В 21 веке Украина оказалась перед теми же вызовами, что 100 лет назад – сохранить государство и остановить Россию.

Российская Федерация – враг коварен и с богатым опытом ведения войн. В том числе психологических.

«Троянский конь» и стратегия «медленного огня»

Руководитель Генштаба РФ Валерий Герасимов известен своей доктриной, где большая роль выделяется так называемой концепции троянского коня. По версии Герасимова, наиболее успешные военные операции происходят там, где в обществе имеет силу «пятая колонна». Именно на нее был расчет в начале «спецоперации» 24 февраля.

Реалии, с которыми столкнулись российские войска в Украине, показали: тезис о пятой колонне оказался преувеличенным. Вооруженным силам Украины удалось то, о чем мечтали многие страны постсоветского пространства: россияне отступали, бросали технику и несли большие человеческие потери. Автор этих строк лично слышал восхищение действиями ВСУ от жителей Грузии и Молдовы, имевших личный опыт войн с Россией.

Мы можем позволить себе быть реалистами и утверждать: Москва будет искать новые способы ослабить Украину.

Анализ телеграм-каналов, ведущихся российской стороной, показывает, что одним из вдохновляемых ими теоретиков военного дела является Евгений Месснер. Бывший офицер Белой армии, введший понятие «мятежевойны» - войны, где нет разделения на гражданских и военных. Войны, где большая роль выделяется так называемой «стратегии медленного огня» – затяжного конфликта, где большая роль отдается именно психологическому аспекту истощения гражданского населения.

Отсюда мы можем предсказывать следующие шаги российских военных, направленных конкретно на работу с гражданским населением, с тылом.

Рефрейминг войны

Задачей российских экспертов по пропаганде на данном этапе является рефрейминг войны. Смещение акцента восприятия событий в глазах русской и украинской аудиторий.

Для гражданского населения Российской Федерации активно ищутся объяснения, почему специальная операция продолжает идти «по плану и опережению графика».

Отступление русских войск на Юге Украины освещается по аналогии с 1942 годом, когда Советский Союз потерял большую часть территорий. «Отвоюем и победим» – именно этот нарратив проскакивает в сообщениях таких пропагандистов как Егор Холмогоров, Владлен Татарский, Владимир Соловьев.

Для населения Украины готовятся другие нарративы. Их источниками распространения являются мимикрованые под украинские телеграм-каналы типа «Легитимный» и «Резидент», также вбросы этих месседжей все больше появляются в чатах ОСМД и домов.

Популярные статьи сейчас

Где могут сойтись интересы США, ЕС и Украины после окончания войны

Украинцы скупают генераторы, печки и обогреватели: как не отравиться угарным газом

Украинцы могут получить по 3400 гривен помощи: кто имеет право

ПриватБанк объяснил, почему "обнуляет" счета вместо погашения "Оплаты частями"

Показать еще

Задача такого рефрейминга – сместить акцент вины россиян и переложить ответственность за проблемы с инфраструктурой на украинские власти.

Под прицелом – как военно-политическая, так и местная власть.

Типичные месседжи, забрасываемые из России, достаточно просты. Построены на «болях», которые украинцы испытывают после бомбардировок российскими ракетами и купленными у Ирана дронами. Речь идет об эмоциональной игре на неудобствах, вызванных отключением света, перебоями с интернетом и чувством неопределенности.

Становится понятным: во время планирования своих атак россияне описывают не только результаты действий (уничтожение того или иного объекта инфраструктуры), но и результаты: психологический, экономический, социальный.

Наталкиваясь на эффективные действия по уничтожению снарядов, в кинетическом плане они увеличивают количество боеголовок. Только 15 ноября по Украине было запущено около ста ракет общей стоимостью около 900 миллионов долларов. Логично, что даже при эффективной работе ПВО, часть такого количества способна поражать цели.

Атаки с воздуха сопровождаются информационными волнами.

Во-первых, за несколько дней до атак в своих пабликах россияне распространяют нарративы о том, что украинцы уничтожают линии электропередачи на оккупированных территориях и иногда на территории России. Понятно, что такие информприводы иллюстрируются фотографиями, международных экспертов для анализа ситуации не приглашают. Целевая аудитория таких вбросов — стимулирование ощущения справедливости среди самих россиян. Обычная подготовка общественного мнения к целесообразности атак на украинскую инфраструктуру.

Во-вторых, пораженные ТЭЦ демонстрируются российской аудитории как справедливое возмездие за то, что Украина сопротивляется. Факты того, что именно Россия совершила акт агрессии, прогнозированно умалчивается.

В-третьих, запускается работа по дискредитации украинских «центров принятия решений». Их список полностью вытекает из российского представления о централизации власти. Обычно это Президент Украины Владимир Зеленский, главнокомандующий ВСУ Валерий Залужный и мэры крупных городов. На девятом месяце войны россияне не способны понять феномен Сил ТРО, которые были сформированы из добровольцев как реакция на вторжение России, волонтерства, самоорганизации.

Обвинения, предъявляемые к «центрам принятия решений» российскими темниками – примитивны. Зеленский, понимаете, не идет на переговоры; Залужный, знаете, наступает и «не так» ставит ПВО; Кличко, например, моделирует решение на случай блекаута. Типичная манипуляция, целью которой является переложение вины за разрушение с российской стороны на Украину.

Сопротивляемость украинского общества

Российские нарративы не прорастают на украинской почве.

За тридцать лет с распада СССР два общества сильно разошлись в своей политической культуре. Особенно разница заметна со времен прихода к власти Путина.

С началом своего правления Путин начал строить диктатуру закона, где на первом месте была именно диктатура, а не закон.

Украина же за это время прошла события 2001 (Украина без Кучмы), бескровную трансформацию власти в 2004 и революционные события 2014.

«Роевая» структура украинского общества более тяжела с точки зрения централизации, однако показывает большую гибкость во время гибридного противостояния.

Лучшим доказательством высокой сопротивляемости украинского общества, его когнитивной резитивности является ситуация на фронте, когда значительно большая по численному составу и ресурсам армия РФ теряет свои позиции.

Уменьшение легитимности «вертикали» российских властей создает угрозы именно для России. Напомним, что именно подрыв веры в армию был одной из причин разрушения милитаризованного СССР.