, округ Колумбия, в сентябре 1974 года. Это была частная встреча, закрытая для прессы, и приведенное выше мнение не было официальным заявлением. Впервые об этом сообщили (после того, как Киссинджер покинул свой пост) в газете Turkish Daily News, а затем воспроизвели несколько уважаемых СМИ как в Греции, так и в США. Когда Генри Киссинджера спросили об этом в 2009 году, он это отрицал – ред.)

Кстати, об интересах глобалистов… Общим знаменателем в любых экономических уравнениях Греции и Украины является наличие богатых природных ресурсов –но у нас это главным образом земля, а у греков – море. Здесь уместной будет отсылка к статье «Так кредиторы захватили природные ресурсы Греции и Кипра».

* * *

Текущее миграционное напряжение в Греции может стать завтрашним днем для послевоенной Украины. Против увеличения численности мусульман в стране за счет иммигрантов возражает исторически антиисламская составляющая национального сознания. Однако главную проблему Греции в миграционной сфере представляет не наличие легально зарегистрированных мигрантов, а тот факт, что страна стала своеобразным перевалочным пунктом на пути из Азии и Африки в ЕС.

Другая проблема – это мигранты, претендующие на рабочие места. Работодатели получают шанс найма со значительно меньшими издержками на фонд заработной платы – и это большая проблема для коренного греческого населения. Остается закрыть или сдавать свое жилье туристам – и переехать в Западную Европу, в Германию, которую греки выбирают для эмиграции все более активно.

* * *

Чтобы удерживать, сохранять и развивать идентичность, которая по определению является исключительно сложной и многослойной, нужно иметь волю и прилагать осознанные усилия. Возможно ли интегрироваться в мировое сообщество, сохраняя при этом национальную идентичность, выбирая не штампованные обезличенные лекала, а собственный вектор развития?

Очевидно, эти вопросы в равной мере актуальны для Украины и Греции.

В поисках ответа обратимся к типологии архетипов – сценарных моделей в идентичности как отдельного человека, так и любого сообщества – от предприятия до этноса. Архетип государства – основной элемент коллективного бессознательного, в котором зашифрованы универсальные образы, символы, мотивы. Кстати, термин «архетип» дословно с греческого языка переводится как «прообраз», иными словами – память предков, которая жива и активна в каждом из нас.

Без сомнения, развитие как Греции, так и Украины разворачивается во фреймворке архетипа «Бунтарь». Свидетельство тому – драматические повороты в биографии, готовность хвататься за саблю и драться до последнего в ситуации угрозы, способность ломать внешние сценарии и выходить за рамки навязываемых сценариев. Слабые стороны Бунтаря – дефицит стабильности и контроля, отсутствие управляемой, самоконтролируемой преемственности развития в мирные времена. Сила Бунтаря максимально раскрывается в момент экзистенциального кризиса и краха всех опор. А главная жизненная задача Бунтаря – научиться использовать свою мощную, в полной мере витальную энергию в мирных целях.

Мы с Грецией очень похожи. Но есть важное отличие. Государство Украина – это условный «младший подросток», в то время как государство Греция (не только греческая нация) – это седовласый старец. И, анализируя историю Греции с античных времен до теперешних дней, мы, возможно, сумеем – нет, не найти ответы, а лучше понять самих себя. Потому что лишь осознавая собственные глубины глубин, мы можем преодолеть предопределенное сегодня и найти решения – для нашего будущего.