В современной российско-украинской войне эмоциональные украинцы и иже с ними как дети желают падения Режима Путина, а значит, зачастую, и падения российской государственности с ее непрерывным багажом построения в том, или ином виде авторитарных общественных формаций. Не будем здесь вдаваться в детали и причины, почему именно такой багаж. Вместе с тем, интеллектуалы и «хорошие русские» постсоветского пространства активно рисуют картину «украинизации» лучшей части России после падения Путина и окончания войны. Если она (эта часть) останется, в социально-политическом отношении, или хотя бы трансформации агрессивной идеи «русского мира» в либеральную повестку постколониальных отношений в надежде сохранить имперский русский проект, например на Украине или за ее счет. Ведь народ один и тот же – «советский», единое культурное пространство, ибо, как говорят постсоветские философы, русский язык более удобен для высоких философских изысканий, мыслей и т.д. И не напрасно, ведь большинство просвещенных украинцев и россиян, в большинстве, воспринимали и воспринимают сейчас внешний мир посредством русских литературных и научных переводов, российских медиапродуктов, русской научной мысли, русского (имперского) виденья мира и воспроизводят такие же поведенческие реакции на разные ситуации в мире и в своей стране. Кто больше, кто меньше, но смело продвигают одни магистральные мысли – иногда симметрично, конечно. И это мировоззрение большинства интеллектуалов, не говоря уже о простых обывателях. При этом российские (имперские или постсоветские) украинцы даже не понимают или не хотят понять, почему именно так, а не иначе произошло, нет рефлексии. Более того часто русскоязычные украинцы скорее ведут себя как колонисты на новой земле, что хотят независимости от метрополии.

И тут такое. Милость «старшего брата», как во время неприкрытого империализма в мире повсеместно называли себя метрополии, для украинца-малоросса, жителя внутренней колонии России, это перманентный поиск понимания его скудной доли то в глазах одного, то в глазах другого вельможи мира и обязательно, обязательно требование своей похлебки и угла у стола. Ведь он «пограничник», защищает бояр от замыслов друг друга, без него никак. Все ему что-то должны. И он как бы ни лох, по древней постсоветской традиции. Как говорил классик, какая колония (раб) не желает быть метрополией (рабовладельцем), особенно в украинском случае вовлечения почти без боя еще когда-то местной казацкой шляхты в империю Романовых. Комфортнее ощущать себя частью имперской русской нации, пусть и обманутой ее частью, а не Хохлом (Hohol) на службе у империи. Так сказать, Гоголь Николай Васильевич (российский писатель украинского происхождения – Hohol, подпись писателя в путешествиях Европой) в помощь. Да и хороший психиатр тоже не помешает для полной картины бессознательных предубеждений.

И как об украинцах XVII-XVIІІ веков историки говорят, что они огнем и мечом вышли из состава Речи Посполитой, но Речь Посполитая из них не вышла. Так и тут, не успели руками и ногами отбиться от Российской империи, а она в головах уже просится назад, вся такая в глазури и с вишенкой на торте. Правда, нет альтернативы? Или не так. К чему тогда эти разговоры философов, писателей, новых или давно забытых старых лидеров общественной мысли, других интеллигентов Украины и России об Украине – истинной Руси, казацкой вольнице конца XVI – начала XVII века, средневековой первичной воли и вольностях сообществ, о другом русском выборе. Все это было до начала формирования первых политических наций (до Голландской революции и республики в Европе). Господа-товарищи, а мы все точно в 21 веке живем или в русских книгах об этом еще не написали, надо ждать новых переводов западных идей? Зачем снова и снова возвращаться в прошлое, держатся за него, ведь за прошлым не видно будущего. Особенно в том случаи, если оно критично не оценено в своих обстоятельствах и первопричинах для построения новых социальных формаций, развития общества и применения этого опыта для конкретных ситуаций сегодня.

Прошлое нужно знать как базу, возможно, как действенный национальный миф, как то, что присуще конкретной этнической общности в конкретных условиях, народу в его развитии, но не буквально воспроизводить для современного общества, не натягивать непонятное для современного человека что-то на модерную политическую нацию, на построение современного государства. Может среди украинцев или русских есть хотя бы один человек, который назовет имя своего предка с девятого века, или может, покажет место, где он жил, где его подворье, с какого он племени. Поднимаем руки, не стесняемся. Или кто из нас помнит семейные легенды, какие нравоучения знает от прадедушек или прабабушек – дедушек и бабушек наших родителей. И это ж всего лишь четвертое поколение родных людей. Ну, может, назовете хотя бы один институт государства, что сохранился (трансформировался) до нашего времени с глубины веков, только давайте не тот, что был при СССР, с этими все ясно, они действуют, только вывески сменились. Вот.

Конечно, этническое происхождение, религия, другие убеждения, быт человека, воспитание поколений важно и нужно в первую очередь для того что бы человек культивировал социальные связи, наиболее полно раскрыл себя, чувствовал себя в полной безопасности, избавил свое сознание от инстинктивных барьеров подсознательных рефлексий страха и агрессивного отторжения чужого, замыкания в себе. Ведь не может зерно произрасти из промерзлой почвы. Только так, постепенно следуя ступени за ступенью раскрытия своей идентичности, человек будет свободным, явит свою собственную волю. Только так он становится активной частью своей местной общины и нации в целом, нации не этнической, но политической, достигает высшего раскрытия своего потенциала как социального существа.

Да, сказанное выше, больше для украинцев и об украинцах. Но что о русских или о россиянах. Сейчас, в войне на Украине, умирает Российская империя. Где больше, где меньше формируются новые политические нации и на Украине, и на территории Российской Федерации. Так сказать, добро пожаловать, господа, в Новое время, во время Модерна (конец XV-начало XX века в Европе), давно пора – нас уже все заждались. Нация как организация сложного общества это о будущем, будущем в неопределенной динамике для решения новых и новых проблем развития сообщества граждан, их стран, путем формирования действенного государства, государств и их объединений. Историю развития больших социальных групп и образований не обмануть.

Массовое сознание (не общественное мнение) и социально-экономические формации не изменить по желанию того кому больше всего хочется. Но, замедлить, как не раз это было в истории человечества, можно, если очень постараться убить как можно больше людей в погоне за большей властью и богатством, за сохранением индивидуального или группового социального «статус-кво», за проекцией болезненного эгоцентризма и т.д. по линейке психических расстройств, поражений, обид и мнимых унижений. Борьба за избранность, привилегии и неограниченный доступ к разным видам ресурсов – все в одном флаконе из языческой древности. Гордыня, жадность, гнев и зависть.

Смерть империи и утрата ее колониальных владений приближается, а вместе с ней русские империалисты, как бы они себя не называли, со всем своим невежеством шаг за шагом следуют по известному пути. Отрицание смерти империалистической России, гнев на здоровых людей и нации, торг со всеми в попытке обмануть судьбу, предчувствие приближения депрессии (депрессия), и страх принятия поражения в войне – принятие смерти нынешнего российского государства. Ведь дальше … пустота. Но ведь дальше может быть и возрождение России, рождение новой качественной, более сильной общности с новой ролью во всем мире, того к чему так неосознанно, болезненно и рьяно стремятся россияне, к справедливости по-русски в новом прочтении истории.

Давайте же попытаемся взглянуть на Российское государство будущего после войны глазами и интересами русского и россиянина, по совокупности существующих для российского государства политических, социально-экономических и физических (географических, инфраструктурных и т. д.) условий страны. Увидим модерное Государство российское, механизм взросления общества без конвульсий и тягот прошлого. С целью безусловной реализации человеческого потенциала россиян, достижения всеобщего благосостояния в своей стране. Увидим рождение новой России.

Между тем, заметим, весь этот очерк только об одном, о виденье альтернативы туманному разрушению России, что основывается на данных обобщенных результатов авторских исследований, оценок и гипотез о нынешнем российском государстве и обществе. Или бледно повторяя название труда русского писателя Льва Николаевича Толстого, этот очерк о войне и мире, мире после войны в русском литературном прочтении – о российском обществе, а вместе с ним и о Русском государстве.

ВОЙНА И СТРАНА СЕВЕРНОЙ МЕЧТЫ

Итак, по опыту развития Государства российского, новая война путь к переменам в России. Неважно, какие цели ставил перед собой Путин, Кремль, начав специальную военную операцию на Украине, будут они достигнуты или нет – перемены неизбежны, перемены для каждого русского и россиянина. И какими они будут, зависит только от воли многонационального народа Российской Федерации, но какая это воля и воля к чему вообще, чего хочет, какого государства хочет простой гражданин федерации, кто вообще политические игроки, субъекты построения будущего для России. Какое будущее они видят для страны и своих собственных семей в стране, без бельма кремлевской пропаганды, ушлых лозунгов чиновников-единоросов, нафталиновых идей марионеточной левой, правой, красно-коричневой, да и, по большому счету, старых-новых идеалов отстраненной русской либеральной оппозиции демократов всяких мастей. Каким должно быть наше российское народное будущее после этой войны без потрясений, попытаемся вместе приблизиться к решению проблемы устойчивого развития российского государства и общества в обозримом будущем.

Какие события нас ждут. Для сравнения, взглянем только на один относительно недавний пример подобного масштаба событий после войны в новейшей истории России. Ускоренный распад Советского Союза, в том числе и вследствие подобной, если не аналогичной, бесславной войны в Афганистане. По духу того времени, операции по отстранению от власти президента Хафизуллы Амина после ввода ограниченного контингента советских войск на территорию Демократической республики Афганистан во избежание пуштунизации (или как сказали б сейчас, т.н. «нацификации») Афганистана и его сближения с США. Исполнение советским народом интернационального долга по освобождению афганского народа от противников советского мира или, если хотите, защита границ Родины и, куда без них, от гадких капиталистов из НАТО, что вот-вот нападут. Как видим, по результату стечения времени – враги напали и окопались в Кремле.

Популярные статьи сейчас

Украинцы скупают генераторы, печки и обогреватели: как не отравиться угарным газом

Украинцев предупредили о сложной неделе: Россия готовит мощную атаку

Китай охватили протесты против ковидных ограничений

Путинские твари обстреляли Днепропетровскую область: есть "прилеты"

Показать еще

Безусловно, критика уместна для такой гипотезы в нынешних условиях, но присмотритесь более внимательно к нашему прошлому, и вы увидите настоящее и будущее без «розовых» очков. Кто принимает решения, в чью пользу, что мы, русские и россияне защищаем, что поддерживаем именно сегодня, сейчас? По факту спецоперации, сейчас мы защищаем раннекапиталистические политико-экономические (попытка контроля территории и экономики Украины, ее ресурсов), а то и совсем феодальные (построение вассальных отношений), интересы Кремля. При этом, как ни странно, стратегическая цель Путина в войне – тщеславие, сохранение власти, привилегий и доступа к народным ресурсам России своры высоких федеральных чиновников и силовиков, русской кровью.

Кто-то может возразить, что другого варианта остановить усиление Украины в военном и экономическом, а значит и политическом, отношениях в регионе и, как следствие, формирование регионального конкурента для России, не было. Не говоря о страхе Кремля, нынешних правителей, перед НАТО, перед глобальными угрозами для российского «статус-кво» во всем мире от Венесуэлы до Сирии, и от Египта до Вьетнама. А то и дальше.

Но разве это действительно так, ведь украинские руководители или боятся даже своего отражения в зеркале, или очень любят деньги, а часто и то, и другое – мелковаты для регионального игрока и формирования стратегических замыслов. Если кто думает, что это могло или может измениться без большой войны и больших потерь, потрясений, посмотрите на Аргентину или Финляндию. Одна с начала ХХ века подавала надежды регионального лидера, другая – прошла две войны с СССР (если считать участие финнов во II мировой войне против СССР), со значительными потерями. Еще лучше, вспомните тридцать лет существования самой постсоветской Украины. «Что это было», если не считать игру на рояле причинным местом региональными амбициями. Обычная (бывшая) колония после смуты в метрополии и империи на самотеке общественной жизни.

А значит до начала этой войны, украинцы не то, что о формировании какой либо политику конкуренции с РФ дальше собственных украинских границ или хотя бы обретении прав субъекта в мире, не думали, они вообще не думали ни о чем, если смотреть со стороны. Разве что о конкретных личных интересах. О реальной угрозе со стороны НАТО можно смело судить по факту спецоперации. Что-то не видно как Франция, Германия, Италия, Венгрия и многие другие в едином порыве сломя голову спешат наказать Россию.

Все как всегда. Неистовые действия Кремля, московской элиты, в первую очередь, определяет страх перед неопределенностью в собственной стране, страх перед необходимостью внутренних реформ, страх перед доведенным до убожества больном «историческими проблемами» российским обществом, страх потерять «нажитою непосильным трудом» собственность, страх перед потерей лица вождем и т. д., всего лишь.

По смелому предположению, Кремль помимо прочего избавляется от лишних для власти в нынешней России людей. Конечно, сожжение в войне разных моральных уродов и криминалитета это цинично, но можно понять, во избежание бессмысленного вооруженного бунта в России, Казахстан в пример. Но «лишней» молодежи – нет. Избавится от молодых и здоровых парней, еще во многом мальчишек, из семей простых русских рабочих или беспросветных жителей сельской местности и, зачастую, единственных сыновей своих матерей, что живут за московской кольцевой, кавказских, тувинских и бурятских, татарских и башкирских, и других энергичных ребят. Молодежи полной созидательной энергии в стране, где найти нормальную работу можно разве что в пару тройке больших городов, не говоря уже о работе-мечте в Москве или хотя бы в Питере. С парнями вообще проблема в России. Но кому это надо, думать о российской демографии и работе для россиян, о будущем простых россиян. Если можно «эвакуировать» украинцев и их детей, ведь они (украинцы), как смотрят из Кремля, лучше работают, где бы они ни были, и пока не спились от безысходности российской «счастливой» жизни, не знают жизни. Единый народ (не) «лохов», что с них взять.

Ведь что мы видим языком прозрачных сухих фактов, в социальном измерении фокуса войны. Постоянная группировка войск России, используемая для спецоперации на Украине, составляет в пределах 175-200 тыс. человек, в. т.ч. не более 120 тыс. человек только в сухопутных частях армии на территории Украины. Сравним, в Афганистане, ежегодно служили, по штату, 80-100 тыс. военных и привлекалось 5-7 тыс. гражданских лиц. Всецело – прошли службу за 10 лет афганской спецоперации 620 тыс. человек, включая 525 тис. солдат и офицеров Советской армии и 95 тыс. военнослужащих пограничных войск, сотрудников КГБ. Привлекалось 21 тис. сотрудников гражданских организаций.

В Афганской войне, за весь период сражений погибло около 6,9 тис. этнических русских, до 2,4 тыс. украинцев, 613 белорусов, 442 татар, и не многим меньше, в сравнении, представителей других народов. Всего погибло 13833 человека, в т. ч. 1979 офицеров. Количество раненых составило почти 50 тис. человек, в т.ч. больше 6,6 тис. солдат и офицеров стали инвалидами. Для сравнения, в ходе первого месяца боев на полях сражений, на территории Украины, по усреднённым данным погибло более 12 тыс. человек, только русских, без учёта солдат других народов России, вместе, около 16 тыс. погибших. Общие санитарные потери войск пребывали в пределах 48 тыс. человек.

Война продолжается и, как не странно, за наши деньги. За деньги заботливо снятые Кремлем с пенсионных счетов наших родителей и стариков после пенсионной реформы, а также от большой заботы о нашем здоровье и образовании наших детей путем кремлёвских реформ по поднятию престижа профессий медика и педагога, вследствие чего сокращено медицинские и образовательные учреждения в российской глубинке и не только. И что там о развитии тех учреждений, что остались, известно. Да, о нас определённо позаботились хорошо, это ирония если что. Но почему так, и это ж еще не все. Материальные потери нашей страны и армии, потери в военной технике количественно более чем сопоставимы в афганской спецоперации к спецоперации на Украине. Мы потеряли столько тяжелой техники и, соответственно, денег за месяц боев, как за 10 лет войны весь Союз, за месяц (!). О других сравнениях даже страшно думать (рисунок).

Вместе с тем, нас еще только ждут многоуровневые экономические потери от международных санкций, и в этом случае сравнивать российскую и советскую экономику будет просто не корректно с использованием современных показателей. Другая система экономических взаимоотношений, не тот оббьем рынка, не те возможности промышленности и т.д. Оставим это профильным исследователям. Ясно одно, социально-экономические последствия будут иметь схожее влияние на благосостояние россиян и ресурсные возможности Российской державы, но по ускоренному сценарию их падения, что с учетом год к году (2021/2022) будет ощущаться как чуть ли не мгновенное падение благосостояния ниже разумных пределов.

По оптимистическим оценкам, россияне станут беднее к концу 2022 года на 10-15 процентов, а с учетом всего периода войны (с 2014 года) – на 25-30 процентов от уровня жизни 2013 года. И это всего лишь падение реальных располагаемых доходов. А ведь за них еще надо найти, что купить на полупустых полках. И да, это для среднего россиянина, но что ожидает 20 млн граждан за официальной чертой бедности пока не ясно, не ясно также что будет и с семьями 50 процентов граждан на грани неофициальной черты бедности. По факту, уровень благосостояния большинства граждан возвратится, в лучшем случае, на начало 2000-х годов. Уже, с 2014 года, средний класс в России сократился более чем в 2 (два) раза, до 10-13 процентов от всего населения страны.

Да и вообще, еще к началу спецоперации, социально-психологическая атмосфера в обществе была равна социальным ощущениям начала 90-х годов (1994 года). Собственно, по самооценке гражданами уровня занятости в стране, около 35 процентов россиян считали себя безработными, в подавляющем большинстве это городская молодежь.

Половина граждан РФ для себя и своей семьи от будущего ничего хорошего не ждала, и судя по всему, ситуация лучше не стала. Снова потуже затянем пояса, как учат последователи Путина. Ведь мы же знаем: «сейчас, просто денег нет» (Д. Медведев). А у кого они есть, – война не дешевая штука, а длительная война не дешевая вдвойне для каждого россиянина. И так всегда в России-Матушке от эпохи до эпохи. Как обычным россиянам кормить свои семьи, после прочетов непогрешимой высшей московской власти. Может на унизительную социальную помощь или бюджетную пенсию родителей!?

Как так выходит, что бездарное управление страной и армией становится явным только тогда, когда остановить очередное падение государства фактически уже невозможно без чуда, а в чудо мы верим, чудо мы любим. Где наш солнцеликий Иванушка-Дурачок и Щука, подавайте их сюда! А если кто думает что это американцы виноваты, – да они во всем этом виноваты уже этак с века ХV, вместе с поляками, конечно, постоянно нам гадят всякими самодурами царями, чиновниками и военными по всей вертикали власти. Вот проказники, какие. Почему мы в России за пять столетий не научились отвечать разным американцам, не иначе как «бомбить Воронеж», да лупить три шкуры с мужика и так, что бабы не успевают их (мужиков) рожать. Почему? Странно, не правда ли.

И это какой уже раз к ряду, вот так. Кто эти люди, что настойчиво стремятся разрушить наше Отечество своим невежеством. Кто будет отвечать перед будущим за бездарное управление. Может Путин!? – вы серьезно, и что изменница: «Царь умер (наказан) – да здравствует Царь» или может нам поможет демократически сменяемый очередной Путин, снова ирония. Да какого радужного пони, замена или смена боеголовки делает ракету надежнее, особенно старая боеголовка на старой ракете, да еще и без всесторонней диагностики и балансировки. Только бы это чудо «нет аналогов в мире» на земле не взорвалось. Авось пронесет, повезет. Так и с государством.

Как в этой ситуации предельной неопределённости для россиян и ожидаемых последствий спецоперации не потерять престиж Государства российского и гордость Российского народа, честь Русского? Неужели надо снова упасть на дно выгребного колодца, чтобы очередной Путин двадцать лет подымал страну с колен по той же скользкой лестнице государственного строительства в пределах очередного нового кольца Москвы. Да у нас это время может попросту сплыть, как сейчас, ведь наша Россия может просто потеряться в поисках нового Московского солнца, нового мессии-помазанника от сохи-кинжала. Тут только ирония и спасает, чтоб не разрыдаться от надежд, стоя в известной российской позе, в той «где крепчаем» постоянно.

Мы можем и должны предостеречь наше будущее от разрушений прошлого так, чтобы выйти из замкнутого круга «Москва наше Солнце. Кремль наша путеводная Звезда. Царь Бояре наша Беда». Нам нужно сделать «замок от дурака» для Государства российского, чтобы от ошибок популистов-самодуров, левых, правых, либеральных или других мутных предателей народ России был застрахован. Чтобы если и начинать очередную спецоперацию так хотя бы со знанием дела, с понятной целью и оправданной ценой. И речь не о том, что «наше дело правое, потому что мы левые» или наоборот, или другая борьба мнимых идеологий для обмана простого русского человека. Мы должны понять, что и зачем мы строим, и тогда поймем, как будем строить.

Что бы понять «что» и «зачем», нужно дать ответ на очень простой вопрос – что люди ищут в российской стороне, зачем простые русские, и другие народы, подданные Царя, но не Царь, не бояре, шли на Север, и все дальше на Восток, чего они там искали дружными и не очень компаниями. Какая первопричина возникновения страны, построенной русскими, русскими и другими первопроходцами. Ответ, как и вопрос, довольно прост и историкам известен наверняка – за стабильностью жизни и безопасностью в лесах, за достатком и благосостоянием (развитием) в меховых промыслах, за свободой от произвола московских властителей в обретении привилегий первопроходца и вольностей колониста в новых краях. Не иначе как за русской северной мечтой. И, конечно же, Русский север не покоряется одною лишь волею и упорством инициативного первопроходца, только воле и труду коллектива новых и новых колонистов, охочих людей.

Прошли столетия, что изменилось в стране? Да ничего, только поколения людей. Россияне, по сей день, больше всего ценят в своей жизни пять вещей. Стабильность повседневной жизни, что равно уверенности в завтрашнем дне. Безопасность, что равно личной безопасности и опеке государством от разных невзгод. Развитие, как наличие возможностей без преград к обретению благосостояния в местности, где ты живешь. Благосостояние, собственно, как личное благосостояние и комфорт в жизни без стресса и перемен. И, в первую очередь, порядок, что, как известно, видится обывателем как защита от произвола московских властей и силовиков разных уровней, от разгула криминалитета. Вот такая она простая старая и новая русская мечта.

Так что ребята, как в былые времена, ухнем, вперед на Север за русскою мечтою. Вот только леса, меха и новые земли уже не те. Север уже давно внутренняя территория страны. Возникли новые вызовы, но ответ на них остался прежним – достичь цели, исполнить русскую мечту в суровых условиях российского севера, можно только общими усилиями. И не иначе.

ПОСЛЕ ИЛИ ВМЕСТО ВОЙНЫ. ГОСУДАРСТВО СЕВЕРНОЙ ЗВЕЗДЫ

«Общими усилиями» это и призыв, и задача для русских в построении нового Государства российского. Государства, что как Северная звезда на небосводе, должно воплощать стабильность среди иных, непреклонность для каждого человека и гражданина, независимо от его социального статуса в обществе и богатства, незыблемость на своем месте в поддержании порядка. Государства – воплощения русской мечты. Но как построить, или хотя бы приблизится к воплощению такого государства, и, впоследствии, образовать российскую нацию, а не новых подданных Москве народов. И снова наш ответ кажется не сложным, нужно лишь решительно сделать всего пять шагов.

Пять смелых шагов управленцев и политиков, русских и всех россиян. Шагов, что формируют в России: порядок, стабильность, безопасность, развитие, и благосостояние для народа. Вместе, определяют истинную новую российскую форму государственного правления – власть народа, воплощение наших общих усилий в стремлении к мечте. К построению нового справедливого мира.

Первый шаг. Порядок – Союз советов

Второй шаг. Стабильность – Союз республик

Третий шаг. Безопасность – Союз единства

Четвертый шаг. Развитие – Союз возможностей

Пятый шаг. Достаток – Союз справедливости

Таким путем мы видим рождение нового Российского государства – федерации государств Европы и Азии – союза республик, который представляет уникальную открытую цивилизацию, что объединяет разнообразие народов и культур республик востока и запада Северной Евразии, и формирует образ современного многополярного мира, его технологического и социального развития. Великая держава, один из лидеров социально-экономического прогресса и глобальной кооперации во имя устойчивого развития на планете, стабильности, социальной справедливости и благосостояния для россиян и народов всего мира. Новая Россия – краеугольный камень нового мирового порядка. Государство многих народов, объединенных одной целью – развитие российского общества на благо каждого человека и гражданина, высвобождение внутреннего потенциала страны.

Но обо всем по порядку. О государстве. О государстве Северной звезды. За истинную федерацию – союз советских республик (рисунок):

ШАГ ПЕРВЫЙ. ПОРЯДОК В РОССИИ – СОЮЗ СОВЕТОВ

Ключом к достижению стабильности, безопасности, развития и благосостояния государства и его граждан есть порядок, политическая организация, то, как органы местной и государственной власти отвечают на потребности граждан, как реагируют на изменения ситуации вокруг государства в разных измерениях, какие каналы обратной связи с народом используют. Порядок строится на системе балансов и противовесов для органов власти, для отражения взвешенной воли народа, сознательных интересов совокупности граждан. Мир меняется, меняется власть. В современном мире, в современном государстве, первенство формирования исходных органов государственной власти принадлежит, назовем их как бы демократическими, подходам к построению системы представительства в той или иной конструкции, избираемости и сменяемости власти, к системе выборов профессиональных представителей.

С одной стороны, система выборов не должна доходить до абсурда перманентной чехарды массы безответственных и инфантильных «избранников» везде, где не попади, или еще хуже – своры «политических животных» с единым интересом власти и денег. Тем самым формируя пространство для широких манипуляций обществом от выборов до выборов, искажения общественных проблем в угоду собственному тщеславию и как следствие полное прозябание общества на обочине истории человечества, не говоря уже об иллюзии стабильности, безопасности, развития и благосостояния в стране для не искушенных свободами граждан и подданных.

С другой, – закостенелость «зрелых» политиков или, что еще хуже, формирование монополии на власть какой-то группы проходимцев под девизом «Спасти и сохранить Отечество» ведет к унынию, к консервации развития общества, а значит к утрате благосостояния массами, стабильности и безопасности для государства и общества в конкурентной среде. Ведь что сейчас, в чем проблема нашего порядка. В России существуют избираемые парламенты разных уровней, есть показушная некая сменяемость власти. Однако безраздельно господствует единая партия-монополист (Единая Россия) и ее «оппозиционные» сателлиты (КПРФ, ЛДПР и разные маргиналы поменьше). Также декларируются всенародные выборы Путина и даже, если присмотреться, отдельных глав субъектов федерации. Все хорошо или как?

Почему тогда мы превратились в сырьевую страну с неимоверным неравенством, бедностью основной массы населения и убогими культурою властителей, начали непонятную войну с соседями, и постоянно ищем какое-то дно, то политическое, то экономическое, неважно. Что бы оттолкнутся от него, естественно. И уж тогда, да, будем мечтать, и ждать чуда. Авось удача будет с нами. Да, дыхания может не хватить нырять глубоко с таким усердием и чуда не будет от одних желаний.

Голос народа, истинную волю народа с глубины не слышно, не ясно в чём интерес народа – разве, жить на социальное пособие, да так и умереть в нищете и унижении с ощущением величия от уверенности в своей низменной избранности!? В чем избранности, в униженности в собственной стране? Что нам, русским и россиянам, делать, как строить свое будущее, свое государство, свою собственную политическую организацию общества для достижения мечты, русской северной мечты?

На это, для простоты понимания, есть прозаичный библейский ответ: «никто не вливает молодого вина в мехи ветхие; а иначе молодое вино прорвёт мехи, и само вытечет, и мехи пропадут; но молодое вино должно вливать в мехи новые; тогда сбережётся и то, и другое. И никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого, ибо говорит: старое лучше» (Евангелие от Луки 5:37-39). Слова, записанные около двух тысяч лет назад. Вот и вся история, если что, о перестройке в СССР и постсоветской России. И мехи порвались, и нового никто не хочет. Вкусно жить в убожестве с ощущением былого величия.

Значит, если мы хотим справедливости по отношению к себе, к мечте каждого и общей мечте, мы должны менять наших представителей, менять так, чтобы система управления не успевала закостенеть, не зависела от конкретных «опытных» политиков на всех уровнях и, при этом, политики оставались профессионалами своего дела во благо общества.

Нужно совершенствовать и действующую систему всеобщих выборов, и систему органов представительства для формирования динамичной политической конструкции. Наш взгляд на это таков, что на каждом уровне должны быть профессиональные инициативные и мотивированные политики с понятной программой действий, с осязаемым результатом, должна функционировать гибкая и равновесная система политического взаимодействия на принципах политического доверия, профессионализма и ответственности.

Достичь такой политической и административной конструкции можно путем разделение вертикали выборной власти, что подразумевает построение каждого уровня представительства отдельно от предыдущего, но в соответствии с равным уровнем восполнения заявленных выше принципов во взаимодействии представителя в широком контексте, в механизме государства с избирателем или депутатом, выборщиком (как подготовленным избирателем).

Отсюда картина следующая. Вертикаль выборной (представительной) власти строится путем прямых выборов на трех уровнях государства. Союз (федерация), республика (субъект федерации), община/коммуна (муниципальное образование). На федеральном уровне действуют институты «Совет федерации» и «Совет республик (субъектов)», как верхняя и нижняя палата федерального парламента. На республиканском уровне – «Совет республики (субъекта)». И, на местном – «Совет муниципального образования». На каждом уровне выборная система различается кардинально, как и основная задача каждого представительного органа власти.

Совет муниципального образования (отдельной общины/коммуны) как представительный орган местного самоуправления формируется, используя чистую мажоритарную избирательную систему. В совет общины избираются депутаты пропорционально ее населению. Например, в пропорции один депутат на 1000 жителей (но не менее 3-х депутатов в совете). В приближении, для усредненной общины это равно одному депутату на 250-300 семей. Задача местного совета – представлять интересы местной территориальной общины, реализация ее интересов в управлении на местном уровне, в том числе путем формирования местного исполнительного органа власти. При этом депутат максимально приближен к избирателю. При желании, кандидата и депутата могут знать «лично» в каждой семье или каждый избиратель, проголосовавший за него.

Совет республики (субъекта) – смешанную пропорциональную избирательную систему по районному (субрегиональному) «открытому списку партии». Район равен одному избирательному округу и может состоять из 10-15 муниципальных образований. В Совет республики избирается по два представителя, занявшие первую и вторую позицию на выборах, соответственно. Сума голосов отданных за политиков, которые заняли первую и вторую позицию на выборах, почти всегда, будет отображать подавляющее большинство голосов граждан-избирателей и представлять два разные доминирующие политические взгляды. «Открытый список» позволяет избирателю самостоятельно отдать предпочтение тому представителю, кто принадлежит к партии избирателя, имеет опыт работы в партии и/или которому избиратель доверяет в целом.

В этом случае, одновременно имеем территориальное и персонифицированное политическое профессиональное представительство граждан из близких общин, из одной местности в парламенте республики. Депутат может находиться и под партийным контролем, и под контролем активных граждан, и – местных средств массовой информации, одновременно и независимо от количества депутатов в совете республики. Такое условие обязательно для исполнения задачи парламента. А именно, задача Совета республики – представительство интересов общин субъекта федерации, суверенная законодательная работа, самостоятельное формирование Правительства республики и сбалансированного политического пространства в республике и федерации.

Совет республик (субъектов, нижняя палата) – чистую пропорциональную избирательную систему по единому федеральному «закрытому списку партии». Задача нижней палаты – выражение идеологических, ценностных и групповых предпочтений граждан при помощи профессиональных партийных политиков с понятной политикой (программой действий) под партийным контролем, ввиду политической дистанции от избирателя, законодательная работа и формирование Правительства федерации. Партийные политики с присущим партийным административным и другим опытом в сфере необходимых профессиональных знаний должны наполнять парламентские комитеты для федеральной парламентской работы.

Исходя из существующего опыта функционирования парламентов и общих потребностей по составу комитетов нижней палаты федерального парламента, достаточно выбирать не более 150 депутатов (сейчас, в РФ, избирается 450 депутатов) без каких либо ограничений (проходного барьера) для политических партий. Относительно небольшое количество депутатов способствует их публичности перед гражданами и средствами массовой информации. И, вместе с тем, упреждает возникновения системной коррупции. Сохраняется высокая партийная дисциплина и политическая ответственность партии. Действия депутата для избирателя прямо соотносятся с партией, которая его выдвинула на эту выборную должность.

Совет федерации (верхняя палата) – чистую мажоритарную избирательную систему. В Совет федерации избирается по два представителя от каждой республики, которые заняли первую и вторую позицию на выборах в совет, в республике, соответственно. По два, исходя из мотива учета голосов подавляющего большинства избирателей и альтернативных доминирующих взглядов избирателей. Задача верхней палаты – выражение полного персонифицированного доверия граждан в республике, условно как к своему президенту, к политикам на федеральном уровне, парламентский надзор за деятельностью нижней палаты и достижения баланса интересов республик.

Главы всех выборных советов избираются депутатами советов из своего числа. Глава совета муниципального образования возглавляет исполнительный орган власти муниципального образования (например, исполнительный комитет).

Хорошо, неужели мы забыли о президенте, о региональном (областном) и субрегиональном (районном) управлении. Какая их участь и задача в новом построении политической конструкции для российского общества. И нужна ли она вообще. Все предельно ясно. А именно, мы говорим о том.

Президент федерации это глава государства (союза) и высший институт союза, что исполняет надзорные функции над Правительством федерации, исполнительной властью и всеми органами безопасности в стране. Президент, как гражданин, что принимает решения, выбирается депутатами Совета республик (нижней палаты) из числа депутатов Совета федерации (верхней палаты), которые заняли на выборах в своих республиках первую позицию.

Таким образом, президент избирается гражданами не прямыми выборами, но, как бы, квалифицированными выборщиками из квалифицированных политиков. Осуществляется открытый политический конкурс для занятия наивысшей должности государства, что предусматривает наличие у кандидата в президенты победы на прямых выборах в одной из республик (субъекте федерации) и соответствие политическим требованиям большинства в Совете республик (субъектов).

Глава Правительства федерации назначается Советом федерации (верхней палатой) по представительству большинства депутатов (партии/коалиции) Совета республик (нижней палаты). Глава Правительства федерации увольняется с занимаемой должности вследствие недоверия одной из палат, или по решению нижней палаты на основании обоснованного представления Президента федерации, или слагает полномочия перед новым составом Совета республик (нижней палатой).

Глава Правительства республики (субъекта) исполняет полномочия Главы республики. Глава Правительства республики назначается Президентом федерации по представительству Совета республики. Глава Правительства республики увольняется с занимаемой должности вследствие недоверия Совета республики или по обоснованному решению Президента федерации, или слагает полномочия перед новым составом Совета республики.

Кандидаты на пост главы правительства федерации или республики, не должны занимать выборную должность, не могут быть депутатами, какого либо совета.

Совет административной области (региона в субъекте федерации) и районе это координационный совет исполнительной власти в государстве для согласования реализации местной, республиканской и союзной политики. Институт координационных советов позволяет формировать новую вертикаль ответственной исполнительной власти, что, в первую очередь осуществляет надзор за исполнением законов и выступает действенным посредником реализации проектов развития на местности, выстроить гибкую связь «община – республика – федерация».

Совет района состоит из глав советов муниципальных образований (в качестве выборных глав исполнительных органов муниципальных образований). Главой совета района является Глава районной администрации Правительства республики. Глава районной администрации назначается Главой Правительства республики. Основная задача Главы районной администрации это постоянное отслеживание параметров социально-экономического развития общин в районе, административный надзор за деятельностью глав местных советов (глав местных исполнительных органов власти) и координация усилий муниципальных образований в развитии на местном уровне.

Совет области – из глав районных администраций. Глава совета области – Глава областной администрации, назначается Главой Правительства федерации. Основная задача Главы областной администрации это координация деятельности центральных органов федеральной исполнительной власти на местном уровне, контроль надзорной деятельности глав районных администраций и координация межрайонных инициатив муниципальных образований в развитии региона, надзор за реализацией федеральных проектов на местном уровне.

Есть исключения при формировании этнических (национальных) автономий в государстве. На уровне построения автономного национального района административной области и/или автономной национальной области республики (субъекта) главу местной национальной администрации выбирают одновременно и на условиях, и на срок аналогичный выборам депутатов в Совет республики. Отдельный парламент национального района и/или национальной области не формируется. Уволить главу местной национальной администрации может только Президент федерации по обоснованному решению и с оглашением новых выборов главы такой администрации.

Из выше указанного следует. Наличие трехуровневой системы прямых выборов в государстве способствует образованию и функционированию идеологических (не популистских) политических партий, сохраняет контроль над деятельностью каждого депутата лично и полностью отражает интересы и связь депутата с избирателем. Но как эта система должна обеспечивать сменяемость власти, если скажем, избиратель демонстрирует «привязанность» к конкретной личности депутата, по старинному обычаю и другим соображениям.

Ответ таков. Обязательное придельное ограничение пребывания гражданина на выборной должности, независимо от очередности такого пребывания. Нужно заметить, ключевым параметром срока пребывание на должности есть период равный 3 (трем) годам. Три года это строк в практике государственного управления и не только, которого достаточно для реализации в системе управления некой единичной политической или административной цели (реформы), но не достаточно для образования прочных неформальных связей для влияния на человека, на новой должности, или других связей для реализации личного интереса гражданина.

Мы, исходя из потребности стойкости власти (в выборные периоды), соотношение указанного выше срока с уровнем контроля представителя, характера формирования советов, их задач, динамики изменений в обществе и возможностей среднего гражданина заниматься активной политической или административной деятельностью на протяжении жизни, предлагаем следующую градацию.

Сроки избрания. Депутат Совета федерации (верхняя палата) избирается на 5 (пять) лет и 1 (один) срок. Депутат Совета республик (нижняя палата) – 7 (семь) лет и 1 (один) срок. Депутат Совета республики – 5 (пять) лет и не более 2 (двух) сроков. Депутат Совета муниципального образования – 3 (три) года и не более 3 (трех) сроков. Срок пребывания на должности Президента федерации – 3 (три) года и 1 (одна) каденция. Также Главы местных администраций не могут пребывать на должности больше чем 3 (три) года в одной местности или быть назначены в местности рождения (происхождения), за исключением глав автономных национальных администраций, где действуют правила для выборных должностей (депутатов) Совета республики. Главы местных администраций подлежат ротации на основании конкурса по территории страны или увольнению в зависимости от результатов работы на должности.

В этом построении формируются условия для политической конкуренции и карьерного роста для каждого выборного депутата или управленца, что сопоставимо, с какой либо другой профессиональной деятельностью. Например, гражданин, решивший быть политиком, должен будет приобретать политическую репутацию, начиная с местного совета, а управленец – образования и опыта государственной службы для соответственного конкурса. В свою очередь партии (как политические организации) будут вынуждены постоянно искать административные таланты и готовить новых политиков для каждого нового поколения граждан России во всех республиках, для достижения целей партии в политической борьбе за реализацию собственной повестки развития российского общества.

Должность Президента федерации (союза) – это именно вершина длительной политической карьеры для любого действенного политика или управленца без возможности обрести личную власть в стране, узурпации власти, в т. ч. путем сращивания с исполнительной властью и/или манипуляции с общественным мнением. Политик как гражданин жаждет наивысшей политической должности, а как президент, политик достигшей этой наивысшей политической должности, концентрируется на своей надзорной функции и общей политической цели, отстраненно от политической (и хозяйственной тоже) жизни как таковой. И, для граждан становится не важно, кто президент лично, но важен президент как институт надзора за поддержанием справедливости в стране.

ШАГ ВТОРОЙ. СТАБИЛЬНОСТЬ В РОССИИ – СОЮЗ РЕСПУБЛИК

Стабильная структура государства возможна только тогда, когда стабильной будет каждая его составная часть, когда существуют равноценные административные единицы. Россия сегодня, по факту, это унитарное государство с множеством национальных и территориальных «резерваций» неясного феодального происхождения, вместе это 85 равноправных, согласно действующей Конституции РФ, субъектов федерации. Отличия между субъектами определяются не отношениями между собой, а отношениями между федеральным центром и субъектом. При этом ни один субъект федерации не равен другому и не имеет никакого самостоятельного целостного значения, а значит, не может в равной степени представлять интересы граждан, что проживают на его территории. Центр сам восполняет интересы граждан, а значит, ослабление центра может мгновенно разрушить государство не согласованными интересами и не регламентированными действиями на местах.

Кремль понимает эту дилемму и планирует ее решить традиционным для унитарного государства образом – формированием единообразных административно-территориальных единиц среднего (регионального) уровня управления, губерний России. Первый этап уже пройден. В 2003-2009 годах, в России была проведена реформа местного самоуправления, таким образом, создано единую структуру территориальной организации местного самоуправления на основе базовой единицы – муниципального образования (или, для простоты понимания, территориальной общины). В 2018 году, завершено функциональную административную унификацию субъектов федерации. К примеру, теперь глава национальной республики в РФ за совокупностью полномочий это тот же глава российской области и так по лестнице, только с местным колоритом, полномочия «федерация-субъект» в административном плане стали единообразными.

Следующий, наиболее сложный в социально-политическом отношении, этап – повсеместное образование губерний как единиц вместо областей, республик и т.д. Кремль планирует укрупнение областей России за счет присоединения национальных государственных образований к русским областям и отдельных русских областей между собой для обретения новыми единицами большей экономической полноценности, управляемости и контролируемости процессов в регионе Центром. Цель – унитарная (единая неделимая) Россия, единообразная и, со временем, однородная. Полное изведение национальных политических отличий между гражданами, ассимиляция народов и этносов Российской Федерации русскими. Россия – для русских, под чутким управлением Москвы.

Однако, с точки зрения понимания управленческих процессов на территории, губерния как среднее (субрегиональное) звено административно-териториального деления для нынешней России не приемлема, решение сомнительно. Она не только будет уничижать национальные чувства народов, местный патриотизм русского населения, политические (и не только) устремления локальных элит, а прежде всего, плоха по соображениям масштаба территории (географии, связности пространства) и, соответственно, какого либо природного и хозяйственного однообразия для совокупности губерний, что чревато возникновением ряда управленческих и административных проблем. Проблем для сбалансированного развития таких регионов. Значит и проблем стабильности для государства.

Губерния, условно, хороша там, где территория однородна и относительно невелика по: населению; хозяйству; пространству. Где все процессы администрирования понятны и схожи, где каждая губерния как бы отдельно, но в тоже время уровень хозяйственных связей нуждается в дополнении. И зачастую, имеет выраженные приоритеты развития. Она хороша для относительно больших национальных государств. Да, ее можно назвать «федеральная земля» или большая «область», но от этого характер управленческих процессов не изменится.

По этим причинам, мы видим решение выше указанной управленческой и административной дилеммы кардинально другим образом, а именно построение единого национального устройство федерации как союза территориальных республик, раскрытия потенциала народов России в реальной территориальной федерации. По образцу США, но лучше, ибо российские субъекты федерации могут быть построены из одних и тех же «кирпичей» без резерваций и исторических «малых» штатов. Система лучше в управлении и построении без проблем колониальных завоеваний.

Лучше, ибо по своей форме это гибридная форма государственного устройства по отношению к построению существующих федеративных государств, или же, кому – это «чистое» федеративное устройство только административного назначения без выраженных этнических, или традиционных (феодальных) территориальных конструкций. Формируется взвешенная комбинация этнических и административных компонентов на территории. По результату таких преобразований, к примеру, в одних республиках будут преобладать русские по национальному составу населения и, вместе с тем, будет в наличии выраженный этнический компонент других национальностей. И наоборот. Таким образом, как полезные добавки к стали делают ее прочнее, гибче, влагоустойчивее и т.д., так новые республики получают внутренний стержень, новые свойства и будут способствовать раскрытию потенциала новых локальных политических общностей на территории совместного быта и хозяйства русских и других народов России, в составе единой российской нации.

Мы за формирование полновесных республик в составе федерации, а это значит построение новой архитектуры национального строительства в новой России, а вместе с ним и внутреннего регионального, и субрегионального, с целью достижения эффективного союза стран. Местные элиты и граждане должны получить возможность полностью самостоятельно определять хозяйственное развитие своего дома. Республики должны иметь внутренние административные области и районы, как обыкновенные национальные государства, а также, возможно, автономные области и районы там, где это нужно для выстраивания полного доверия населения собственной власти на местах. Области, районы и автономии с минимальными различиями между собой в административном фокусе, но с разным политическим представительством. Но это уже о порядке.

Республики, сложенные с совокупности близких территорий (полностью или частично с разных нынешних субъектов федерации, их районов и муниципальных образований) по культурному и хозяйственному укладу местности, и сопоставимому населению для активного представления интересов местных жителей (граждан федерации), а также полноценного обустройства совместного хозяйства близких регионов будут непоколебимыми учредителями и участниками союза. Поскольку такие республики по объективным причинам будут заинтересованы в совместном экономическом и политическом пространстве России, хотя бы потому, что они имеют единую инфраструктуру, как естественную монополию ввиду особенностей освоения страны, единое культурное пространство, единый общий рынок и т.д.

Мы за формирование союза суверенных территориальных республик. Федерации особого (назовем его – российского) типа, где каждая республика, имея, предельные равные политические и другие возможности, пользуется достоянием общего пространства в разных измерениях. И, в первую очередь, общей системой безопасности и хозяйственной инфраструктурой, что определяет общую и единую внешнюю политику России. Мы за федерацию российских республик.

На наш взгляд, с учетом совокупности внешних и внутренних факторов, мы, как пример для дискуссии, определяем только 15 (пятнадцать) относительно полновесных суверенных республик в международно-признанных границах РФ (см. рисунок). Условно, территориальная республика: Поморская; Московская, Воронежская, Волго-Донская (или Калмыцкая в историческом и территориальном, но не этно-национальном смысле), Поволжская (или Булгарская), Приуральская (Вятская), Уральская, Ямало-Таймырская (Ненецкая), Сибирская, Алтайская, Саянская (Тувинская), Байкальская (Бурятская), Якутская, Приамурская, Камчатская (Чукотская). Помимо этого, наличие полноценного суверенитета союзных республик и общее евразийское пространство открывает возможность для приглашения к новому союзу Казахстана, Кыргызстана, Монголии, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана на общих началах.

Примечательно, что именно формирование суверенных республик на территории, к которым имеются разные исторические претензии государств-соседей в международно-признанных границах Российской Федерации, может устранить подобные притязания с учётом новых обстоятельств международно-правового характера, формирования новых союзных суверенных государств.

Например, формирование союзной суверенной Приамурской республики в международно-правовом отношении делает беспочвенными какие-либо претензии Китайской Народной Республики на Внешнюю (Русскую) Маньчжурию, апеллируя к проблемным договорам с Российской империей. Если вообще не формирует основу для расширения русского влияния на внутреннюю политику Китая в вопросе политического развития Внутренней Маньчжурии, Внутренней Монголии, Тибета, а также других обособленных территорий в составе КНР, включая Тайвань. Влияния мягкого, как образца для формирования условной Федеративной Республики Китай на всех территориях, что принадлежат к китайскому культурному пространству.

Создание нового государства, кроме прочего, поспособствует снятию бремя санкций с РФ, с оглядкой на новую реальность, избавится от лишнего груза империи, от негативного реноме страны и постепенно от негативного отношения к россиянам, что возникло вследствие российско-украинской войны. Новое государство это новое государство, но не перевоплощение империи, красной или белой ипостасях. Механизм управления кардинально меняется.

ШАГ ТРЕТИЙ. БЕЗОПАСНОСТЬ В РОССИИ – СОЮЗ ЕДИНСТВА

Безопасность государства бывает разной, однако всегда определяется полнотой суверенитета власти и территориальной целостностью страны, способностью и возможностями на разных уровнях противостоять давлению по внутреннему и внешнему периметру нации, соответственно. Суверенное государство принимает самостоятельные решения, имеет полный контроль их воплощения. В этом случаи, чем выше уровень однородности общества, наличие единой политической нации, тем более защищен суверенитет. Чем выше уровень географической однородности территории, ее сплошного освоения гражданами, тем более защищена территориальная целостность, воплощение решений. И в первом, и во втором случае – другие государства лишены каких либо предпосылок и возможностей влиять на нацию, к примеру – путем разных провокаций, мягкого влияния культур и прочее.

В этой связи, Режим Путина не оригинален. Преследуя цель единства (однородности) державы, режим использует шаблоны и практики ушедших разнородных империй, пропаганду и институты фашизма, как бы прискорбно это не было. Кремль культивирует российский шовинизм (правильность и превосходство россиян, их государства: по большому счету, именно россиян, не русских) называя его правильным национализмом на основе «государственного» патриотизма. Социальная справедливость для общественных страт (классов и т.д.) и гражданская свобода в стране подменяется требованием мнимой (имперской) справедливости для государства.

Справедливости в отношении утраченной империей позиции в мире, в борьбе за ресурсы, как основной и не зависимой от властителей причины нерешенности внутренних индивидуальных, групповых и других социально-экономических проблем и противоречий. Как бы власть говорит народу – это не мы виноваты, что вы плохо живете; давайте все вместе сплотимся для решения одной проблемы. При этом, проблема заведомо ложна, а значит вечная. Вечная проблема – вечная власть и вечная неестественная сплоченность до изнеможения общества или непоправимых и явных массам управленческих ошибок в решении этой внешней проблемы. Например, поражение в войне. В других случаях – падишах (народ) умрет первым. Поколения людей, активной молодежи, меняются раз в 15-25 лет, а государства, в этом сравнении, вечны. Каждое новое поколение воспринимает старую вечную проблему, как новую. И бежит «хомяк» в своем старом-новом колесе.

Между тем, Россия остается по идентичности граждан не однородной. К началу войны, около 78 процентов жителей России называли себя русскими (по переписи 2010 года). При этом, согласно систематическим социологическим исследованиям, более 60 процентов жителей страны лишены национальной идентичности и, в большинстве случаев, считает себя русскими «по принуждению» (за фактом места проживания), но не ощущают себя такими, не определяют себя как граждан. То есть россиянин это больше о статусе подданного Российского (Московского) государства. Всецело жителям Российской Федерации ближе локальная или социальная идентичность отдельных территориальных и социальных групп. Собственно, только около 20 процентов россиян сознательно считают себя русскими гражданами Российской Федерации. Империя на излете.

Москва отдает себе отчет в этом. Как следствие, в 2019-2021 году, было произведено ряд мер по ускоренной реализации государственной национальной политики, начатой с 2012 года (согласно Стратегии государственной национальной политики РФ на период до 2025 года). Ключевая позиция ускорения – форсированное продвижение русского языка как единого государственного в ущерб другим официальным языкам, придания им значения факультативных, не обязательных в России. Это относится, в первую очередь, к вопросу национальных языков, признанных государственными в 23 субъектах федерации, языков титульных народов. Также обрело новое дыхание ужесточение административного надзора «межэтнического согласия» в стране. Согласно заявленным планам Кремля, цель национальной политики – полное доминирование русского языка и русской культурной идентичности в российском обществе на всей территории России, формирование единого гражданства и гражданского сознания, без учета существующих этнических отличий народов России.

Прямолинейная политика ассимиляции провоцирует внутреннее напряжение, что получило скрытые формы и формирует новые угрозы. В этих условиях, построение российского типа федерации, союза территориальных республик, позволяет нейтрализовать угрозы и радикально снизить уровень какого-либо напряжения на национальной почве. Политическая дискуссия и социальные движения локализуются в территориальных республиках, уровень дискуссии обретает прогнозируемые формы и механизмы взаимодействия. Но существующие ныне проблемы спорных и отдаленных территорий, а именно проблемы однородности и общности граждан на такой территории (спорной или отдаленной иной по культуре общности) никуда не исчезнет.

Нужны взвешенные территориальные преобразования, иначе проблемы неоднородности повсеместно будут использовать федеральные ресурсы в ущерб интересам союзных республик, будут постоянно генерировать склоки в союзе и между гражданами союза республик, жителями разных территорий. Будут провоцировать внешние угрозы целостности, и формировать каналы влияния внешних сил. Такая ситуация чревата потерей контроля управленческих решений и формирования сторонних политико-правовых практик (яркий пример «чеченская проблема»).

Мы видим решение проблемы однородности в выведение из состава России часто спорных и обременяющих целостное Государство российское территорий. Выводить индивидуальными путями в зависимости от конкретной проблемы, но с сохранением единого механизма: ответственность за безопасность границ нового союза, по факту, ложится на сопредельное государство вследствие формирования новых балансов сил в приграничных регионах, но при сохранении глобального влияния России. Россия обретает новую силу без усилий, условное внешнее кольцо безопасности, что предостерегает союз от разрушения. Сила что снимает напряжение с границ и превращает Россию в новый геополитический (цельный) материк. Как пример, следующие решения наиболее ярких проблем. Довольно смелые, но честные примеры.

Проблема первая. Столица нашей Родины.

  • Новая столица. Необходимое условие предупреждения политических и социальных дрязг за политическое лидерство и административное влияние между элитами республик это территориальное отделение союзного политико-административного центра от политико-административных центров союзных республик, формирование отдельного столичного района без выборной власти. На наш взгляд, за совокупностью разных факторов наиболее приемлемым есть размещение (возведение) нового административного центра в городе Красноярск или его округе. Негласной столице Сибири, наряду с Новосибирском.

С одной стороны, этот город имеет неоспоримое экономическое значение в освоении северных и восточных территорий, низкий протестный потенциал, город-миллионник, население однородно по национальному составу (более 90 процентов составляют русские), располагает наиболее равно удобным плечом для логистики и управления по отношению ко всем союзным республикам, достаточно удаленный от внешних границ. Расположен на берегах большой сибирской реки Енисей. С другой стороны, максимально позволяет реализовать физический административный контроль развития всех республик от Урала до Северного и Тихого океана. В первую очередь республик со значимым смешанным составом населения.

В этом случае, Москва может остаться полноценным центром военного руководства и дипломатии. Кроме прочего, формирование нового союзного административного центра должным образом будет способствовать миграции населения с западных республик в столичный район, формированию новой экономики города и района, ускорению развития сопредельных республик со смешанным населением, что дополнительно будет снижать социальное, в т. ч. национальное, напряжение в союзном государстве. Сепаратистские и, вообще, центробежные движения теряют политический смысл.

Проблема вторая. Кавказ.

  • Формирование нового не враждебного для союза независимого государства под условным названием «Кавказская конфедерация» по образцу Швейцарской конфедерации с рядом национальных округов (кантонов), в границах нынешней Чеченской республики, большей части Дагестана (до реки Терек) и Республики Ингушетия. Такая форма позволяет, в первую очередь, перенести границу России в степи для ее усиленного контроля и резко снижает траты на влияние в регионе.
  • Формирование Горской автономной области союзной Волго-Донской республики с рядом самоуправляемых национальных районов горцев. Объединение Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик с городом Пятигорск и районами Ставропольского (Предгорный район) и Краснодарского (Отрадный) края, с общим хозяйственным уточнением административных границ. Повышаются усилия для развития и контроля Прикавказкого региона.
  • Формирование Черноморской и Адыгейской области. Раздел Краснодарского края на три части. Адыгейская область в междуречье рек Кубань и Лаба (без Темрюкского района) на запад, к Чорному морю, с упразднением Республики Адыгея. Черноморская область в междуречье рек Ея и Кубань на запад от линии н.п. (станицы) «Воронежская – Кущевская». Территория на восток от линии «Воронежская – Кущевская» и реки Лаба – к территории нынешнего Ставропольского края. Уточнение административной границы как, с одной стороны, потенциально спорной с Украиной, с другой, – предупреждение местного этнического сепаратизма в союзной Волго-Донской республике и союзе в целом.
  • Предложить Грузии принять в состав страны часть Республики Северная Осетия – Алания (территория без Моздокского района) с обязательством Грузии сформировать Осетинскую автономную республику на совокупности этой территории и территории бывшей Юго-Осетинской автономной области. Отказ России в признании независимости Абхазкой и Южно-Осетинской республик. Вывод российских войск с территории Грузии.

Возникнет полноценный буфер безопасности между Россией и Кавказской конфедерацией в горной местности, а также, «фильтр» из православной Грузии для нежелательных влияний на территорию Государства российского мусульманского и другого экстремизма с Юга. Устранит необходимость размещения вооруженных сил союза в Закавказье.

Проблема третья по порядку, но первая по значимости на сегодня. Западная граница.

  • Возобновления границы с Украиной «до войны». Возвращение полностью дотационных Крыма и Севастополя, вывод российских войск с депрессивной территории Донецкой и Луганской областей. Проведение демаркации границы с ее уточнением путем обмена некоторыми участками, что могут улучшить позиции России и Украины в вопросе логистики и безопасности. Например, хозяйственное уточнение разграничение земель для железнодорожного сообщения и т.д.
  • Предложить Украине принять в состав страны как большую часть репарации России территорию отдельных районов РФ на разных условиях. На постоянной основе, присоединить: город Таганрог, Куйбышевский, Матвеево-Курганский, Неклиновский районы Ростовской области, а также Темрюкский район Краснодарского края (Крымский мост и округа), а также Грайворонский район и часть Валуйковского района (с н. п. Уразово) Белгородской области. Районы Брянской области западнее линии н. п. «Суземка – Трубчевск – Почеп – Клетня» с уточнением границы. На временной основе, на правах автономии на 25-50 лет, принять в состав Украины Черноморскую и Адыгейскую области, с гарантией права населения автономий на самоопределения в вопросе принадлежности территории после окончания установленного строка.

Будет выровнена граница между государствами, что повышает обоюдную безопасность. Передача областей с целью, в т. ч. снятия социальных обязательств (траты России) перед населением густонаселенного Краснодарского края, а также связать развитие Украины местными проблемами и долговременными обязательствами в сфере безопасности российских границ. Позволит принципиально реорганизовать Черноморский флот РФ.

  • Предложить Польше принять в состав страны полностью дотационную Калининградскую область, на правах автономии, с обязанностью оплаты за счет Польши перемещения российской военной инфраструктуры и строительства новой инфраструктуры в России. Возместить стоимость гражданской инфраструктуры региона. Также обязать Польшу профинансировать программу добровольного переселения граждан РФ в Россию.
  • Предложить Финляндии принять в состав страны депрессивные Республику Карелию (или её часть) и Мурманскую область, в т.ч. на правах автономии, с обязанностью оплаты за счет Финляндии перемещения российской военной инфраструктуры и строительства новой инфраструктуры в России. Возместить стоимость гражданской инфраструктуры регионов. Также обязать Финляндию профинансировать программу добровольного переселения граждан РФ в Россию.

Проблема четвертая. Восточная граница.

  • Принятие мирного договора и предложение Японии о выкупе территории Курильских островов. Во-первых, передать Японии спорные четыре (южные) Курильские острова как жест «доброй воли». Во-вторых, предложить Японии выкупить российскую (северную) часть островов, условно, по примеру продажи Россией территории Аляски США. С требованием гарантии прав граждан России, что останутся на территории островов. Подписание договоров о безопасности границ на Тихом океане.

Проблема пятая. Совокупность мелких противоречий.

Другие более мелкие проблемы и/или территориальные споры могут решаться аналогично, там, где это возможно со стороны обеспечения безопасности России и хозяйственных возможностей новых республик в будущем. Проще, принцип: обмен удалённых и депрессивных территорий на ресурсы финансовые и безопасность для союза.

Таким образом, согласно примеру, Россия получит семь основных преимуществ. Первое, избавится от излишних трат на отдаленную и старую инфраструктуру, в т. ч. социальную, и от социальных обязательств перед населением «лишних» окраин (Более 16 млн человек: более 12 млн смешанного населения РФ; около 4 млн – Крым и Л/ДНР). Второе, выстроит пограничную систему безопасности из сопредельных стран для снятия военного и другого напряжения. Третье, переселит наиболее активное, молодое и трудоспособное русское население за счет соседей внутрь страны. Четвертое, построит новую военную и другую инфраструктуру на компенсации соседей. Пятое, сохранит региональную связь и влияние на Украине, а также в Европе и на Кавказе за счет «Кубанского вопроса» и аналогичных вопросов. Шестое, укрепит влияние в Центральной Азии, на Северном и Тихом океане посредством новой столицы. И, седьмое, обретает потенциал к проектированию мягкой силы расширение союза за счет новых участников в Центральной Азии, возрастанию политической роли России для Китая, Индии и США на евразийском пространстве.

ШАГ ЧЕТВЕРТЫЙ. РАЗВИТИЕ В РОССИИ – СОЮЗ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

Существование равноправных относительно соразмерных (по совокупному человеческому потенциалу и ресурсам) партнеров по союзу в отсутствии напряжения сил на внешней границе объединения решающим образом поддерживает устойчивость политического организма общего государства с его внешней стороны. Но этого не достаточно для мотивации участников федерации, их населения, к союзу или для предупреждения возникновения непреодолимых разногласий в будущем. Независимо от того существует или нет общее социально-культурное пространство союза, ни одна с политически равных республик федерации не захочет по своей воле быть внутренней колонией для более мощного, в силу разных преимуществ, государства-участника союза. Особенно, с учетом традиционной политической культуры в России, что только нуждается в развитии. Нужны понятные и неоспоримые экономические преимущества от союза, нужна экономическая база для развития хозяйства союзных республик.

Сегодня, как и раньше, база российской экономики это экспорт сырья, в первую очередь, экспорт сырой нефти и нефтепродуктов. Именно благодаря стремительному росту цен на мировом рынке нефти России удалось достичь без малого наилучшие показатели благосостояния граждан за всю ее историю, включая период СССР. Так, в предвоенный период, в 1997-2012 годах, ВВП России вырос в 7 (семь) раз (к 1,9 трлн дол США) на фоне пятикратного роста объема экспорта, что состоял на 70 процентов с продаж нефти и нефтепродуктов. Весь сырьевой экспорт составил 93 процента от вывозимых товаров. Цена на русскую нефть взлетела в эти годы, в 6 (шесть) раз при кратном росте спроса. Ежегодно за счет экспорта Россия получала 100-164 млрд дол США, что позволило нарастить международные резервы в 72 раза и рассчитаться практически со всеми заимствованиями СССР.

К последнему мировому экономическому кризису 2008-2009 годов, доля секторов экономики не связанных с нефтью составляла в экономики России не более 10 процентов. Более того, поскольку темп роста доходов от сырья был несравним с другими отраслями, внимание к развитию целостной промышленности было эпизодичным и непродуктивным. Было проделано несколько бессмысленных попыток заместить импорт высокотехнологических продуктов, государство истратило на эти цели до 15 процентов ВВП и еще 12 процентов ВВП пыталось привлечь за счет государственных гарантий, все это на протяжении десятилетия до начала войны (к 2014 году). Было использовано широкий набор инструментов государственного инвестирования, но безуспешно. Как и во времена СССР экономика заканчивается там, где начинается повсеместный государственный монополизм или как это называют в России – новоявленный, государственный (суверенный) капитализм.

Экономика России в преддверии войны это централизованное управление и повсеместный контроль государства при помощи государственных корпораций над 70 процентами каждого рынка в стране. Государственные монополии процветают в РФ как на федеральном, так и на региональном уровне. При этом сохранялось (до 2022 года) свободное движение капитала и функционирование развитого фондового рынка. В преддверии полномасштабного вторжения, более 66 процентов расходов федерального бюджета 2019-2021 года покрывали только потребности государственных корпораций, в том числе оборонно-промышленного комплекса, совокупные оборонные затраты стали значительно превышать социальные тратты (на 15 процентов). К этому, 97 процентов расходов, как бы равноправных, субъектов федерации находятся под жестким контролем Центра, что сковывает какие либо региональные инициативы и проекты. Также, до 40 процентов государственных финансов (или более 15 процентов ВВП) непосредственно контролировались федеральными чиновниками-группами влияния.

Но этого Москве было мало, денег всем не хватало, да и для развития нужны инвестиции. Кремль перед вторжением планировал постепенно воплотить две ключевые реформы для России. Большую административно-территориальную корпоративную реформу и большую приватизацию стратегических корпораций. Как ни странно звучит, но они дополняют друг друга. В условиях России расчет эффекта от реформ был прост. Местные региональные власти должны были потерять и те крохи влияния на развитие своих регионов, что они имели (имеют). Большие федеральные корпорации должны получить дополнительные инвестиции средством наращивания хозяйственных возможностей, привлекательности. Тогда как собственниками корпораций должны были стать «свои люди» и «стратегические партнеры» из-за рубежа.

Первая реформа. Следуя действующей Стратегии пространственного развития России к 2025 году, федеральная власть планирует формирование новых административно-экономических единиц, т.н. макрорегионов, всего 12 укрупненных экономических районов, образований-регионов на всю федерацию. При этом эти регионы будут сформированы на основе пространственного размещения наличной промышленно-сырьевой базы 12 основных государственных корпораций для удобства управления и эксплуатации ресурсов страны корпорациями. И, к сожалению нынешних субъектов федерации, такое деление не будет учитывать ни национальные особенности, ни традиционные хозяйственные связи территорий с соседними регионами. Даже наоборот, многие близкие по политико-социальному конструкту регионы, с близкими региональными элитами и дополняющем хозяйстве будут «разведены» по разным макрорегионам.

Колониальная империя в чистом выражении ибо, по факту, планируется формирование колониальных корпоративных государств-регионов в РФ, стран без местного представительства и без учета местных интересов. Да и зачем, если речь идет не о развитии промышленной базы регионов, а лишь эксплуатации существующей. Так сказать, – «Да здравствует российская «Остиндийская компания», целых 12 компаний.

Вторая. На начало 2022 года был запланирован старт «Большой приватизации», не начата в связи с началом вторжения и достижением планового объема накоплений Фонда национального благосостояния (резервного фонда правительства) (далее – Фонд) в размере более 12,1 процентов ВВП (более 185 млдр дол США), а также наполнение международных резервов России до планового уровня в более чем 30 процентов от ВВП (более 600 млрд дол США). Собственно, накопления Фонда более 7 процентов ВВП предусматривает расход его средств выше нормы на внутренние инвестиции. В первую очередь, речь идет об инвестициях в реализацию корпорациями больших национальных проектов до 2024 года, освоение общих денег федерации на развитие промышленной, социальной и транспортной инфраструктуры по запросу корпораций. По 1,1-1,4 процента ВВП в год.

Впрочем, механизм приватизации корпораций не отброшен. Его суть состоит в приватизации 75 процентов каждой корпорации на внутренней площадке среди «своих» парней, в. т.ч., в качестве возможности легального возврата (оффшорного) капитала друзей Владимира Путина и его капитала в Россию. И, до 25 процентов каждой корпорации для внешних инвестиций среди «стратегических партнеров», а именно, в первую очередь, партнеров с таких стран как Германии и Франции. Также, были надежды, подключить друзей с Японии, что, предположительно, оставалась до последнего момента хорошим запасным шлюзом для «честно» заработанных российских денег за границу России, после 2014 года. Вместе – для формирования прочной корпоративной связки российских кланов между собой и с партнерами для создания прочной базы российского авторитарного режима, обеспечение личной безопасности новым феодалам и аристократам в России, их «честно» заработанной собственности, а также сохранения за собой, за Россией, международной позиции игрока-посредника, миротворца для США и Китая. Да, и для других тоже. Но что-то пошло не так.

Интересно, что в этой картине мира и «прогрессивных» реформ раннего капиталистического общества плохо просматривается интерес простого россиянина, если он есть. Какие его возможности развития собственного благосостояния и благосостояния его родного края. Мы за равное участие в развитии России ее субъектов, а вместе с ними и граждан каждой республики и федерации всецело.

Суверенное государство никогда не согласится на полную концентрацию капитала и доступа к природным ресурсам страны, в т. ч. к природным ресурсам регионов, у одного из государств союза посредством ведения хозяйственной деятельности, условно, федеральными корпорациями или их «гениальными» собственниками – российскими олигархами. Первостепенной задачей поддержания внутренней стойкости и мотивации союза есть обустройство равного доступа к ресурсам всей страны. Мы убеждены в необходимости совместного получения выгод участниками союза от ресурсов их регионов там, где самостоятельно или даже посредством внешних инвестиций каждое государство отдельно не сможет их освоить с наибольшей максимизацией совокупной разносторонней прибыли и социально-экономических эффектов для собственного развития, для синергии экономического роста группы союзных государств.

Отсюда, формирования такого внутреннего политико-экономического инструмента возможно только путем раздела капитала существующих ресурсных корпораций и формирование федеральным центром новых на основе долевого участия каждого государства в каждой корпорации. Например, в понятной форме долевого раздела, где за каждым правительством союзных республик закрепляется доля ровная 5 (пяти) процентам каждой корпорации (Газпром, Росснефть, Сбербанк, ВТБ и другие), или, по суме долей, 75 процентов капитала для 15 республик с равным правом голоса при принятии решений в управлении. Оставшиеся 25 процентов сохраняются в прямом управлении федерального правительства с целью привлечения инвестиций от участия приватных и иностранных инвесторов и/или для расширения союза (аргумент к участию). Получаемые выгоды понятны и осязаемы. И, конечно же, наряду с этим – формирование открытого единого конкурентного внутреннего рынка союза, ограничение возможностей монополий местного разлива.

Стоит заметить, что в этом случае речь идет не просто об очередном разделе собственности непосредственно между региональными элитами союзных республик, минуя группы заботливых федеральных чиновников и олигархов. Речь идет о распределении полномочий между союзом и республиками в секторальном разрезе экономики страны. Федеральное правительство, в первую очередь, должно думать о эффективном и результативном управлении корпорациями и инвестициях на уровне достижения общих эффектов в экономике под контролем совокупности региональных правительств, сохраняя блокирующий голос за центром. Региональные правительства должны быть уверены в наличии и приумножении взаимной прибыли без ущерба для каждого участника. При этом, такая прибыль, с учетом нынешних реалий в России, будет продолжительное время базой для региональных экономик, восполнения бюджетов республик, независимо от того работают ли сейчас корпорации в одной республике или во всех одновременно.

ШАГ ПЯТЫЙ. БЛАГОСОСТОЯНИЕ В РОССИИ – СОЮЗ СПРАВЕДЛИВОСТИ

Как стабильность структуры государства определяется уровнем представления интересов на местах, так и обеспечение этих интересов местными источниками ресурсов республик определяет уровень ощущения справедливости и необходимости кооперации жителями субъектов федерации, определяет прочность союзных связей. На сегодня, практически все регионы России в подвешенном состоянии. Существует острая социальная и межнациональная напряжённость в регионах страны, между регионами и центром, между разными регионами, а также распространение значительного регионального неравенства в российском обществе.

Совокупно на потребности субъектов федерации отводится 33-35 процентов доходов страны, ежегодно, посредством перераспределения налоговых доходов федерального и других бюджетов. Но парадоксально то, что при более чем достаточных высоких доходах федерального бюджета России, в стране 85 процентов субъектов федерации это дотационные регионы. Среди этих регионов почти половина в состоянии чуть ли не перманентного «застоя» с начала 1990-х годов. Более 60 процентов субъектов критически зависят от дотаций центра. Бюджеты практически каждого национального образования в РФ формируются на 70 и более процентов из федеральных вливаний десятилетиями. Полностью зависят от федерального бюджета кавказские субъекты федерации, а также Крым со своим до конца не определённым статусом, Республика Тыва, Республика Алтай и Калининградская область. По факту, местные бюджеты (вместе с дотациями) едва покрывают расходы на бюджетников в субъектах федерации. И так от начала существования Российской Федерации.

В современной России, в бюджетной системе распределяется до 38 процентов ВВП, в т.ч. до 12 процентов – распределяется бюджетами субъектов федерации (включая федеральные дотации). По факту, все субъекты федерации нынешней системы управления с исходной позиции не состоятельны по отношению к социальным обязательствам государства на местах. Только 12 (с 85) субъектов выступают донорами федерального бюджета. Это субъекты, преимущественно с маленьким общим населением, где ведется основное освоение природных ресурсов страны и столичные регионы.

Между тем, более 60 процентов национального богатства принадлежит одному проценту граждан РФ и такое расслоение усугубляется. По факту, постепенно с 2018 года, широкие массы населения России, в первую очередь бюджетники, отстранены от получения части нефтяной «ренты». Здесь нужно понимать, что посредством занятости в бюджетном секторе, в. т.ч. в силовом блоке, государственных корпорациях и путем получение пенсий, разной социальной помощи формируются доходы больше 70 процентов населения. А в случаи проживания граждан в моногородах – доходы до 90 процентов горожан. К началу войны, к 2014 году, в совокупном доходе среднего россиянина (преимущественно в зарплате и/или пенсии гражданина) перераспределенная рента от нефти и других ископаемых ресурсов составляла более 20 процентов дохода. Сейчас ее нет.

Нет, потому что в новых условиях, начиная с 2017 года (истощение прежних резервов от войны и падения цен на нефть 2015-2016 годов), правительство Российской Федерации формирует новые резервы на случай мирового кризиса и/или войны за счет экономии на гражданах. Кризис правительство РФ ожидало (в планах 2019 года) в 2020-2022 годах. И готовилось. А именно, около 60 процентов от новых накоплений резервных фондов достигнуты вследствие ограничения трат на население с федерального бюджета страны, в т. ч. за результатами новой пенсионной реформы, постепенного роста налогов на потребление, внедрения нового бюджетного правила «Нефть по 40+» и реформы налогообложения в нефтегазовой сфере «Налоговый маневр».

Помимо этого, с начала 1990-х годов, почти 30 процентов всех городов России находятся в депрессивном состоянии, в полной разрухе. Повсеместно 40 процентов населения России зависит от прямой социальной помощи государства (помощь составляет 50-60 процентов месячного дохода семейного бюджета граждан). 65 процентов россиян используют те или иные социальные льготы. Но и эти все вместе расходы федерального бюджета на социальные нужды не превышают 27 процентов от годовых трат российского федерального правительства.

Неравенство и социальная несправедливость очевидное следствие концентрации бюджетных ресурсов в Москве, следствие приоритета федеральных целей и задач над местным развитием. А значит, путь к решению проблемы бедности в России тоже очевиден – потребность в федерализации бюджетной системы или попросту справедливое (социально ориентированное) распределение доходов от сбора налогов. Нужно реализовать подход пропорционального бюджетного распределение доходов без лишнего административного круга «в центр и обратно». Местные власти новых республик должны распоряжаться не менее 90 процентами доходов от налогов на своей территории и иметь доступ к прямым социальным трансфертам между республиками. Только прямые договора под двусторонние обязательства и под административным надзором федеральных властей способны дисциплинировать местные власти от расточительных трат, от «проедания» социальных инвестиций и откровенной коррупции, а также предупредить излишние амбиции чиновников Центра.

Чем ближе перераспределение ресурсов к гражданам, тем выше их интерес к контролю над своей властью, своими местными ресурсами и к формированию условий для преодоления бедности здесь и сейчас, устранение социального напряжения и противоречий. Мы предлагаем, как базу, условные пропорции раздела текущих доходов, соответственно, на три части.

Первая часть, это отчисления в федеральный бюджет, что составляет 10 (десять) процентов от собранных налогов в республике с целью обеспечения общей безопасности, государственного управления и надзора, финансирование федеральных проектов. Вторая, – в республиканский бюджет – 20, с целью выравнивания уровня жизни в отдельных регионах республики и финансирование региональных проектов. И, третья, – в бюджет муниципального образования (территориальной общины) – 70, финансирование социальных расходов, в т.ч. на местную социальную инфраструктуру, использование средств на некие локальные проекты и/или кооперацию с другими муниципальными образованиями для проектов совместного развития и т.д.

Конечно это слишком упрощенная схема, но перед нами и не стоит задача в этом очерке описать бюджетную реформу и реформу налогообложения в России во всех деталях, смотрим всего лишь на желанный результат. Механизм достижения известен и может использоваться на территории России с нужным применением. Акцент снова нужно делать не на том, сколько чего и кто получит в деньгах, а какие полномочия нужно вложить на разные уровни управления, что будут обеспечены приведенным распределением.

Важно также и то, что в этой ситуации целью федерального правительства будет, в первую очередь, достижения роста доходов и наполнение федерального бюджета в абсолютном измерении, и, как следствие, рост возможностей для повышения трат на потребности федерального госаппарата, исключительно за счет профессионального уровня федерального управления инвестиционной деятельностью. При этом местные администрации должны финансироваться с республиканского бюджета подобным образом, что успех главы местной администрации определяется эффективностью поиска и реализации проектов развития на местах через консультации и договора муниципальных образований между собой.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ. К 100-ИЮ ДОГОВОРА ОБ ОБРАЗОВАНИИ СССР

На первый взгляд, «Пять шагов» к русской северной мечте выглядят неплохо, даже более того, построение именно такой федерации в качестве Союза Советских (Суверенных) Республик имеет глобальное значение и дает Государству российскому фору в гонке смыслов развития обществ во всем мире, дает новую идею к построению справедливого мира, миссию русской цивилизации.

Интегральная идея разделения федеративной вертикали выборной власти в советы разных уровней для полноты представительства общин (коммун) как базы нации свободного союза местных общин, построение новых полноценных федеративных государств «на основе почвы, а не крови» с целью хорошего управления в стремлении к совместному развитию общин и благосостояния граждан – запредельная идея.

Идея, помимо прочего, позволяет увидеть мир, будущее мира совсем по-другому. Мир, где нет места прежним империям на разный лад и «крошечным» национальным государствам с мнимым суверенитетом феодального происхождения. А есть равные союзы равных коммун, организованные в цельные территориальные национальные государства. Идея позволяет также приблизиться к решению старой как мир дилеммы международного права в отношениях между государствами и народами – права народов на самоопределении и принципа нерушимости границ. В будущем, в будущем…только в будущем.

Но все же, кто захочет или будет претворять мечту и идею в России, в жизнь – есть ли такая партия, как говаривали еще более 100 лет тому назад захудалые революционеры Европы? Есть ли те люди, готовые взять ответственность за создание нового государства и не искусится, как российские большевики в 1917 году, властью обрекая светлую идею социального равенства, и братства, на провал в России. Кто согласится взойти на костер и сам бросит спичку себе под ноги, под свое политическое будущее в новом государстве.

Мы уже сейчас должны понимать, кто будет воплощать это виденье в жизнь и в какой последовательности. Потому, что такое построение как новый политический проект невозможно воплотить путем скажем отложенного во времени созыва всероссийского конституционального собрания или другими обещаниями отложенного завтра. Старое государство не ушло. Это значит, что будет реакция и противодействие изменениям, подмена понятий, целей, задач и т.д., история все помнит – 70 лет по кругу. Новые феодалы под красными и другими знаменами заявят свои права на российскую мечту. Будут полумеры.

Полумеры опаснее ошибок, они ведут к бездействию и, как следствие, к обострению проблем развития общества. Только в момент крушения государства чиновники и политики готовы к решающим реформам во имя своего сохранения. Иначе, как только появятся первые сигналы о стабильности их положения, система федерации некомпетентных временщиков возобновит себя в новой ипостаси. Новые поколения россиян попадут в ту же ловушку развития, что и их родители.

В такой неизбежной ситуации, мы категорически уверены, что реформы должно произвести именно, то правительство, тот президент и парламент и так дальше по цепочке, которые останутся на момент окончания войны. Поскольку, только они будут с одной стороны располагать наиболее большей силой и влиянием по вертикали для произведения быстрых преобразований. С другой, – они не будут иметь, каких либо политических перспектив в новом государстве, кроме как амнистии и защиты от преследования старым государством. По факту, в условиях прекращение существования старого государства, новое государство не будет требовать ответственности за развязывания войны старым ввиду заслуг творца нового, будет защищать творцов от внешних притязаний, в ином случае новое государство проявит слабость перед лицом мира и граждан, признает поражение в войне без поражения. Вот так.

Да здравствует Союз Советских Республик – Федеративная Республика Россия!

Автор - кандидат наук государственного управления, Киево-Могилянская школа управления