Как бы мы не ненавидели Россию, следует признать, что на протяжении последних 4 веков, а то и более она ухитряется сохранять свою государственность. Минуя чудовищные кризисы, реки крови, этнические чистки и эксперименты над человечностью, одни элиты сменяются другими, а Россия остается. Мы наверняка не сможем достоверно раскрыть секрет живучести России, довольно лишь наблюдать, что рецепт ее долголетия строится на готовности тушить любой пожар бессчетно человеческими жизнями и природными ресурсами. Азиатская держава, где источником власти всегда является власть, а не человек, страна вертикальная, как швабра и примитивная, как валенок, выработала свою людоедскую, но эффективную систему выживания, проверенную веками.

Наша критика, рационализация, бесконечные попытки диалога и анализ российского феномена нисколько не приближают нас к тому, чтобы расканибалить или очеловечить ее. Тонкому и умному Тютчеву хватило одного четверостишия, чтобы выразил уникальность этой страны:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать –

В Россию можно только верить.

В итоге – 160 миллионов “узких”, которые верят в Россию. 42 миллиона украинцев, которые люто в нее не верят. И 7.5 миллиардов человек, которые не могут поверить, что “особенная стать” в 21 веке топит за 3 мировую войну, потрясая ядерной клюкой. Зачем?

Какая болезнь заставляет Россию поступать таким образом?

Возможно, причина в том, что Россия – это уникальный пример Failed Empire. Именно нереализованное желание власти сделать Россию империей, прокачанное неограниченными средствами пропаганды вкупе с неспособностью по причине недоразвитости и примитивности, толкает их вечно доказывать себе и миру, что Россия огого.

Однако Failed Empire отличается от настоящей Империи тем, что последняя способна контролировать свои заморские или хотя бы ближайшие территории. Россия же способна закреплять на своих землях только одну форму устройства – ранний феодализм, успешно жонглируя своим неограниченным ресурсом: людьми и природными ресурсами. Такая примитивная модель управления разбивается о любую ближайшую к России систему, будь то европейская, японская или китайская, что в свою очередь заставляет Россию очередной раз падать головой в навоз собственной отсталости, рассказывая всем внутри и снаружи, что их в очередной раз окружили враждебные нато-саксы. Однако воля российского кадавра к жизни позволяет ему вновь напитавшись кровью и нефтью подниматься и продолжать задалбывать всех и вся.

Пытаясь измерить Россию аршином здорового человека, а не курильщика соломы с навозом, нам кажется, что шансом остановить этот вечный хаос является смена власти. Ведь в тоталитарной империи, вертикальная власть строится вокруг великого хана, и, вроде бы, его гибель должна неизбежно привести к крушению всей вертикали и смене курса. “Скорее бы сдох Путин” – как мантру повторяет весь мир, однако это безусловно важное и богоугодное условие вряд ли приведет к изменению самой России.

Дело в том, что мы все время забываем или хотим убедить себя в том, что в России будет все, как в Средиземье: с гибелью Саурона разбегутся все орки и гоблины. Увы...

Российская система отличается своей примитивностью и предсказуемостью: у них нет скрытой повестки: это чистое, лубочное зло. Власть в России (за исключением краткосрочных революционных виражей, когда она просто валяется под ногами) всегда наследует тот, кого вскормила и поддержала прошлая власть, и этот человек продолжает с небольшими изменениями общую политику партии. Так на смену харизматичному Ленину пришел бюрократичный Сталин. На смену Сталину пришел номенклатурный Хрущев. Его заменил “комсомолец” Брежнев... Открывшему форточку свободы Горбачеву наследовал вестник свободы Ельцин, который, устав от свободы, передал весла системному и бюрократичному ВВ. Но все эти смены караула не меняли сути России и ее политики: завоевательные войны, обесценивание человеческой жизни, репрессии, убийства и террор. Пусть даже с непродолжительными глотками воздуха, которые опять же захлебывались в крови.

Популярные статьи сейчас

Китай охватили протесты против ковидных ограничений

В сети АЗС ОККО объяснили, когда могут отказать в оплате картой при работающем терминале

Украинцам показали свежий курс доллара и евро в банках и на "черном рынке"

ПриватБанк объяснил, почему "обнуляет" счета вместо погашения "Оплаты частями"

Показать еще

Чтобы ответить себе и всему миру на вопрос: кто будет после Путина, достаточно посмотреть на тех, кого он вскормил, выбирая среди прихлебателей-наследников тех, кто способен дать новой имперской власти очередной толчок развития. Россия сегодня – бюрократическая, силовая держава, которая буксует из-за того, что бюрократия затирает таланты. Чтобы оставаться империей, России нужны победы или видимости побед, которые, в государстве закомплексованном и “застегнутом” может дать только новый харизматичный лидер: талант, харизмат, двигатель. Кто из окружения и верных кунаков Путина обладает такой харизмой? Невооруженным взглядом видно, что в данном контексте выглядят максимально ярко и заметно Кадыров и Пригожин. Никто из них не идеален. Главный недостаток Кадырова в том, что он – нерусь, а Пригожин – бывший зэк. Идеально смотрелся бы русский несудимый Кадырожин или Пригодыров, но такого человека у Кремля нет. Поэтому, выбирать будут из того, что есть. И главная интрига будет разворачиваться вокруг соперничества этих двух кандидатов.

Нам не приходится ждать чуда и очищения России. Новый царь будет не лучше, а то и хуже старого. Поэтому единственное, что может помочь России спасти от себя мир – это революция: кровавая, дурная, взаимоуничтожающая и, увы, маловероятная. Которой, мы, как истинно верующие в чудеса люди, России искренне желаем: пусть она сгинет вместе со своими царями и подданными. Это будет хорошо для всех и даже для глобуса. В конце концов именно так сказано в Библии!

Александр Смирнов, партнёр и совладелец Tabasco