На днях почитал интервью известно российского методолога Сергея Переслегина. Переслегин человек умный и эрудированный, потому я с омерзением читал его интервью, где он судорожно пытался объяснить, почему у России все хорошо в войне с Украиной. Это выглядело приблизительно, как проститутка, которая час полирует не поднимающийся член клиента, но при этом подбадривает его, что у него все хорошо. Деньги уплачены, надо хоть как-то отрабатывать. Вот и российские интеллектуалы точно также полируют по-рабски геноцидальные порывы Путина. Вот, смотришь, вроде умный человек, но под тонким слоем русского интеллигента в 90% скрывается звериное рабское нутро. Которое искренне радуется разрушению того, что более свободно, чем оно.

Впрочем, эти лирика. А теперь не лирика. Интервью Переслегина заставило меня вспомнить о его давнем тексте. На фоне разрушенных городов Украины и всех зверств, что там творят нелюди в георгиевских ленточках, многие задаются вопросом о том, откуда корни этого вандализма?

Статья Сергея Тимофейцева "Что России делать с Украиной" на ведущем государственном новостном агенстве РИА “Новости» показывает, что Россия уже не боится сливать на публику тексты для внутреннего пользования. Мы перевели это нацистское дерьмо на английский (смотрите ссылку здесь).

Так вот вам еще один пример нацистских концептов от Переслегина. Это концепция насыщающего воздействия, которую придумал Сергей Переслегин в 2000 году незадолго до терактов 11 сентября 2001 года.

Потружусь ее привести в наиболее интересных моментах. Сразу отмечу, что Переслегин отталкивался от опыта чеченской войны в своих рассуждениях. Он пытался представить, как страны Юга могут ответить Европе и США наиболее эффективно. Глядя на Ирпень и Бучу можно смело говорить, что эти нацистские метода террора Россия вывела на уровень государственной политики.

Итак читайте постулаты Концепции насыщающего воздействия, которая давно применяется относительно Запада. Если хотя бы вспомнить череду терактов в Европе.

Суть:

«Южной страной» могут быть использованы нижеследующие стратегические приемы «малой войны».

1. Стратегия меняется от оборонительной, как в случае Кувейтского кризиса, к наступательной. Военные действия переносятся на территорию европейского противника. При этом следует стремиться к максимальным людским потерям с обеих сторон, по возможности — к массовым потерям среди мирного населения. По мере развития ситуации работа системы транспортных и информационных коммуникаций противника должна неуклонно ухудшаться. Это приведет к резкому падению морально-психологического состояния войск, к панике, общественному и политическому кризису, выход из которого Запад будет искать на путях «мира на любых условиях». При благоприятном стечении обстоятельств должно быть предусмотрено развитие операции вплоть до полного крушения техногенной цивилизации Севера.

2. Этим требованиям удовлетворяет КОНЦЕПЦИЯ «НАСЫЩАЮЩЕГО ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО НАПАДЕНИЯ». Суть операции в организации на территории европейского противника серии террористических актов, направленных исключительно на уничтожение мирного населения. При желании, Север может прикрыть силовым «зонтиком» важнейшие военные и промышленные объекты, обеспечить охраной политическое и военное руководство страны. Однако ни армия, ни спецназ, ни Федеральная служба безопасности не защитят все детские сады, школы, больницы и родильные дома (приведен наиболее вероятный список объектов — целей террористического нападения).

3. Подготовка «дешевых» террористических групп, действующих против неохраняемых (мирных) целей, может быть минимальной. С точки зрения южного типа мышления, эти группы, убивающие женщин и детей (сами группы также могут состоять из женщин и детей), чрезвычайно недороги и высокоэффективны. Причем такие группы эффективны не только тогда, когда убивают, но и когда погибают.

4. Массовые действия террористических групп, если они скоординированы, приводят к панике. Нельзя заранее предсказать, какой будет реакция подвергнувшейся нападению европейской страны, но можно с уверенностью заключить, что такая реакция окажется неадекватной и приведет к дальнейшему усложнению обстановки. Например, возможно резкое ужесточение пограничного контроля, но диверсионные группы перебрасываются на территорию противника до возникновения кризиса, а значит, ни к какому результату, кроме понижения общей связности транспортной системы, это не приведет. Рано или поздно паника дойдет до стадии «охоты на ведьм» в своей же среде — со всеми вытекающими последствиями.

5. Попытки армии и полиции справиться с самими терактами и их последствиями, обсуждения нарастающих как снежный ком проблем в правительствах и парламентах, на уровне ООН, «забьют» все транспортные и информационные сети.

Популярные статьи сейчас

Россия сменила ответственного за войну в Украине, – ISW

Зеленский предупредил к Лукашенко: Путин втягивает Беларусь в войну

Дан Балан засветился в компании шикарной невесты, но это не Кароль

В центре Киеве прогремел новый взрыв после сообщений о запуске ракет в Беларуси

Показать еще

6. Попытки «все и всех прикрыть и ничего не отдать» быстро исчерпают возможности силовых структур реагировать на постоянно усложняющуюся обстановку.

7. Засылка на европейскую территорию безоружных людей, имитирующих действия террористических отрядов, приведет к дополнительным проблемам для зашоренного демократическими идеалами сознания Севера. Уничтожение таких безоружных групп недопустимо с позиций европейской этики и означает моральную победу Юга. Игнорировать эти группы не представляется возможным, поскольку они усложняют и без того тяжелую для сил правопорядка обстановку.

8. Лишь после того, как вышеперечисленные действия приведут к политическому хаосу в государствах Севера и полностью блокируют возможность активного отпора с его стороны, полная и безоговорочная победа Юга может быть обеспечена применением биологического оружия. Высокая связность европейской транспортной сети делает Север чрезвычайно уязвимым для нападения с использованием бактериологического оружия. Практически невозможно предотвратить появление в ряде крупнейших международных аэропортов смертников, зараженных инфекцией с длительным инкубационным периодом. Распространение болезни будет начато еще в мирный период, а случаи массовых заболеваний должны быть приурочены к пику террора. При применении серьезных и трудноизлечимых, особенно при массовой заболеваемости, инфекций количество жертв к концу второй недели «биологической атаки» превысит десятки тысяч.

9. Этого будет достаточно для того, чтобы в сегодняшней Европе пало любое правительство. Тогда наступит момент для перехода к третьей стадии войны — внезапному удару резервными специально подготовленными, «дорогостоящими» боевыми группами по военным объектам — прежде всего, по военным аэродромам, затем по диспетчерским центрам, транспортным узлам, атомным электростанциям.

10. Этот удар «дорогими» группами имеет реальные шансы на успех, поскольку к этому моменту возможности европейских вооруженных сил будут сведены к минимуму. Потеря господства в воздухе означает для современной европейской армии полное и безоговорочное поражение.

Возникает последовательное «насыщение» возможностей охранных, медицинских и военных структур. За счет эффекта «насыщения» оборона Севера полностью разваливается — с очевидным и страшным стратегическим результатом. Таким образом, несмотря на колоссальное военное превосходство Севера, существует стратегия, позволяющая как минимум заставить его перейти к стратегической обороне. А ведь для основанной на экспансии стратегии Севера стратегическая оборона означает поражение».

Безумие? 22 года вы так могли сказать. Сегодня это уже осевые элементы политики России.