«Частичная мобилизация», начатая политическим руководством РФ, завершила первый этап российско-украинской войны. Очевидно, что Украина его выиграла. Россия не достигла ни одной из своих стратегических целей. Страна-агрессор потеряла свои боеспособные подразделения и лучшую военную технику и оставила значительную часть оккупированной территории.

Сейчас мы перешли на новый этап войны, которую президент Совета по международным отношениям Ричард Хаас метко назвал войной стойкости, войной на выносливость. Ведь кроме сугубо военного противостояния Украина стала непосредственной участницей тест-драйва двух моделей устойчивости – демократической (западной) и авторитарной (в ее российском исполнении).

У каждой из них свои преимущества и недостатки.

Демократическая модель иногда бывает медленной, бюрократизированной и ориентированной на процедуры. В то же время она гибка и способна адаптироваться к обстоятельствам, более инклюзивна и способна генерировать инновационные решения и действия.

Авторитарная модель может скорее концентрировать имеющиеся ресурсы, но из-за дискриминационного характера и бесчеловечного отношения к своим гражданам лишает людей мотивации и инициативы, заметно хуже реагирует на изменение ситуации.

В Украине работает демократическая модель устойчивости. Весь мир стал свидетелем того, как в защиту страны стали не только военные, но и волонтеры, бизнес, местные власти и миллионы граждан.

Во время первого этапа войны мы доказали, что демократическая модель устойчивости работает и способна противостоять непрогнозируемым угрозам и вооруженной агрессии. Кроме того, «чудо на Днепре» на фоне нелестных прогнозов накануне 24 февраля вдохновило и заставило «проснуться» западные страны в решении вопросов, касающихся их безопасности.

Фактически сопротивление Украины «второй армии мира» не только удивило мир, но и стимулировало ревитализацию демократической модели устойчивости.

Но впереди новые вызовы, не менее серьезные, чем предыдущие. По словам Владимира Зеленского, 90 дней зимы решат более 30 лет независимости.

Что нужно сделать, чтобы достойно пройти эти дни и победить в войне?

Одна из ключевых задач – избавиться от практики «преступного бездействия» и закрывания глаз на «каскадные риски» и «сложные угрозы» для устойчивости страны в условиях войны на выносливость. Украина нуждается в внедрении антикризисной модели управления , специального проактивного режима функционирования органов власти и общества.

В условиях тотальной широкомасштабной войны нам критично не хватает ресурсов. Дефицит бюджета ежемесячно – $3 млрд. Мы просто не можем жить по-прежнему и прикрываться устаревшими ведомственными инструкциями, не соответствующими уровню угроз военного времени.

В частности, по-прежнему тратить средства на асфальтирование придомовой территории в то время, когда волонтеры собирают на авто или тепловизоры для фронта. Или сидеть и ждать пока гром грянет, как это было с импортом горючего весной. Или пустить на самотек вопрос релокации предприятий, как и вопрос налаживания государственного оборонного заказа и запуск производства хотя бы части необходимого вооружения.

Популярные статьи сейчас

Где могут сойтись интересы США, ЕС и Украины после окончания войны

Дуда рассказал, что будет значить поражение России для Европы

Подоляк высказался об инициативе передать Украине ЗРК Patriot

Украинским переселенцам грозят штрафы 1700, лишение всех прав и льгот: кого коснется

Показать еще

Примеров множество. Они свидетельствуют, что мы еще не завершили переход на рельсы военного времени и продолжаем работать на адреналине и энергии украинского народа. А это риск и вызов нашей стойкости.

Во-вторых, и власть, и общество должны воспользоваться опытом и извлечь уроки из национального сопротивления в период российского блицкрига в феврале и марте 2022 года.

Украине необходимо форсировать принятие инновационных решений в ответ на начавшийся в РФ процесс мобилизации. В частности, власти должны найти адекватный формат вооружения собственных граждан. Нужно вернуться к полноценной реализации идеи «Украинской Национальной Обороны», которая предусматривает распределение на Базовую (территориальная оборона) и Оперативную (ВСУ – профессиональная армия) Оборону и приобщает в условиях критической угрозы к обороне государства всех граждан.

В-третьих, сегодня снова в повестке дня безопасна реинтеграция деоккупированных территорий .

В результате молниеносного контрнаступления на Харьковщине возникла необходимость стабилизации ситуации в освобожденных населенных пунктах и ​​последующая реинтеграция деоккупированных территорий. Обеспечение хотя бы условной безопасности на этих территориях. Подачи электроэнергии, воды, тепла, оказания медицинской помощи, выплаты пенсий и социальной помощи. А там, где нужно – эвакуации в тыловые регионы.

Отдельный вопрос – привлечение к ответственности коллаборантов. Запрос общества состоит в том, что прислужники страны-агрессора должны ответить за свои поступки перед законом. Все – от мэров до учителей. Закрывать глаза на развал дел в судах, как это было в 2014-2015 годах, никто не имеет права.

Еще один вызов – удержать баланс между централизацией и децентрализацией . С одной стороны, противодействие российской агрессии требует централизации и мобилизации ресурсов и возможностей государства и страны. Не считая того, нужно сохранить условия для наращивания и использования потенциала местных общин и местных инициатив.

Пока что нам удается сохранять хрупкое равновесие и солидарность между действиями центра и регионами. В то же время, нам еще далеко до синергии между центральными органами исполнительной власти и Ассоциациями, представляющими регионы, города и ОТГ. Но сейчас точно не время для сведения межличностных счетов. И местный эгоизм, и аппетиты отдельных представителей коррумпированной бюрократии одинаково вредны для страны, стремящейся выстоять и победить в войне на выносливость.

Разработка эффективных и реалистичных программ и планов экономического восстановления требует широкого привлечения местных общин в процесс оценки потребностей и разработки планов реализации государственной стратегии . Представители самоуправления хорошо понимают реальные потребности людей и способны быстро реагировать на ситуацию. Инициативы с мест должны быть не только услышаны. Успешные практики и инновационные решения, возникающие на уровне общин, городов и регионов, должны получить поддержку со стороны Правительства. Система государственного управления должна и может учиться на ходу – Украине требуется запуск механизма их масштабирования в национальном масштабе.

Также следует подумать о восстановлении, возможном с помощью наших партнеров, финансировании Государственного фонда регионального развития как инструмента финансирования местных инициатив и проектов, направленных на усиление устойчивости и сплоченности в регионах. Наша сила как раз в балансе и синергии действий власти на национальном и региональном уровне.

Авторсоучредитель Национальной платформы устойчивости и сплоченности