В воскресенье 3 апреля, пока мир «ломал голову» из-за массовых убийств в Киевской области, государственное агентство РИА «Новости» опубликовало ошеломляющую даже по российским меркам колонку Тимофея Сергейцева под названием: «Что России делать с Украиной? »

Статья призывает истреблять вооруженных (и не только - прим. “Хвилі”) последователей «пассивных нацистов», «бандеровской (националистической) элиты», «неисправимой», «искусственной» украинской идентичности вплоть до самого названия «Украина»… Исходный постулат: «Денацификация неизбежно влечет за собой деукраинизацию.»

Что это - символ верности, способ обратить на себя внимание? Бесспорно. Но данная экстремистская статья соответствует «духу времени» России. На момент ее публикации всем известная личность - патриарх Кирилл - «изрекал» свою воскресную проповедь в символичном месте путинской России – новом соборе вооруженных сил, здании цвета хаки, в одном из районов Москвы.

«Пришло время нашему народу проснуться и осознать, что настал момент, от которого будет зависеть наша историческая судьба»,- призывал глава Православной церкви, поддержавший операцию В. Путина с самого первого дня, уподобляя ее войне цивилизаций и борьбе с «гей-парадами». Что касается украинцев, он припомнил великорусскую доктрину: «Все эти народы составляют Святую Русь».

Любой компромисс - поражение.

Что касается боевых действий, радикализация публичного пространства сопровождается дискурсом вплоть до того момента, пока радикальный настрой не станет всеобщим. Ход простой «военной операции» еще вчера, сегодня становится «экзистенциальной угрозой» для России. Такого рода высказывание принадлежит главе российской переговорной группы Владимиру Мединскому.

На экранах телевизоров наиболее радикальные комментаторы резюмируют: любой компромисс с Украиной – это изначально поражение в символическом пространстве, но будет использовано Западом для достижения своей конечной цели – уничтожения России. В результате, возможность ядерной эскалации открыто обсуждается.

Вырисовывается общий фронт против мирных переговоров – начиная от ультранационалистов и заканчивая чеченским лидером Рамзаном Кадыровым. Представитель первых – бывший военачальник пророссийских сепаратистов на Донбассе - в середине марта призвал ко всеобщей мобилизации, необходимой с учетом тупиковой ситуации по местам. А второй – раскритиковал решение, принятое 29 марта, «не брать» Киев.

Какой части общества касаются эти позиции? Если неприязнь к любому компромиссу громко обсуждается в социальных сетях, то, по словам историка Камиля Галеева, это в основном реальность старых маргиналов, которые уже не способны воевать. «Россия стала страной воинственных старух», - отмечает он в твиттере.

«Остаться в Украине 30 или 40 лет».

Такое представление является ограниченным. Российскому государству удалось укрепить в сознании большинства представления о будущих зверствах украинских «нацистов» и наступлении Запада на Россию. «Ясно, что нам придется остаться в Украине лет 30 или 40»,

- отмечал без особых эмоций депутат и бывший генерал Владимир Шаманов в конце марта по телевидению.

Однако, радикализация дискурса - это не просто вопрос обстоятельств, связанных с военной операцией или угрозой России. Некоторые слои российского общества видят в конфликте не нарушение границ, а наоборот, обстоятельство, способствующее национальному возрождению.

Популярные статьи сейчас

Канцлер Австрии резко отреагировал на ракетный удар по Киеву

Лидеры G7 пообещали бессрочно поддерживать Украину в войне против России

Украинцам разъяснили, как платить налог с огорода

Гайдай назвал следующую цель оккупантов после Северодонецка

Показать еще

В социальных сетях циркулирует непонятная лирика, привлекая внимание достаточно широкой аудитории. Как, в частности, написал актер Иван Охлобыстин: «Спасибо тебе, Украина за то, что научила нас снова быть русскими». Поднимается тема «мучеников», воюющих на Украине, «облагороженной» молодежи и жизни, которая стала «интереснее».

Изложение подобных убеждений перекликается с речью В.Путина от 16 марта об «очищении» российского общества – призыв, который способен мобилизовать по идеологическим соображениям более, чем «охота на преступников». Простыми словами, телеэкран внушает, что национальный характер укрепился международными санкциями и уходом западных брендов; а чиновники, в свою очередь, публично демонстрируют приверженность китайским и немецким автомобилям.

«Пятая империя».

В этом идеологическом постулате нет ничего вымышленного. Он воплощен в древней традиции и освящен в успехах национал-консерваторов и евразийцев.

Наиболее известные проводники идеи - писатель Александр Проханов и философ Александр Дугин, основатели «Изборского клуба», являющегося наследием многовековой славянофильской традиции.

«Эти идеологи, известные своими экстремистскими взглядами, сейчас переориентируются на политическое направление

, - отмечает Джульетт Фор, сотрудница Института политических исследований и специалист по данной теме. – Они сами признают, что потеряли веру, несмотря на все более консервативный дискурс Владимира Путина в течение последних лет и его одержимость Украиной. С 2016 года они находились в маргинальном положении – их финансирование сократилось, а их политические спонсоры, в частности, пресс-секретарь Госдумы Вячеслав Володин, потеряли всякое влияние».

Государственная мощь, милитаризм, ультраконсерватизм, православный мессианизм, поворот в сторону Азии, конфронтация с Западом... Все это основная тематика Изборского клуба, с надеждами на «Пятую империю» - после «Киевской Руси» (IX-XIII вв.), Княжества московского, Империи Романовых, СССР – что и предвосхищало происходящее на Украине.

Для обывателей эти темы представлены более приземленно: смена геополитического курса, переориентация экономики, союз с Китаем, конец гегемонии доллара. Прагматик олигарх Олег Дерипаска с энтузиазмом относится к переносу столицы в Сибирь. А риски, связанные с санкциями в отношении промышленности, лишенной западных технологий, отметаются как проявление нежелательного пораженчества.

Идеология как «оправдание».

Стоит также отметить публикацию политолога Дмитрия Тренина в издании «Россия в глобальной политике», посвященном международным отношениям. Констатируя грядущие геополитические перемены, директор либерального аналитического центра Карнеги (Москва) перечисляет возможности, которые появляются при данных потрясениях, на внутригосударственном и «ценностном» уровнях: «Побороть не только коррупцию и казнокрадство, но также цинизм, примитивный материализм и маловерие». Все то, что невозможно было представить себе еще несколько недель назад.

Политолог Татьяна Становая предвидит процессы, указывая, что «сплочение элит» благодаря этим дискурсам – прежде всего «осознанная необходимость» и эволюционное развитие России - в последнее время было продиктовано «людьми из силовых структур», а не идеологами типа Дугина. «Именно соображения безопасности являются определяющими, как внутри, так и снаружи,- утверждает данный специалист по вопросам власти.- Идеология следует после, как оправдание постфактум и мобилизационный механизм».

Тем не менее, в результате, и народ, и элита, пройдя этап некоторого ступора, стали в строй вслед за «национальным лидером» Путиным. Изгнанная журналистка Фарида Рустамова, сохранившая связи во власти, отмечала единство между высшими политическими и экономическими лидерами. Одна из ее статей с очень красноречивым заголовком: «Мы будем их ебать!» - цитирует высокопоставленного чиновника из лагеря либералов, поначалу напуганного конфликтом, а затем настроенного на противостояние с Западом. По словам другого чиновника, «они прошли точку невозврата».

Источник: Le Monde

Перевод: Наталья Карпенко