Хуже бюрократической бюрократии в нынешней ситуации только разговоры о деньгах. Так вот, о деньгах. Ибо это часть войны, которая также требует пояснений.

1. Минобороны закончило перечисление первой части выплат воинским частям. Перечислено порядка 18,2 млрд грн.

Напомню, что военнослужащие получают деньги в два приёма.

В первой декаде – ежемесячное денежное обеспечение мирного времени (оклад, за звание, за выслугу и др.).

Во-второй декаде – дополнительное денежное вознаграждение за службу в условиях военного времени и боевые (30-100 тыс. в месяц). Выплата идёт по принципу «в июне за май».

Во второй приём будет выплачено порядка 47 млрд грн.

Система в целом настроена, наращиваются усилия по анализу и контролю.

2. Из нехорошего. Учитывая объёмы и специфику выплат, нехорошее будет. Отрабатываются меры реагирования.

По-прежнему выявляются части, где есть какие-то повторяющиеся сбои. Практически во всех случаях это связано с человеческим фактором: мерцающим финансистом или заменами командира. Но такого уже – нечастые форсмажорные случаи. Руками доводится.

Выявляются факты злоупотреблений. Ибо злодеи не дремлют. Например, есть эпизоды, когда в условную тероборону записывается половина родового села с кумовьями, чадами и домочадцами, а потом этот военный организм генерирует боевое распоряжение оборонять блокпост на критическом участке фронта в условной Тернопольской области. Чтобы получать по 100 тыс. грн. на лицо. Приводится в соответствие.

Выявляются традиционные случаи с мёртвыми и полумёртвыми душами. Как правило они наглядно проявляются, когда некое туловище было записано в зарплатную ведомость за долю малую, а потому это туловище видит, что можно реально отправиться в зону боевых действий. А оно так не договаривалось. Сопли, слёзы, порка в установленном порядке всех причастных сообразно вине.

В целом нюансы имеются, но работа с ними идёт. Очень интенсивная. Кричать о зраде повода нет. Так, лёгкая ганьба местами.

Есть отдельные человеческие девиации, с которыми приходится иметь дело. Например, командир и финансовая служба концептуально по-разному подходят к вопросу начислений. Кто-то предлагает максимально начислять, кто-то делает консервативно. Иногда это тормозит процесс, вызывает обиды, жалобы и т.д.

Популярные статьи сейчас

Украинцам "рассекретили" самые выгодные тарифы Киевстар, Vodafone и lifecell

Пенсии в октябре повысили для трех категорий граждан

АЗС 1 октября опубликовали новые цены на бензин, дизтопливо и автогаз

Украинцам объяснили "неправильные" суммы в платежках за газ от Нафтогаз и других компаний

Показать еще

Рабочие группы Минобороны помогают частям (особенно – новосозданным) с оформление заявок, всё строго, но лояльно и человеколюбиво.

(Мне в личку падают вопросы. Прошу прощения, если кому-то не отвечаю. Часть я не вижу, что-то проваливается глубоко вниз, не успеваю ночью разобрать. Буду стараться).

Есть затыки, связанные с оргмоментами. Например, когда для человека, подлежащего мобилизации, нет соответствующей должности. Т.е., он подвешен повесткой, вынужден ходить отмечаться в центр комплектации, но до включения в списки части нет формальных оснований ему платить. Поначалу это мало кого волновало. Но когда это дело затягивается, получается нехорошо. Неприятно. Будет анализ, насколько это системное и масштабное явление, чтобы подобрать меры реагирования.

3. Из забавного.

После того, как министр обороны Алексей Резников записал видео с пояснениями, какие выплаты и кому положены, на финдепартамент Минобороны обрушился шквал звонков от жён военнослужащих.

Вопрос был один: «В СМЫСЛЕ СТО ТЫСЯЧ???!!!».

Как оказалось, дело вполне житейское. Не все голі босі простоволосі уведомили своих половинок, что государство оплачивает ратный труд. И что, даже охраняя склад в части по месту проживания, воин теперь получает не порядка 15-20, а порядка 45-50.

Особо неумные наплели жёнам, что злое Минобороны якобы ничего не платит, хотя должно. Были уличены (проверено по персоналиям), теперь подвергнутся домашнему насилию с конфискацией.

В общем, если есть проблема – сигнализируйте в установленном порядке. Лишнего не надо придумывать, ибо это обидно. И точно станет явным.

4. Из условно хорошего.

Постоянно контактируем с теми, кто в бою. Общий срез таков.

Масса мотивированных людей, которые воюют точно не за деньги. Но достойная оплата очень помогает. Ибо когда семья устроена, дети/родители под присмотром, не болит голова хотя бы об этом. Плюс есть средства на всякие мелочи, не нужно побираться.

Много отзывов, что уже в мае (получив полновесные зарплаты за март и апрель) сменили формат сотрудничества с волонтёрами. Теперь это уже не волонтёры в привычном понимании, а полноценные снабженцы.

Государство закрывает основное/типовое – бойцы скидываются на/заказывают за свои деньги индивидуальное – волонтёры привозят. Это противоестественная в идеальных условиях, но в условиях нашей войны – гибкая и работающая модель. Постепенно эту нагрузки государство переберёт на себя.

Кстати, по мере того, как становятся на крыло поставки вещевого довольствия + зарплаты, резко уменьшилось число запросов по мелочам.

В общем, нормальная оплата стала хорошим смягчающим фактором для ситуаций, когда поставки от Минобороны ещё в чём-то провисают. Понимание реальной картины и проблем есть, никаких розовых очков.

Стоит помнить, что численность армии за два месяца выросла примерно в три раза, а ракетные обстрелы привносят на все этапы процесса обеспечения (производства, доставки, хранения, распределения) особую пикантность.

Сейчас весь упор на то, чтобы кровь из носу выдерживать ритм поставок и оплаты. Это решает 99% задач.

Когда есть ритм, сразу видны пробои. Например, какая-то часть осталась, условно, без носков. Такой сбой выявляется и побеждается. Часто он возникает, потому что на уровне части не генерируются необходимые запросы.

В целом люди Ростислава Замлинского, Вячеслава Шаповалова и Силы логистики ЗСУ заслуживают высочайших похвал. Ещё один-два цикла (месяца) - и всё должно лететь и сверкать.