Пролог

Эпиграф

“Запопадливий голос з натовпу. Данко! Нирки рви - вони горітимуть. (Данко вирива нирки. Вони горять, але не так яскраво, як хотілося. Тоді Данко і їх кидає у пісок.)

Данко. Що, падлюки. Тепер довольні? (Натовп мовчить)

Данко. Тепер Вам піздєц! (помирає)

Голос з натовпу. Ніхуя нє піздєц! Ми тут в пустині сад зробимо!

Голоси. А вірно хлопці! А діло каже!”

Лесь Подерев'янський. “Данко (феєрія).

Переводить нашего классика на русский – дело неблагодарное и бесполезное. Потому эпиграф именно на украинском. А вообще начал я именно с Подеревянского, потому что редко кто так предельно точно отображает глубинную сущность народа. Вся хтонь, которая у россиян присутствует в противоречивом виде – с одной стороны сопли по щекам на 9 мая и двуглавый орел с серпом и молотом, а с другой – украденный в Украине унитаз и собачья будка, у нас выражена Подеревянским. Но у нас она живая, исходящая именно из самой сути народа. Как давно кто-то сказал на одном из ток-шоу (кто уж и не помню): “Нам хочется шекспировских страстей, а получаем Подеревянского”.

На протяжении тридцати лет у нас появляется Данко. Сперва мы начинаем вспоминать о Кравчуке. Потом Данилыч становится лучшим президентом Украины. Наверное только Янукович уникальный президент, который стабилен в ненависти к нему народа, которая в общем-то неизменна.

Это уже даже стало чем-то предусматриваемым. Сперва “ура, вперед чмо японське”. Потом мы посылаем по курсу русского корабля. Потом “ви ще за ним плакати будете”.

Однако, в условиях войны, я искренне желаю Владимиру Александровичу сломать эту традицию. Это надо всем нам. Это надо родившемуся новому украинскому государству.

Как может быть по хорошему показывает пример Британии. Черчиль. Не всегда очень успешный государственный деятель. С кучей недостатков, очень любивший выпить. Во многом ответственный за гибель ограмного количества солдат в Первой Мировой. Не очень-то успешный послевоенный премьер. Герой войны, которого Отечество на первых же мирных выборах прокатило и выбрало его сопреника. Хотя он не одинок. Шарль де Голль тоже был после войны послан своим Отечеством куда подальше на добрый десяток лет.

Популярные статьи сейчас

Выплаты на проживание и от Красного Креста: куда звонить украинцам

Украина должна вернуть все, что Россия захватила, - Зеленский

АЗС опубликовали свежие цены на бензин, дизтопливо и автогаз в разных областях Украины

Переведенным в Нафтогаз украинцам объяснили, как передавать показания за газ

Показать еще

То есть желалось бы так. Возможно, с учетом того, что Зеленский ломает шаблоны он станет и нашем Черчиллем и Эттли одновременно. И тем, кто в огне войны покончил со Второй республикой и тем, кто заложит основания Третьей.

Да, я уже слышал в ответ на эту идею “Какой из него Черчиль?” Ну тут можно сказать, что какие из нас англосаксы, такой у нас и Черчиль.

А может быть опять как у Леся. Только этот заход будет для нас последним. На часах нас как народа бьет полночь.

Рождение нации.

Рождение нации и государства не всегда параллельны. К примеру во Французской революции буржуазия начала создавать новое государствои параллельно из населения всяческих французских замель начали клепать новую нацию. Параллельно вырезав провинцию Вандея.

Может быть как в США. Когда население сперва осознает себя как нация, и потом поняв, что она переросла возможности породившего ее государства (Великоритании) для своего развития, то нация основывает государство.

В нашем случае можно, как то мне видится, говорить о начале рождения нации во время Оранжевой революции. Когда украинское общество стало сравнительно однородным, обиды истории медлу различными группами стали неактуальны.

И на передний план вышел такой фактор, как осознание общности исторической судьбы. У определяющего большинства населения страны будущее начало видеться бытием в составе Украины как национального проекта, как минимум, если и не прозападного, то нейтрального по отношению к Москве. В 2014 году мы уже могли зафиксировать окончательное рождение нации на Майдане. Но...

Государство, как реальное выражение бытия народа в конкретном месте и времени, продолжало быть развитием проекта УССР 2.0. Да, где основавшая его перекрасившаяся партийная верхушка и красный директорат сошли с исторической сцены. Но появилось “теневое государство” блестяще исследованное в цикле передач Юрия Романенко и Сергея Дацюка. И главный орган этого государства, правоохранительная система.

УССР 2.0, она же Вторая Украинская республика, постепенно загнивала, становясь все более недееспособной. Сразу отмечу, речь не идет о способности карательного аппарата подавлять население и гражданское общества в интересах правящей верхушки. Речь именно о государстве. В частности, о его способности обеспечить суверенитет на всей сворей территории.

Нация растет, и отравляется трупным ядом разлагающейся Второй республики. Приход Зеленского ускорил некоторые процессы, но не сделал их решающими.

Смерть Второй республики и рождение Третьей.

24 февраля произошел надлом. Для удержания Киева как столицы и центра управления Зеленскому удалось сделать то, что не смогла сделать Народна Рада за век до него. Он удержал Киев. Просто массово раздав населению оружие. И в очередях и боях на Киевщине родилась Третья республика и умерла Вторая. Как и в процессе переселения миллионов человек за рубеж.

Я не говорю, что родившееся государство обречено на успех, что оно не может повтоирить ошибок предыдущей республики. Может. Но смерть Второй республики произошла. И родилась Третья в огне борьбы. Когда тысячи добровольно взяли в руки оружие. С учетом того, что Россия высказывает претензии на восстановление империи, украинский народ таким образом реализовал свое право на восстание и споротивление угнетению, и Зеленский получил легитимность как вождь вооруженного народа. И, таким образом, тысячи вооруженных людей по факту учредили новое государство. Более схожее с тем, чем были США в момент своего основания. Когда свободные вооруженные люди переучредили основания своего общего бытия.

В кольце фронтов. Все сказанное, разумеется не означает, что все все осознали и теперь мы дружно пойдем строить новое государство. Перефразируя Ленина, можно сказать “Националистическое Отечество в опасности”. По факту новорожденная Республика оказалась в кольце фронтов – как внутренних, так и внешних. Военного, правоохранительного, экономического.

Для этого нам сперва нужно победить на первом, самом важном фронте – военном. У неас есть высокая мотивация солдат и западноая помощь.

Но тут на руку врага играет второй фронт, который разрушает самое главное – мотивацию и единство. Речь даже не идет о подрувных элементах, которые сознательно подыгрывают врагу. Речь идет о правоохранительной системе, которая была заточена под систему Второй республики,и, будет стараться восстановить ее жизнь по мере сил. Суды, милиция и прокуратура пока не явоялются выразителями интересов новой республики и вооруженного народа, который учредил ее по факту.

Получится ли у них это? Нет. Они могут удушить новорожденную республику. И тогда мы падем как государство и народ. Но у них не получится восстановить то, что было до войны. Отсутствие перспектив, невозможность построить страну, в которой, как в знаменитой песне пел Положинский еще на заре Оранжевой революции:

Лиш уявіть, якою стане країна,
В якій кожна людина живе, як людина,
В якій все, що хороше, – значить і наше!.
Але поки, на жаль, все зовсім інакше...

Все это может не дать развиться новому. Но старое уже не вернеться. Детище Кучмы – Вторая республика мертва. Весь вопрос в том, утянет ли в пропасть она вместе с собой нас и Третью республику, или наш народ одержит победу над своим прошлым и свими врагами.

Что же собой прредставляет этот второй фронт? И почему он? Ну во первый потому что про первый фронт – военный – не мой конек. Да и пишут про него многие. Про вредоностность третьего фронта, и олицетворения противников всего прогрессивного в экономике - Данила Гетманцева – тоже говорено-переговорено. Обидно, что их деятельность может привести к тому, что зимой Украина задохнется в железной удавке голода и холода, что наша экономика рухнет окончательно. Но тут остается надеяться на то, что голос десятков умов нашей страны, которые указывают Президенту на пагубность политики имени Гетманцева, будут услышаны.

А я отдельно хротел бы выделить второй фронт. Фронт правоохранительный.

Почему он особенно важен? Потому что последствия борьбы на нем на своей шкуре может ощутить каждый, особенно тот, кто добровольно взял оружие в руки в конце февраля.

Потому что справедливость всегда была важна для нашего народа. Достоинство, ради которого произошла революция 2014 – это про и про справедливость. Терпеть несправедивость – недостойно звания “человека” – и мы восстали против тирана. Терпеть угнетение России, ее желание лишить иные народы права на существование – это недостойно. И нессправедливо. Поэтому тысячи и тысячи восстали с оружием в руках, отдавали последние силы и средства, чтобы Тьма не прошла.

Тьма была остановлена и отброшена. И кажется, что все можно стерпеть - и недостаточно быстрые поставки вооружения от союзников. И недостаток финансов. И даже глупости Гетманцева – ведь мы едины в стиремлении победить...

И тут по единству начинаются удары. Правоохранительные органы как-будто делают все, чтобы бойцы, члены их семей, весь народ ощущали, что Украина как была, так и осталась царством несправедливости. Где достоинство человека – пустой звук. Где человек бессилен перед правоохранительными органами, которые могут растоптать жизнь и имя любого человека. Потому что народ они рассматривают как свое пастбище.

Где прокуроры и следователи мотивированы не установить истину, а победить. В том, что они считают игрой. Поддержка обвинения – это важная функция, но во время войны даже прокуратура должна понимать, что ее предназначение не выиграть в игре судебного процесса, не засудить человека, а попытаться установить справедливость. Профессиональное искажение заставляет следователей ГБР и прокуроров произнсить с усмешкой “у вас своя правда, у нас своя – победит сильнейший и более убедительный”. И вот именно такая мотивация и является проблемой во время войны.

Во время войны все подвергают себя риску. Благо целого, условно твоего города и страны, превращается в нечто реально существующее и переживаемое тобой. Мерки, которыми мерят поступки во время мира, могут быть не применимы во время войны.

Правомерно ли массово раздавать оружие людям, которые не имели опыта его применения? В мирное время – нет. В военное – да, обоснованно. Именно эта мера спасла нашу страну в первую неделю вторжения. Следовательно она оправдана.

Правомерно ли разрешать этим людям, которые записались в ТРО и получили оружие, разрешать патрулировать улицы, останавливать машины, проверять документы и багажник. В военное время - да. По закону. И не только на блокпостах. Ибо всякий может оказаться диверсантом, включенный мобильник за тонированными стеклами может быть съемкой стратегически важных объектов по которым прилетят ракеты.

Законным ли будет подозрение члена ТРО или солдата ВСУ, если водитель не подчиняется требованию предъявить документы и пытается скрыться, что ему есть что скрывать? И обоснованно могут счесть, что водитель может быть причастен к ДРГ. И открыть огонь по колесам для его задержания.

А что делать если водитель, пытаясь скрыться, пытается наехать на члена ТРО? Насколько остальные бойцы рядом поверят, что водитель не осознает, что при наезде боец может погибнуть? И почему они не могут принять это за проявление осознанных враждебных намерений и покушение на убийство? И тогда бойцы действуют соответвственно ситуации военного времени. И могут пострадать гражданские, которые едут вместе с нерадивыми водителями.

Вы скажете, что, что тут все ясно и виноват водитель. Но нет. Не ясно, если органы следствия ориентированны на то, чтобы применять презумпцию виновности и стараться в первую очередь виноватыми делать военных. Если водитель, который подверг риску жизни своих пассажиров, может выдумывать любые свидетельства, иногда идущие вразрез с данными камер, и это некритически берется на веру.

А люди, которые сдавали в Киеве врагу позиции наших войск, выходят под залог на свободу. И вот тогда у всех, кто пришел выполнить свой долг и согласно Конституции защитить Родину, встает вопрос – а в какой ситуации я вообще имею право применить оружие? То есть про меня вообще можно придумать все, что угодно, и органы радостно попытаются сделать меня виноватым? И есть ли справедливость? И получается, что любой гражданин Украины по прежнему бесправен перед лицом правоохранительной системы?

Но в этот раз доводить дело до вопроса: “Да зачем оно все надо”, не стоит. В отличие от 2014 года, ответом будет не молчание народа и возможность доить его дальше. Ответом будет либо сокрушительное поражение на фронте, либо яростная и кровавая революция. Меняются времена, меняемся и мы. И Данко нашей правоохранительной системы лучше не доводить народ до греха.