Провальная политика прошлого провалилась!

Мы должны заставить её работать снова!»

Инопланетянин Кодо,

притворяющийся кандидатом в президенты США

ТВ сериал «Симпсоны»

Люди и общества мыслят и живут нарративами. Ну так мы устроены, что нам необходимо иметь некую последовательность событий, явлений и образов, которые соответствуют нашим представлениям о мире и себе.

За редким исключением специалистов, которые основываются на известных им и подтвержденных разнообразными источниками фактах и документах, и которые не стыдятся признать, что они чего-то могут и не знать. Посему действуют, исходя из своих знаний, пытаясь узнать то, что им ещё неизвестно.

Нарратив же знает всё и меняться или, боже упаси, что-то новое узнавать, ему не требуется. Поэтому сознание, которое и погоняется этим самым нарративом, меняется неохотно, и то, как правило, вследствии каких-то эпохальных событий, когда всё приходит в движение и весь уклад жизни меняется. В лучшую или худшую сторону — зависит от обстоятельств и точки зрения, но главное тут то, что люди и страны входят в события в одном виде, а выходят из них совершенно преобразившимися.

Например, Французская революция и Наполеоновские войны кардинально изменили лицо и мышление континентальной Европы, где люди стали осознавать себя не подданными монарха, а гражданами единой нации. Не случайно же сам Наполеон считал, что его наследие составляют не 60 блестящих побед на полях сражений, а Наполеоновский кодекс, установивший общее гражданское право, на основе которого развились практически все западные системы гражданского права.

Кроме Британии. На Британию революция и Бонапарт повлияли слабо, что можно заметить в её карикатурах того времени, где и создавался образ пузатого злобного коротышки, в отличие от европейского образа молодого гения войны при Маренго и Аустерлице на вздыбившемся коне. Англия уже поимела свою революцию и гражданскую войну за полтора столетия до Наполеона и сознание британцев уже и так было впереди планеты всей.

А вот на Российскую империю европейские события конца 18 — начала 19 века очень повлияли, но негативно. Если правление Александра I было отмечено пусть и вялыми, но попытками хоть что-то сделать в смысле прогресса, хотя бы в Финляндии, то при Николае первой версии гайки последовательно закручивали аж до Крымской войны. Бо испугались перемен. В результате необходимые реформы в России задержались лет так на 60-70 и начались только к концу 19 века, так толком не успев создать современное гражданское общество.

Или Первая мировая война. Которая тоже кардинально поменяла сознание и нарративы. Из La Belle Époque (Прекрасной Эпохи), с её верой в научный и социальный прогресс, с её искусством и новоявленной массовой культурой, с её анархическим капитализмом и слабым вмешательством государства в экономику и финансы, люди вдруг упали в грязь траншей и выползли оттуда в мир государственного контроля и национальной нетерпимости, классовой войны, инфляции и последовавшей Депрессии.

Война — это повод для государства и правительства оправдать своё существование. Особенно, если другие свои функции, типа справедливой социальной политики и поддержания внутреннего спокойствия, они выполняют плохо. Мы видим, как оказавшись вынужденными логикой военного времени прямо вмешиваться в экономику, правительства повсюду вошли во вкус и уже никогда больше из экономики и финансов не вылезали. Разница были лишь только в какой степени они их контролировали.

Популярные статьи сейчас

Мошенники "охотятся" за деньгами украинцев: под прицелом пенсионеры, многодетные и переселенцы

Правительство поддержало назначение новых руководителей трех областей

Воинский учет: какие документы будут проверять при приеме на работу

YASNO и lifecell запустили услугу информирования об отключениях света

Показать еще

Немецкие социалисты Веймарской республики переплюнули всех и напечатали много-много денег. Всем известна это печальная история. При этом немецкий нарратив винил в гиперинфляции дойчмарки Версальский договор и репарации, а не печатный станок. Особых репараций, кстати, Германия так и не выплатила никому. Но нарратив жертвы там утвердился и очень помог одному художнику прийти к власти.

Мнение французского адмирала де Пана о роялистах, высказанное в 1796 год, оказалось более чем точной характеристикой реставрированных в 1814 Бурбонах - «Они ничего не забыли и ничему не научились». Они продолжали жить нарративом прошлой славы и прошлых обид, не сделав из него никаких выводов.

Я применил эту фразу к украинцам по прошествии года со времени Революции достоинства. Они получили исторический шанс совершить качественный скачёк и выйти из события новой общностью с новыми установками и сознанием.

Но этого не произошло. Видимо из-за того, что, добившись успеха, людям свойственно приписывать его к правильности их избранного нарратива, а не удаче или совершенной бездарности оппонентов. Если мы победили, то, вероятно, мы избраны самой судьбой и, следовательно, не требуем самоанализа и трансформации.

Как заметил американской комик Билл Маар, если футболист (американского футбола) заносит мяч в зону, он радостно благодарит самого Господа за личную помощь, но если он мяч уронит, то почему-то не орет в небеса «грёбанный ты Христос, я ж мяч в руках уже держал, что ж ты так облажался-то?»

В общем, революции особой не получилось. Ну, нигде и не написано, что она всегда и везде должна получаться. Даже такое экзистенциальное событие, как война, развязанная Путиным против Украины, не обязательно ведёт к изменению сознания и общественного нарратива. Наоборот, действия российского правительства и армии скорее подтверждают украинский националистический нарратив о вечной московской имперской агрессии против Украины, о воинах добра против диких орд орков.

Недавно спросил знакомую, у которой такой разделение нашего добра и их зла очень выражено, а возможно ли, что и наши совершают какие-то преступления? «Нет! - возмущенно ответила она, - наши преступлений совершать не могут!» Тогда это первая и единственная массовая армия в мире, представители которой не совершают никаких противоправных действий. И было бы здорово, если это так! Но вряд ли.

Нарратив — это искусственное логическое построение, позволяющее при желании преувеличивать свои возможности и преуменьшать вклад других. Решения украинского военного командования в сочетании со стойкостью украинских солдат и консолидацией общества несомненно играют решающую роль в ещё не выигранной пока войне, но только в сочетании с военной и финансовой помощью западных партнёров, а так же с неожиданными серьёзными тактическими и стратегическими промахами российского военного и политического руководства.

Жизнь — это сочетание огромного количества учитываемых и неучитываемых факторов, которых не заменить простым нарративом о противостоянии добра и зла. Он, наверняка, поддерживает дух в тяжёлых условиях войны, но вот практической политики на будущее из него не выстроишь.

Мне больше попадаются на глаза дискуссии о том, как нам разчленить и денуклеаризировать Россию, чем как и зачем изменить Украину. Нет, люди, конечно, предлагают планы и даже их как-то внятно обосновывают, но всё равно трудно понять кто, как и почему это будет проводит в жизнь. И как это будет воспринято гражданами.

Военная и послевоенная социально-экономическая политика может определить ход истории страны. Мы слышим, что вот, мол, люди, прошедшие войну, кровь, пот и слёзы, вернутся изменившимися и станут катализаторами и гарантами изменений. Вполне возможно. Только каких изменений? После Первой мировой именно ветераны стали основой фашистских, нацистских, да и коммунистических движений. И при наличии слабого правительства без внятной социально-экономической программы у них появится искушение заменить его на волевого лидера, способного железной рукой загнать всех к счастью.

Некоторые мои друзья предпочли бы некое грамотное внешнее правление на какой-то срок, настолько они не верят в возможность реальных перемен даже сейчас. Но это было бы слишком легко и просто, и почти нигде никогда не работало. Каждому приходится нести свой крест самому.

С 2014 года отличительной чертой моей публицистики был оптимизм в отношении перспектив Украины. Но в этом году у меня его значительно поубавилось. Война на выживание меняет общество, и не всегда в лучшую сторону. Она поднимает градус нетерпимости и укрепляет роль государства во всех сферах жизни. Она подпитывает нарратив прошлых обид и позволяет на них не учится.

Я хочу и верю, что Украина при поддержке демократий одолеет путинскую, а теперь, похоже, и пригожинскую Россию. Но это всего лишь один, я бы сказал первый шаг на пути создания новой динамичной развитой экономически и прогрессивной социально Украины.

Это не конец пути, а только начало, и наш нарратив, если уж мы не можем без него, обязан смотреть в будущее.

Счастливого вам Нового года и хороших нарративов!