«Оставьте их: они — слепые вожди слепых;

а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму»

Евангелие от Матфея, гл. 15, ст. 14

За последние несколько недель ряд очень достойных аналитиков, философов и футурологов (Павел Щелин, Виталий Кулик, Сергей Дацюк) в своих материалах скрупулёзно и детально разбирали тот, без преувеличения, спусковой крючок, которым стала для устоявшегося миропорядка война в Украине. Глубинные причины, текущее состояние и дальнейшие риски уже описаны ими достаточно ясно и убедительно. Все сходятся в мысли, что мир поменялся навсегда и входит в зону турбулентности, выход из которой в рамках действующих правил – невозможен. Некоторые из них пытаются очертить силуэты основ, которые могли бы предложить альтернативу существующей системе, очевидно находящейся в руинах. Вместе с тем, совершенно непонятно как именно из существующей (или предполагаемой в недалеком будущем) позиции, мир придет к принципиально новой модели сосуществования и к какой именно.

Не претендуя на оригинальность хотелось бы все же предпринять попытку зафиксировать существующее положение, очертить перечень вопросов, на которые необходимо ответить для определения контуров будущего мироустройства и попытаться обозначить основные вызовы. Без ответа на все эти вопросы – будет сложно даже наметить путь как мы должны к этому будущему прийти.

Существующее статус-кво:

  1. В современном мире существуют государства, основой которых является отрицание возможности существования других государств, наций или любого иного, что отличает мировоззрение одних народов от других (вера, язык, государственное устройство, список можно продолжать). Эта ситуация далеко не нова, но если раньше она вызывала отголоски памяти Холокоста, доведшую это мировоззрение до человеконенавистнической мясорубки, и вызывавшая ценностное противление цивилизованного мира, то сейчас цивилизованный мир слишком болен толерантностью, чтобы назвать вещи своими именами. Назвать геноцид – геноцидом, а нацизм – нацизмом.
  2. Если эти государства имеют достаточный ресурс (а в принципе – даже очень небольшое и относительно небогатое государство может себе это позволить – доказано Северной Кореей) чтобы осуществлять попытки физически уничтожать население (тех стран), которых они не считают людьми в полном их понимании – они будут это делать всеми доступными способами, включая угрозы ядерным оружием. Имея в своём арсенале современные средства коммуникаций и возможностью информационной изоляции собственных граждан – элиты таких государств могут довести сознание своего населения до такого предела, при котором происходит полное расчеловечивание оппонента. Масс-медиа ложью и манипуляциями делают оппонента не-человеком, создают несуществующую реальность, истерию придуманных угроз, якобы угрожающих самому существованию народа государства – агрессора. Соответственно – любая нечеловеческая жестокость относительно оппонента – оправдана. Можно бомбить больницы, жилые кварталы, расстреливать и насиловать – враги – это не люди. Население таких стран не будет считать ценностью человеческую жизнь своего оппонента – ни, как оказалось, свою жизнь тоже. «Мы, как мученики, попадем в рай, а они просто сдохнут» - это об этом.
  3. В мире нет больше сил, способных противостоять таким действиям на основе разделяемых ценностей (гуманизма), а не рациональности. Иными словами – цивилизованный мир общечеловеческие ценности утратил. Их нет. Нет понятия справедливости, нет ценности любой человеческой жизни вообще, в мире, а есть только ценность жизни своих соотечественников. Не более. Отсюда нарратив нынешних западных лидеров – наше участие в конфликте не отвечает интересам французского (немецкого, венгерского, далее вставить нужное) – народов. Элитами руководят исключительно экономические интересы граждан их стран и собственная возможность оставаться элитами и в дальнейшем (быть переизбранными). Ничего общего с ценностями свободы, ценности человеческой жизни, прав человека вообще, в мире, - этот подход не имеет. Поэтому действия, наказывающие виновную сторону за ужас Бучи (равно Идлиба или Сребренницы) – будут предприняты элитами западного мира только до той степени, пока это не нарушает спокойствие и благосостояние населения западного мира. Западный мир не готов жертвовать ростом сумм платежек за газ и тепло ради прекращения убийства взрослых и детей в малоизвестной и далекой стране. Элиты готовы говорить, высказывать озабоченность и возмущение, но делать ничего не будут. Этим самым они говорят буквально следующее – мы готовы отстаивать моральные ценности и ориентиры, основанные на гуманизме, только в отношении граждан своей страны. Для других стран – только до предела, который не затронет благосостояние наших соотечественников.
  4. Исполнение любых международных обязательств (мирные, союзнические договора, меморандумы) осуществляется сторонами только тогда, когда это в конкретной точке времени отвечает интересам такой стороны. Иными словами – абстрактная балтийская страна в случае проведения на ее территории «спецоперации» полоумного соседа-государства может столкнуться с тем, что на призыв исполнить обязательства статьи 5 Североатлантического договора – страны участницы могут сказать, что «спецоперация» - это же не вооруженное нападение, а может быть это вообще внутренний конфликт. Если в этот момент времени страны участницы не захотят участвовать в конфликте с агрессором – то обязательства по защите могут быть не исполнены. Агрессор, наплевав на правила ведения войны, международные обязательства – может ровнять с землей города, травить людей химическим оружием, поощрять расстрел, грабежи и насилие собственной армией. Возможно, ответственность и государство – агрессор и военные преступники понесут потом, возможно – нет. В зависимости от расклада интересов стран мировых лидеров и страны – агрессора.
  5. В мире не существует ни правовых, ни силовых механизмов, позволяющих немедленно остановить государство – агрессора и тем самым остановить гибель мирных жителей. Международные структуры неэффективны, бюрократизированы, пронизаны плюрализмом мнений, требуют прохождения определённых процедур прежде чем назвать геноцид – геноцидом, войну – войной, а военные преступления – военными преступлениями. То, что до выполнения этих процедур люди продолжают гибнуть – никого не интересует. После выполнения процедур – виновные могут и не быть наказаны – у мира нет рычагов привлечь к ответу виновных.

Эта картина не изменится после войны в Украине как бы она не закончилась. Это данность, которою человечество должно бескомпромиссно осознать. Данность, продемонстрированная РФ со всей жестокостью в Украине и говорящая – есть общества где нет морали, нет общечеловеческих ценностей, они могут назначить вас своими врагами и будут уничтожать вас на вашей земле всеми доступными способами.

Отсюда вопросы к будущему миропорядку:

  1. Признаем ли мы реально инаковость других индивидов и обществ? Например, признаем ли право государств навязывать человеконенавистнические взгляды собственному населению или иметь государственный устрой, не ставящий реально человеческую жизнь как высшую ценность в организации своего общества. Если ответ да – то как мы сосуществуем с такими обществами? А если нет – что мы с ними делаем?
  2. Какой эффективный механизм остановить такие общества, если они предпринимают шаги к уничтожению других обществ, которые они считают угрозой собственному существованию? Как именно должно мировое общество остановить попытку уничтожения одним обществом другого? Кто будет принимать такие решения и не превратиться ли этот кто-то в будущем в бюрократическую машину не способную реагировать быстро на такие вызовы или манипулировать властью с целью наказания неугодных? А если мировое общество не в состоянии это обеспечить – должно ли каждое общество обладать оружием (на данном технологическом уровне – ядерным), которое будет способно нанести сокрушительный урон обществу – агрессору? И не превратится ли тогда мир в пороховую бочку с сотнями горящих спичек возле нее?
  3. Какой вообще общий ценностный знаменатель для нынешней человеческой цивилизации? Ценность человеческой жизни, в том числе своей? Как показали террористы – смертники – нет. Как уже было сказано – у нас появилось даже общество – смертник, взгляды лидера которого разделяет подавляющее большинство населения. А если общего ценностного знаменателя нет – тогда как общества будут сосуществовать друг с другом? Если для одних ценностью является человеческая жизнь и свобода, для другого – нынешний уровень благосостояния, а для третьего – гордость за воевавших дедов – что их в итоге объединяет, если в случае угрозы ценностям третьи уничтожат первых с молчаливого согласия вторых?
  4. Может ли вообще существовать механизм, основанный на общих ценностях, готовый ценой усилий и жертв отстаивать право членов своих обществ на существование и способ жизни? Или такого механизма не существует, и он будет существовать до момента утери ценностей и рационализации интересов – как это уже произошло с нынешним обществом?

Многие футурологи так или иначе приходят к мысли о необходимости существенного усиления и такого повышения эффективности наднациональных органов, при котором человеконенавистнические режимы должны быть немедленно наказаны, а их преступные действия на территориях других обществ – прекращены силами международных структур, в том числе и военным путем. Это закономерная мысль, однако она не отвечает на краеугольный вопрос общего ценностного знаменателя, инаковости других и способах гарантирования мирного сосуществования. Мир во всем мире больше не является универсальной ценностью. Скорее за мир, как мы его понимаем, везде где можем дотянуться.

Даже если предположить, что общий знаменатель таки найден - значительными преградами на этом пути являются:

Жесткое сопротивление нынешних национальных элит. Действующая структура миропорядка очень их устраивает. И с чего бы, собственно, этим элитам добровольно отдавать часть своей власти и ресурсов наднациональным органам? Чтобы возможно в будущем стать объектами их действия? Уверен, что им это невыгодно и неинтересно.

Уровень развития медиа, который легко позволяет манипулировать фактами, формировать действительность и общественное мнение так, чтобы большинство населения как зашоренные лошади скакали туда, куда их ведет возница. С одной стороны, практически любой житель планеты обладает доступом к огромному количеству информации, оценок и мнений. Однако это же и играет с ним злую шутку, поскольку объем информации, которым оперирует современный человек настолько огромен, что он просто не в состоянии к ней настолько критично отнестись, чтобы сформировать собственное мнение. Отсюда тяга к опасному упрощению оценки бытия, к снижению порога восприимчивости к происходящему, к усталости от профессиональных политиков и одновременно к избранию их же, руководствуясь иллюзией их компетентности.

Постоянная конкуренция и жесткая борьба за ресурсы. Как материальные, так и человеческие ресурсы являются объектом постоянной борьбы национальных элит и международных корпораций. Никто просто так отвоеванные позиции не отдаст. Поэтому рассчитывать на то, что Бразилия, например переведет бассейн реки Амазонки, имеющий решающее значения для мирового климата, под наднациональный контроль – не стоит.

Популярные статьи сейчас

Элитный украинский спецназ проводил рейды в России, – The Times

Гайдай назвал следующую цель оккупантов после Северодонецка

Тарифы на газ в июле: Нафтогаз не может сложить цену

Алексей Арестович: Одни герои Украины будут стрелять других героев Украины

Показать еще

Растущее неравенство как на межнациональном, так и внутринациональных уровнях, которое, являясь детонирующим фактором для многих сообществ, так и не стало реальным, а не декларативным объектом борьбы. Такая борьба требует как существенного повышения уровня сознательности населения, так и перераспределения доходов от наиболее богатых к наиболее бедным, как в рамках стран, так и между ними. К сожалению, за долгое время существования проблемы – эффективных решений не найдено. Поскольку наиболее богатым выгодно поддерживать лишь тот уровень перераспределения, который удерживает наиболее бедных от социального взрыва, но не более.

Насколько актуальны сейчас реальные угрозы глобального потепления, планируемый «зеленый переход», колонизация космоса. О какой колонизации Марса может идти речь, если в ХХI веке армия, ведомая психопатом, убивает людей просто за образ их жизни и стремление к свободе? О каком «зеленом переходе» говорить – если богатые западные страны закрывают глаза на насилие и беззаконие в Украине чтобы не провоцировать рост цен на отнюдь не «зеленые» энергоносители – такие как уголь или нефть?

Если ответы на внезапно обострившиеся, фундаментальные вопросы сосуществования человечества – не будут принципиально найдены в обозримом будущем – вполне возможно, что вместо видеосвязи через спутниковый Интернет – следующие мирные переговоры пройдут у костра между людьми, вооруженными дубинами и камнями.