Известен эффект почти одновременного прихода схожих идей разным, часто совершенно несвязанным между собой людям.

Это заставляет думать, что сама разумная среда, состоящая из отдельных мыслящих (и не очень) существ, способна генерировать запросы на новые идеи и, в случае своевременности появления идей (а они, естественно, могут появляться и раньше, и позже своего времени), способствовать их развитию и закреплению в общественном сознании и социальных практиках, даже если источники и пути продвижения одной и той же идеи будут разными.

Уверен, что идея народа (а не отдельной его части типа элиты или рабочего класса), как субъекта внутренней и внешней политики государства, может оказаться далеко не новой, но мне известен лишь еще один (кроме меня самого) автор, который за последнее десятилетие сформулировал вопрос именно таким образом.

Правда, поскольку народ-субъект для нас лишь оптимальный инструмент достижения более глобальных целей, а цели у нас различные, то и использование такого инструмента накладывает некоторые ограничения на свойства самого инструмента.

Так, моей целью является построение общества, максимально благоприятного для формирования из индивида полноценной личности, а у второго автора, Пинхаса Полонского, цель – это вывод иудаизма в разряд универсальных религий, чтобы он стал религией не одного, а всех народов.

Отсюда и различия в понимании субъектности народа – у меня идея ближе к идее прямой демократии, а у Полонского народ получает субъектность только в случае, если он становится в полном составе коллективным священнослужителем (все евреи становятся «левитами» для не евреев; сразу замечу, что тут и в некоторых местах далее я выхожу за рамки презентационного видео Полонского, основываясь на своих впечатлениях от более ранних контактов с ним, когда он еще приезжал в Киев, см. тут).

Однако масштабы переосмысления роли народа в обоих подходах близки, а потому эти идеи вполне можно сравнивать.

Вряд ли Полонкий может много позаимствовать из идеи субъектности народа Украины (см. об этом тут и тут), т.к. это изначально более глобальный проект, чем модернизация одной из религий.

С другой стороны, большая универсальность позволяет нашей идее быть более инклюзивной, а нам сделать для себя полезные выводы из идеи религиозной субъектности народа Израиля.

Начнем с изложения сути универсального религиозного сионизма, предложенного Пинхасом Полонским. Как многие общественные и, особенно, религиозные реформаторы до него, включая Сократа, Полонский вынужден искать и находить слова авторитетов и священных писаний, которые бы обосновывали (прикрывали) его собственные идеи.

И это абсолютно верная и оправданная тактика, но мы можем себе позволить отбросить все, что не относится к сути дела, и тогда основную идею можно будет коротко сформулировать следующим образом.

Чтобы выжить в чуждой окружающей среде еврейский народ и иудаизм долгое время пребывали в состоянии споры (ориентация на индивида и малую общину). Это привело к идеологическому сжатию иудаизма (спорный момент, а был ли он когда-либо ранее не религией одного народа?).

Частичная эмансипация евреев в западной Европе в 19 веке начала разрушать их общинный уклад, но давала евреям опыт организации и реализации больших проектов, что сделало возможным светский сионизм (построение национального еврейского государства). В то же время само образование государства Израиль вызвало частичное переосмысление мессианства.

Популярные статьи сейчас

Киевская зарплата-2024: украинцам представили средние показатели по разным сферам

Украинцев лишили надежды на справедливый перерасчет пенсий

Новые правила выезда за границу: достаточно ли иметь QR-код в приложении "Резерв+"

Жесткие графики отключений электроэнергии 20 июня: что нужно знать

Показать еще

Поскольку государство Израиль уже есть, а общепризнанного мессии (как должно было бы быть согласно религиозным догмам) еще нет, то появилась идея рассматривать мессию не как персоналию, а как процесс, что у Полонского фактически сводится к формированию из еврейского народа коллективного мессии и религиозного наставника для всего человечества (надо полагать, с десятиной за услуги и посредничество ;) ).

Для этого надо реформировать иудаизм, вводя в него универсальные ценности. Это возможно только путем последовательного увеличения масштаба решаемых задач и, соответственно, увеличения масштаба мышления.

После успешного построения светского государства (нынешний этап) наметился тупик, который может решить (по мнению Полонского) только возврат к религии, как управляющей обществом силы (религиозный сионизм).

По Полонскому только религия может удержать (национальную) государственность, например, продолжая закрепление новых территорий путем создания и поддержки еврейских поселений (как богоугодного дела, а у светской власти просто нет аргументов).

В направлении перехода Израиля на религиозные рельсы трудятся многие деятели, а сам Полонский лишь рядовой солдат этой армии (который, правда, имеет «наглость» (позитивный аспект худспа) выделять этот этап, как отдельный, и давать ему имя).

В классической иудейской традиции присутствуют лишь два этапа: создание национального государства и на его основе теократии. Полонский считает, что создание теократии не за горами и уже пора задуматься о том, куда двигаться дальше, т.к. только наличие нового этапа не делает предыдущий этап развития историческим тупиком.

Он считает, что следующим этапом развития иудаизма должно стать его превращение в общемировую универсалистскую религию, но без ущерба для ортодоксального и сионистского (национального) движений – это и есть предлагаемый ним универсальный религиозный сионизм.

Для историко-теологического обоснования своих идей он выделяет три этапа развития современного иудаизма, ища и, естественно, находя аналогии со временами Саула, который создал первое израильско-иудейское «светское» государство, временами Давида, который вернул Ковчег и объединил государство и религию, и временами Соломона, который построил Первый храм и якобы пытался сделать иудаизм универсальной религией.

Защитившись спинами «классиков» Полонский замахивается на объединение всех авраамических религий под крылом иудаизма и включение в сам иудаизм общечеловеческих ценностей: науки, которую уже включает в иудаизм концепция Адама властвующего.

Т.е. познающего ради властвования, что несколько спорно относительно науки, т.к. и в ней имеется составляющая познания ради познания; культуры (которая частично включается в иудаизм концепцией Адама познающего (познание ради чистого познания)); демократии (которая вообще не осмыслена, как религиозная ценность) и пр.

Еще в 2015-2016 гг., когда я впервые познакомился с идеями Полонского, включая его «Библейскую динамику», у меня возникло, на мой взгляд, более удачное название его концепции – Новый Ветхий Завет (но раввин, конечно, его себе позволить не может, что бы сам ни говорил о худспа).

Важно также отметить, что программа преобразования иудаизма продумывается на десятилетия (если не на столетия) вперед и предполагает поэтапные изменения – начиная с интеграции в него новых концепций, которые не вызывают особого сопротивления у ортодоксов и националистов.

Предполагается также параллельный вывод в дискуссионную плоскость спорных концепций и подготовка к обсуждению пока еще неприемлемых, но необходимых изменений. Это фактически алгоритм расширения рамок окна Овертона.

Что же может из этого почерпнуть для себя Украина? Во-первых, ценен сам подход, который предполагает наличие последовательности усложняющихся целей, без конечной точки маршрута развития. Это можно назвать многоуровневым стратегированием с выходом на универсальность (всеобщность).

Во-вторых, нужны смелость и «наглость» (худспа), чтобы рушить испокон вечные устои, но с формальным уважением к традициям. При этом надо, бережно относясь к своему, разумно отбирать и интегрировать лучшее из чужого опыта.

При этом, делая насколько это возможно быстро и полно универсальные ценности своими важно их переосмыслять, выходя из собственных целей, и уже переосмысленными снова предлагать их другим.

В-третьих, разумная среда уже сформировала запрос на идею народа-субъекта, и не только религиозного движения (мессия), но и чисто политического (что я последовательно пропагандирую на пару лет дольше, чем знаком с идеями Нового Ветхого Завета), и этот процесс уже не остановить, т.к. он оказался своевременен.

В-четвертых, если можно ставить задачу универсализации иудаизма, то вполне может быть поставлена и задача построения универсального общества, способствующего развитию в человеке полноценной личности (осознающей неразрывную взаимосвязь своей индивидуальности и коллективности, а также имеющей смелость и дерзость выходить за границы познанного и проявлять признаки творца).

В-пятых, из самой концепции Нового Ветхого Завета следует, что она изначально не может быть в значительной степени сделана универсальной, т.к. предлагает всем признать избранность еврейского народа и его доминирующую роль, как единственного носителя знаний, позволяющих другим организовать правильное взаимодействие с Богом.

Украина может предложить миру более универсальную идею, основанную не на религиозных догмах многотысячелетней давности (ниже будет предложена идея и новой «религии», способной объединить не только авраамические культы), а на новых принципах жизни в быстро изменяющемся современном мире, на которую способна именно полноценная личность.

Для этого, правда, потребуется переосмысление самого понятия украинец. Это слово должно стать обозначением человека, который выбирает для себя находиться у края (фронта) познания и стремится заходить за него.

В моем понимании личность – это не продвинутый индивид, а состояние разумного существа, когда в его деятельности проявляется творческое начало и совершается выход за рамки ведомого, т.е. буквально происходит сотворение ним чего-то доселе не существовавшего (в терминах FFF – это выход в область иного и даже в ничто).

В таком акте творения разумное существо проявляет свое подобие Творцу и только во время такого акта является полноценной личностью, наследуя затем этот «титул», как президент, ушедший со своего поста, титулуется и дальше президентом (только число переизбраний неограниченное).

Также почетный титул «личность» может носить разумное существо, находящееся в поиске выхода в неизведанное (это вероятностный процесс и не всем везет, например, не все именуемые учеными оказываются нобелевскими лауреатами, но и последние, играя с детьми или подстригая газон, часто выходят из состояния ученого).

При этом ничто не мешает разворачивать этот концепт на базе украинского общества с его культурными традициями. Однако следует понимать, что при этом украинцы должны быть открытыми к обогащению всем новым, что появляется в мире.

Также необходимо создание, развитие и освоение практик опознавания и жесткого пресечения (предел толерантности) любых попыток вывести в общественный дискурс идеи доминации одного человека над другим, обусловленной разделением людей на «свой-чужой» по какому-либо групповому признаку (раса, национальность, религия, класс, гендер, возраст и пр.), оставляя место лишь индивидуальным различиям, т.е. открывая на общих основаниях (конкурентно) бОльшие возможности более развитым и дееспособным личностям.

Мы можем предложить миру Новый Новый Завет, который позволит распространить через придание субъектности народам принцип «возлюби ближнего своего, как самого себя» на отношения между большими социальными образованиями, начав процесс перевода ресурсно-обусловленного доминационного диалога между группами приматов на язык мыслящих существ, способных договариваться ради общей цели (познания).

Тогда мы сможем стать тем местом во времени и пространстве (в том числе смыслов), где будут созданы оптимальные условия как для тех, кто признает познание всеобщей ценностью, но сам не стремится расширять горизонты разума, так и для тех, кто готов это делать и даже стать частью, например, технологической сингулярности, а может и самосборки Бога.

Тут речь уже зашла фактически о новой религии, поэтому стоит сразу отметить, что большинству людей всегда будут нужны авторитеты и вера, чтобы вписаться в любой социальный процесс, включая даже тот, что создает оптимальные условия для развития личности.

Личностями, даже в пределе, не могут стать абсолютно все индивиды, иначе исчезает сама среда, в которой они зарождаются и функционируют – это сложный коллективный процесс, в котором у каждого есть своя почетная роль, свои обязанности и возможности.

Заметим, что в таком обществе должны сосуществовать как самые «у-крайные» социальные ниши с максимально быстрым и непрерывно ускоряющимся временем, так и более простые и комфортные социальные ниши с относительно медленным повседневным бытом (как в малых городах, селах, хуторах), в которых уставшие отодвигать край непознанного люди смогут отдохнуть или уйти от дел, а также, откуда будут появляться новые (и отдохнувшие старые) первопроходцы.

При этом пространственной привязки таких ниш вообще может и не быть (виртуальность), естественным исключением будут только места концентрации тех или иных материальных и энергетических ресурсов (крупные производственные и научные центры).

Суть новой «религии» (Нового Нового Завета), способной примирить атеистов и верующих различных конфессий, не в том, чтобы навязать всем одного Бога или без(много)божие, а сформировать общую для всех идею, способную примирить людей различных религиозных взглядов.

Чтобы они получили возможность кооперации ради этой идеи, а не только противостояния, основанного на непрерывной актуализации заинтересованными в недопущении субъектности народов элитами противоречий, делящих людей на своих и чужих.

Как можно обосновать различным группам верующих/неверующих, что такой идеей может быть именно процесс познания?

Начнем с того, что познание возможно лишь в разумной среде (люди, их группы, ИИ и пр.), а поскольку Бог по определению всеведущ и всемогущ, то накопление, сохранение и использование знаний – это путь приближения к Богу, как к состоянию всеведения и всемогущества.

Далее, в зависимости от вкуса, можно считать, например, что Бог в настоящий момент во Вселенной отсутствует (версия для условных атеистов), но в последний миг своего предыдущего существования (в момент Большого взрыва) Он успел заложить в нашу Вселенную такие правила, по которым могла бы в ней зародиться разумная жизнь (какая разница как вводить антропный принцип?), способная собрать все знания и тем воссоздать распавшегося в начале времен на части Бога (Вселенная – это и есть Бог, как утратившая стабильность сингулярность).

И такой Бог не обязательно должен быть единым и персонифицированным, как в авраамических религиях, это может быть и абстрактное пространство всех идей. Чем больше накапливается в нем идей, тем мы ближе к состоянию божественной (а по ходу дела и технологической) сингулярности.

И в этом плане отдельный человек, как набор идей, носителем которых он является, действительно, оказывается образом и подобием Бога.

Чем большее число идей, особенно новых и нашедших отклик в других людях (т.е. сохраняющихся), оказывается связано с данным человеком, тем он ближе к божественному состоянию. И чем плотнее и весомее для других «клубок» таких идей, тем дольше он существует во времени даже после распада физической оболочки его носителя.

Примером такого рода бессмертия души (набора идей) является тот же Сократ, с которым благодаря Платону и письменности можно и сегодня вести диалоги.

С другой стороны важно понимать, что чем ближе мы приближаемся к состоянию всезнания и всемогущества, тем меньше взаимодействие такого «волнового пакета» с физическим миром (Бог не просто ускользает от понимания, он в принципе не может ради сохранения собственной целостности взаимодействовать ни с физическим миром, ни даже с самим собой (самосознание Бога оказывается под вопросом), иначе произойдет новый Большой взрыв.

Для верующих авраамических религий возможен другой подход, основанный не на самосборке Бога с помощью разумной жизни, а на его присутствии и незыблемости, но соучастии человека в сотворении Мира вместе с Богом, для чего также необходимо непрерывное познание (Адам познающий).

Выход на кармические религии может быть осуществлен следующим образом.

«Волновые пакеты» («клубки» идей) или души великих людей уникальны и их повторение в будущих поколениях практически невозможно, т.е. они выпадают из колеса сансары (но могут долго сохраняться в коллективной памяти), а души с более простой организацией могут с небольшими отклонениями повторяться и в этом смысле перерождаться пока не усложнятся до состояния уникальности (тогда карма – это лишь некий ментальный паттерн, подстраивающий под себя поведение типичного (неуникального) человека).

Главное в новой религии – это создание условий, когда универсальной ценностью для всех разумных существ оказывается сам процесс познания, для которого важны и создающие необходимую разумную среду типичные люди, и развивающиеся в такой среде уникумы, и любые иные мыслящие субстанции.

(Тот же ИИ, кстати, который может пригодиться не только для быстрого перевода речи с одного языка на другой, но и для перевода смысловых посылов между различными понятийными системами отдельных людей и их групп).

Такая «религия», на мой взгляд, способна задать новые ценностные ориентиры всему разумному (познающему и творящему) во Вселенной (и терпимому к безопасным попыткам познания других).

В конце хочу выразить признательность Пинхасу Полонскому за его смелость и упорство. Мне, например, очень помогает осознание того, что предлагаемые «утопии» не только их авторам представляются реально реализуемыми.

Тем, кто сомневается в реализуемости Нового Нового Завета, предлагаю подумать о том, как изменяется сама социальная среда, когда простого человека, например, вооружить (через всеобщую воинскую повинность)?

Как знание о наличии оружия (в т.ч. скрытого) у любого встречного изменит поведение каждого конкретного индивида?

Если вы придете к выводу, что это повысит его уважение к другим и в целом сделает его более ответственным, а других (включая даже нынешнюю прогнившую до основания власть) побудит уважать данного гражданина, то вы сами смоделируете один из первых и необходимых для реализации идей Нового Нового Завета коллективных эффектов – увеличение чувства собственного достоинства гражданина и его ответственности за себя и окружающих.

После этого шага станет возможным следующий – вхождение гражданина в структуры правопорядка и судебную систему (выборные шерифы и судьи, отряды милиции из граждан и суды присяжных).

Невозможность игнорировать волю вооруженного народа, да еще и являющегося основой силового аппарата государства, будет создавать условия для пересмотра законодательной базы и изменения роли парламентариев и прочих «слуг народа»: они должны стать просто клерками, нанятыми (и легко увольняемыми) для юридического оформления и лоббирования воли нанимателей, т.е. граждан, непосредственно участвующих в решении общегосударственных и местных вопросов.

Это вызовет к жизни еще ряд коллективных эффектов – взросление гражданина (отказ от инфантильного делегирования своих природных прав и обязанностей третьим лицам) и повышение доверия к государству.

Эти эффекты создадут условия для увеличения экономического веса гражданина (неприкосновенность частной собственности, но не на общие имеющиеся и потенциальные ресурсы, а также самые прозрачные, простые и выгодные условия для ведения наукоемкого бизнеса).

Это, в свою очередь, позволит запустить процесс научно-технического развития общества, т.к. научное знание и люди его производящие, распространяющие и внедряющие станут востребованными в экономике и военной сфере.

Каждый из уже описанных и последующих шагов будет немного изменять отношения между людьми, создавая условия для следующего шага (естественно, если условия подходящие, то их реализация может быть и параллельной), а также будет требовать осознания происходящих перемен, культурного закрепления удачных практик и планирования новых шагов на пути универсализации познающего социума, что придаст импульс развития гуманитарной сфере.

Все это в целом будет формировать такую систему отношений между людьми и между ними и их общим делом (республикой), за которую у каждого ответственного гражданина будет стимул сражаться и частью которой будет хотеться стать не только живущим сейчас в Украине людям, нынешним беженцам и более ранним иммигрантам, но и гражданам других стран, которые будут готовы полностью принять идеи недоминации на индивидуальном и коллективном уровнях, заложенные в Новом Новом Завете.

Народ-субъект – это сила, преобразующая не только саму себя (т.е. внутренние правила общежития или общественный договор), но и выводящая на более высокий уровень международные отношения, т.к. даже сильнейшим геополитическим игрокам сложно оспаривать политическую волю целого народа, а воевать с ним экономически накладно.

При этом обеспечивается максимальная независимость действий такого субъекта и внутри страны, и на международной арене.

Немаловажно, что для реализации такой идеи требуется минимум временных, организационных и материальных затрат в сравнении с любым иным вариантом.

Главная же задача сегодняшнего дня (особенно во время активной фазы войны) – это осознать общее направление движения к успеху, сделать первый шаг и не останавливаться.