Наверное мало где так с замиранием сердца следили за ситуацией вокруг Тайваня, как по обе стороны российско-украинского фронта. Произошедшее должно стать уроком для обеих сторон. Для российской, потому что оно демонстрирует поведение страны, понимающей, что такое долгосрочная стратегия. У этой страны есть великие учителя.

«Где побывали войска, там растут терновник и колючки. После больших войн наступают голодные годы», — сказал один из них (Лао Цзы). Нет, это не прикольный чувак — поставщик мемов для Фейсбука. Это мыслитель, на идеях которого и ученика которого, в смысле, Конфуция, держится могущество реально возрождающегося современного Китая.

И вот еще что сказал нефейсбучный Лао Цзы: «Кто храбр и воинственен — погибает, кто храбр и не воинственен — будет жить. Эти две вещи означают: одна — пользу, а другая — вред. Кто знает причины того, что небо ненавидит воинственных? Объяснить это трудно и совершенномудрому».

Когда у тебя такое в коллективной голове записано, ты не будешь спешить пускать в ход оружие.

Другой великий китаец, теоретик войны, сказал хрестоматийное: «Сто раз сразиться и сто раз победить — это не лучшее из лучшего; лучшее из лучшего — покорить чужую армию, не сражаясь».

Поэтому пока воинственная Россия будет безрассудно добивать себя об Украину, небезрассудный Китай будет расти. И прирастать. Потому что его стратегия на длинном интервале не оставит России шансов. Как и российская не оставляет ей шансов. Помните, уважаемый читатель?

В Нигерии девушка гибкая

На тигре каталась с улыбкою.

Однажды катались они до зари,

И девушка вдруг оказалась внутри.

А тигрова морда светилась улыбкою.

Китаю выгоднее и надежнее иметь российские ресурсы внутри себя. Когда строишь тысячи лет и на тысячи лет вперед, это важно.

Однажды Пекин снова покажет россиянам технику, окрашенную в цвета тундры. Уже не на параде как, некогда, Си Цзиньпин В. Путину... Но никакой войны не будет. Просто представителям российских регионов сделают персональные предложения, от которых нельзя отказаться. Или вы примете, у вас персонально все будет и вам за это ничего не будет. Или не примете, и будет ровно наоборот. Москва далеко, Китай рядом. Что-то мне подсказывает, что среди отобранных по принципу «красть, и чтобы за это ничего не было» Зеленских окажется немного. Потому дальневосточные регионы, без всяких шума-пыли-референдумов, станут китайскими.

Популярные статьи сейчас

Путин пытается переложить вину за поражение в Харьковской области, - ISW

Данилов прогнозирует эскалацию на фронте в октябре

Зеленский ответил Маску своим опросом

ПФУ сообщил о начале финансирования пенсий за октябрь

Показать еще

Не станет же Москва применять ЯО средство последнего и единственного российского упования по Хабаровску или Владивостоку. А больше ей уповать в нарождающейся конфигурации становится не на что. Остальное уже отстреливается в Украине. Остальное уже отстало. Ну, может кроме возрождаемых магазинов «Березка»?

Да, на карте в ключевом зале Национального музея Китая историческая граница широко, но не так уж далеко заходит на российскую территорию. На каких-то несколько сотен километров в глубину. Но если российские границы нигде не заканчиваются, то они нигде и не начинаются. Поэтому, если что (а точнее, когда), россиянам не в чем будет Китай упрекнуть.

Для Украины происшедшее тоже урок. Подтверждение того, о чем столько лет писали независимые (их, на самом деле, в Украине не так уж много) аналитики. Украине придется, в первую очередь, опираться на свои силы, свои ресурсы и свое стратегическое видение. Только во вторую — на внешнюю поддержку, на которую в Украине готовы всецело уповать и много кто в обществе, и много кто во власти. Но которая, эта внешняя поддержка, зависит слишком от многих факторов.

Как-нибудь иначе выживать и развиваться в мире, каким он уже стал, просто не выйдет. Между каплями без собственного зонтика не много набегаешь.

КУЛЬТ ВНЕШНЕЙ ПОМОЩИ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ БУДАПЕШТСКИЙ МЕМОРАНДУМ

Так же как коллективная Россия молится на ракету с ядерной боеголовкой, так в Украине молились на внешнюю помощь. Оба культа удобны элитам, потому что позволяют консервировать правила игры внутри общества. Элиты просто повторяют мантры, все прочее остается на месте.

Многолетнее упование Украины на то, что за нее проблему безопасности закроет НАТО, по сути, привело к полномасштабной войне. Как и к огромным трудностям в процессе войны. На практике обнаружилось, что 9/10 работы все равно приходится выполнять Украине. Но спехом, при дикой нехватке времени и ресурса, на фоне и ценой беспрецедентных жертв и разрушений.

Еще более длительное и громко воспетое (я о том, что пели громко, как подвал в «Собачьем сердце», но никто не куда особо не шел) упование на вступление в ЕС, привело ровно к такой же ситуации в социально-экономической сфере.

Мы имеем не сработавший Будапештский меморандум в сфере безопасности. На фоне полномасштабной войны мы имеем и аналог Будапештского меморандума в экономике. Украине вроде как помогают. Но не настолько, чтобы вывести социально-экономическую ситуацию из состояния «комы», о которой сказал Президент. «Просто денег нет сейчас. Вы держитесь здесь, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья!» — в духе аннексора Медведева отвечает Украине Запад.

Это вдвойне странно, потому что вялые военные поставки объясняют, в основном, невозможностью быстро производить много техники. О деньгах в современном мире такого не скажешь. Просто своя рубашка ближе к телу.

Да, Восточная Европа, преимущественно, активно с Украиной. Но ее возможности очень ограничены. Остальной Запад помогает и сочувствует скорее слегка.

Президент Украины просит у Макрона помочь разблокировать помощь на 8 миллиардов. Макрон заводит разговор об Африке. Не знаю, как было в реальности. Но звучит примерно как: «Мы тут вообще это, думаем об Африке. Там много таких как вы, нуждающихся и просящих. Но Франция там сотни лет. У нас даже Иностранному легиону на парадах позволено под «Кровянку» с особым ритмом маршировать, как по вязким пескам Сахары. И миллионы избирателей у нас корнями оттуда. Там и проблемы, и пески, и плюшки нам хорошо понятны».

У Германии второй квартал, погружаясь в грусть и рецессию, сокращается экономика, в США та же пессимистичная история. Но Himars`ов выделили больше. Правда, в абсолютных величинах. Не в процентах от имеющихся в распоряжении.

На этом фоне Трамп, имеющий шансы и большую поддержку среди республиканцев сначала отметился заявлением о школах и Украине. А после дошел до заявлений, что Украине просто надо было раньше признать Крым российским, теперь же Путин захватит все.

«Газпром» сучит ножками по поводу турбины и санкций, намекая на полную остановку поставок. Европа кутается и готовится не потреблять лишних калорий. Инфляция раскачивает парламенты и правительства.

- Там Украина чего-то ждет? Ну, мы и так сильно поиздержались. Придется потерпеть.

ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ. КОРЕЙСКИЙ ПРЕЦЕДЕНТ

В принципе, если мы посмотрим на рост ВВП 75 лет не знающей мира Южной Кореи, то обнаружим, сколько раз за интервалы в 8 лет (столько было времени у Украины до полномасштабной войны) эта страна удваивала ВВП. То есть, удваивала собственную экономическую базу в случае возможной войны. Страна не грезила о вступлении в ЕС или в НАТО, хотя, особенно в первые десятилетия перемирия, опиралась на значительную поддержку США. При этом, на каких-то этапах вмешательство государства было сильным, на каких-то оно ослаблялось. Но системная, целостная и целенаправленная экономическая политика существовала постоянно. Именно это, в основном, и приносило результат.

Сегодня на Юге Кореи не просто неплохо живут (не без проблем, но в среднем очень неплохо), стране есть, что противопоставить ядерному оружию Пхеньяна.

Дальше больше. Как 29 июля сообщало Reuters, в прошлом году страна экспортировала вооружений на $7 млрд. Новая сделка с Польшей позволит поставить «более 1600 танков и гаубиц (980 танков и 648 гаубиц — Прим. Авт.), а также почти 50 истребителей». Примечательно, что поляки получат технологии и смогут, в дальнейшем, производить корейскую технику.

«Американская оборонная аналитическая компания Forecast International заявила, что сделка может быть больше, чем все ассигнования Польши на оборону в текущем году в размере 14,1 миллиарда долларов. «Как будто все наши компании, большие и малые, собрались вместе, чтобы работать над одним проектом в течение всего года, так что это масштабно», — сказал Ём Хё-сик, бывший руководитель Hanwha и военный в отставке», — пишет Reuters.

КРИЗИС ГОСНЕУПРАВЛЕНИЯ

Пресловутая война с «системой», перекинувшаяся с позднего СССР на Украину, привела к тому, что системного у нас не осталось ничего.

Доходная собственность быстро передавалась за бесценок хитромудрым частникам, убыточная вешалась на государство. В результате, у госсектора, в основном, не осталось ни денег, ни менеджеров, ни планов, ни способности чем-то эффективно управлять. А, следовательно, не осталось этого и у государства. Одни пиар-таланты.

Прямо сейчас государство настроено слить и остатки. Андрей Павловский пишет на «Хвиле» о спешной распродаже госактивов (сотен объектов) во время войны: «Неужели правительственным господам и барышням экономистам не понятно, что в условиях войны и тяжелого экономического кризиса в Украину не придет ни западный инвестор ни украинский, поэтому за приватизированные объекты государство не получит их реальной рыночной стоимости!»

А кто когда в украинских коридорах власти думал о завтра? И кто когда заботился о реальной стоимости?

Государство умыло руки везде, где надо было управлять, но встревает всюду, чтобы срубить. Чиновники использовали данные им полномочия, чтобы запустить руки в каждый финансовый поток. В результате, мы видим, что ни способности мыслить масштабно, ни способности управлять целостно у государства нет. Вся премудрость — сцедить денег с тощей экономики или выпросить у международных партнеров, и бросить на счета.

Сейчас не получится ничем не управлять, если не управлять ничем, кроме потока денег и разрешений.

Когда-то экс-губернатор Одесской области Михеил Саакашвили публично «пролил свет» на реальное положение дел в украинском госуправлении. У губернатора были полномочия, чтобы что-то прикрутить, запретить, вставить палки в колеса, но никаких полномочий вообще, чтобы продвигать ситуацию вперед. Это метафора всего госуправления в Украине. Оно идеально приспособлено, чтобы доить, «ощипывать гусей» и т. п., но вообще не приспособлено для того, чтобы созидать общее будущее.

ПОРТРЕТ СТРАНЫ В КРАСНО-ФИОЛЕТОВЫХ ТОНАХ

То, что должно было работать на общее благо как система, оказалось на это не мотивированным и неуправляемым. Стремление Президента, явочным порядком, сконцентрировать в своих руках еще больше власти, встревожившая некоторых неравнодушных к Украине зарубежных политиков — попытка хоть как-то управлять 40-миллионной страной в условиях, когда государство провалилось до фиолетового уровня по Грейвзу (точнее, по его ученикам).

В этой статье подробнее расписать негде. Заинтересованный читатель может, в общих чертах, посмотреть тут.

Наглядно ниже (интерпретаций цветов на картинках встречается много, но, в общих чертах, думаю, понятно).

Рис. Спиральная динамика

Как мог заметить внимательный читатель, слева уровни индивидуальные, справа — коллективные. Поэтому как социум, упав с «синего», Украина провалилась на фиолетовый, до родоплеменного мышления. К привычному для украинской архаики уровню «кум, сват, брат, (друган)». Держащееся на более широких смыслах, подходах, ценностях «синего» уровня, распалось. «Бизнесовый» оранжевый, под постоянным давлением «ощипывателей», так и не пробился густо.

Зато расплодились эгоистичные «агрессоры-индивидуалисты» красного уровня — матерые человечищи передела власти-собственности-денег, вносящие хаос в любое системное управление. Плюс глубоко фиолетовое к большой экосистеме «кум, сват, брат, (друган)». Последнее, к слову, создает некоторую квазиустойчивость на местах. Но превращает страну в одеяло из очень плохо склеенных и проеденных до дыр коррупционной молью микроскопических лоскутков.

Такая приключилась с Украиной история.

Сведущие люди рассказывают, как в решающий для украинской истории момент в кабинет высочайшей администрации экономического профиля вошел будущий «директор парламента». Он взял из шкафа кипу папок, на глазах у изумленных «синих», еще кравчуковских, бюрократов водрузил ноги на стол, не совсем цензурно высказался в духе (следуя сугубо оному духу высказывания, а не букве): «Ну, чем бы мне тут заняться?» и принялся переустраивать страну экономически. Типа «Музыка, играй отчетливо! Пускай всё, как я желаю! Идет новый помещик, владелец вишневого сада!» Шутка. Так не бывает.

Кажется, все было иначе. В еще более далеком 1992 г. на трибуну парламента (которая тогда что-то еще весила), поднялся некий малоизвестный, не совсем уж презентабельный кандидат в премьеры. Он озадачил парламент заявлением: «Скажите, какое общество мы собираемся строить, и я его буду строить». Понятно, что никто ничего вразумительного не сказал. Тогда, став Президентом, человек этот (звали его, как читатель немедленно догадался, Леонид Данилович Кучма) взял да и выстроил по своему усмотрению олигархический полукапитализм, с которым мы маемся по сей день.

Как бывший «красный директор» (это «красный» не из спиральной динамики) человек тот был довольно «синим» по ментальности и знал цену крупным предприятиям. Но когда, с его благословения, предприятия эти расходились по рукам «красных» олигархов, был уверен, что как-нибудь удержит баланс. Чтоб «и себе, и людям».

На практике такого не случилось. Приносившие в прошлом огромный ресурс «синей» системе предприятия стали гигантскими помпами, закачивающими ресурс в «красных» олигархов. А с ним — влияние на политиков, на законы, на суды, на СМИ, на кадровую политику во всех областях и т.п.

Украина ушла в красный спектр. В силу и передел вместо правил. В купленные судебные решения, должности, водительские права, награды и дипломы. Оголодавшие и лишенные покровительства системы «синие» структуры постепенно ушатали. А народ, в массе своей, мигрировал в фиолетовый. С уничтожением Россией крупных украинских промышленных предприятий этот процесс продолжается.

К слову, уже сейчас часть населения сползает, а с холодами сползет гораздо больше к низшему, «бежевому» цвету спиральной динамики. Т.е. к индивидуальному физическому выживанию.

Напомню цифры из 1-й части статьи — уже сейчас 39% безработных, у 40% практически нет сбережений. По лесам бродят сбившиеся в стаи мутные люди, которые не могут объяснить спецподразделению, что делают, потому задерживаются и трактуются как ДРГ. Но для всей территории Украины такой защитный механизм не сработает.

Организационное бессилие государства превращается в вакуум государства там, где оно с функциональной тз обязано (для этого создается) быть.

Никакого варианта, кроме возвращения к «синему», с его работающим законом и целостными общенациональными системами, общеобязательными правилами, смыслами и масштабом мышления, плюс ускоренного движения к «оранжевому» с его инициативой, для стран масштаба Украины мир не предложит. Кому-то вывод покажется слишком общим, но он задает ясное направление. Проблема Украины не в отсутствии частных решений и изменений (их миллион), в а отсутствии общей логики, четкого направления. Без него любые потуги чем-то управлять — имитация, усугубление хаоса и попытки пропетлять там, где пропетлять не удастся.

Мы получили государство и госаппарат, у которого есть права, но нет никаких обязанностей. Государство каждому готово рассказать, кто что ему должен. Но на себя государство не берет обязательств никаких.

«Сине-оранжевая модель» — это то, что делали в Южной Корее, Сингапуре и др. Потому что ниже индивидуалистской «оранжевой» инициативы должен лежать коллективные «синие» закон, работающие на общенациональные задачи госструктуры и т. п. Одно надстаривается над другим. В госстроительстве не получится произвольно пропускать этажи.

Для наглядности. Логика та же, что в компьютерной стратегии. Она выстроена на правилах, т. е. на синем. Но опираясь на эти понятные (!) правила, игрок может проявлять инициативу. Вы можете найти там десятки показателей и вкладок. Но на практике разобраться сможет 7-8 летний ребенок. Это можно сказать о правилах в Украине, о законодательстве и т.п. хоть в одной сфере? Время идет вперед везде. Но в украинском госстроительстве работает принцип «пусть весь мир подождет».

Я много слышу про склонных к анархии украинцев, которые радостно пропинают любой «синий», но хорошо видно, что выезжая из страны, украинцы мгновенно перестают быть склонными к анархии. И я хорошо помню времена, когда «синяя» советская Украина почему-то в анархию не скатывалась. А это и про науку, и про технологии, и про крупные передовые предприятия. Украинская армия сегодня — это про «синий», и фронт не разваливается. Более того, полномасштабная война внесла в повестку дня Украины единственную осязаемую за три десятилетия «синюю» общенациональную задачу. В тылу произошло великое переселение народа. Но никакой четкой общенациональной задачи и ее столь же волевого и энергичного решения нет.

К слову, помощь Украине советниками и информацией, обучение личного состава, поставки оружия сегодня тоже, в первую очередь, про «синий» уровень. Это, в основном, не бизнес в чистом виде. И не про взаимодействие в рамках рода-племени-клана. Про более сложное.

Если Евросоюз все-таки придет восстанавливать, евробюрократы будут работать на понятном им «синем». Что тоже уже неплохо. Но если мы хотим продавать что-то дающее большую добавочную стоимость чем зерно, дальше сами. Мы же видим сегодня как, по факту, выстроены приоритеты развитого мира по отношению к Украине. Никто другой наше общество даже «среднезажиточным» не сделает.

В 1990-х страна не стала расширять оранжевый спектр, а стала тонуть в красном. Т.е. деэволюционировала. Потому еще до войны Андрей Илларионов обращал внимание на то, что Украина в числе (всего) 5-ти стран в мире, экономики которых не выросли с 1990-го года. Но если не пробовать пройти этот путь в правильном направлении, то ничего и не получится.

«Сине-оранжевая модель» — это, немного расширительно, и о сказанном Юрием Романенко про две системы в экономике. Одну, жестко административную (по сути «синюю»), работающую на фронт, другую — предельно либерализированную («оранжевую»), позволяющую людям зарабатывать, а не коллективно болтаться на шее у бюджета (т. е. у печатного станка и международных спонсоров).

Как система, это не так уж отличается от того, что делал Китай. Правда история китайского успеха началась очень давно. С военной катастрофы.

В марте 1939 г. императорский уполномоченный Линь Цзэсюй конфисковал и уничтожил 19 тысяч ящиков и 2 тысячи тюков опиума, принадлежавшего британским торговцам. Через полгода император вообще запретил британцам торговать в Китае. И понеслось. В смысле, случились две катастрофические для Китая Опиумные войны. По итогу Китай заплатил немыслимые контрибуции, открыл рынок для торговли (в т.ч., к сожалению, опиумом), передал Британии остров Гонконг (про Гонконг живо описано в романе Клавелла «Тайпан»), согласился на открытие «договорных портов». В этих портах китайские законы не действовали.

Прошло больше века, прежде чем китайцы нашли как изготовить из лимона лимонад. Почти все то же самое минус опиум :) Нынешний подъем Китая был первоначально сильно связан с открытием, тогда еще не столь емкого, но очень многообещающего, рынка для части западных компаний. И созданием в тех самых приморских городах многочисленных специальных экономических зон. В которых действовало особое, заточенное под удобство иностранцев, законодательство.

Государство придержало аппетиты и выпендроны, недополучило сколько-то денег вначале, но получило огромный экономический и технологический подъем позже. Короче, успешно прошло «зефирный тест».

Даже более того, в еще очень глубоко тогда коммунистическом Китае, был предложен принцип «Одна страна, две системы». Таким образом, когда Гонконг и Макао после ста лет отлучки вернулись в Китай, они получили даже нечто большее, чем привычная автономия. А Китай получил отлично работающую, не развалившуюся систему. Причем ВВП одного крохотного Гонконга в 2020 г. более чем вдвое превышал ВВП Украины. При площади в 550 раз меньше международно признанной площади Украины.

Суть здесь не собственно в СЭЗ. В подходе. По сравнению 1990 г. ВВП Китая вырос в 30 раз. А могли бы до сих ощипывать гусей.

THIS WAR OF MINE. ВТОРОЙ АНТИУКРАИНСКИЙ ФРОНТ

В одном из предыдущих материалов, автор описал, почему властители Кремля (да, мир состоит из людей, а люди есть люди) пошли в Украине по югославскому сценарию. Поэтому тут будет о балканском.

Мир меняется. Припоминается концерт Бреговича в Киеве... Ok. Не будем. Если читатель поищет на Youtube известную некогда песню Бреговича «Калашников», у него вероятно всплывет «забойная» запись концерта в Познани 1997 г., транслировавшегося польским каналом TVP Kultura.

Это песня в которой один серб любил автомат Калашникова и прекрасную девушку. На свадьбе он перепил и девушку застрелил. Потом палил в селе. Потом застрелил еврея. Потом стрелял в горах. Пришел за патронами с автоматом к русским миротворцам и они его застрелили.

С тех пор, многое поменялось. Мир сложил мнение о российском миротворчестве. Не думаю, что в Польше или Украине у кто-то сегодня эта песня вызвала бы энтузиазм или улыбку. Брегович и упоминавшийся ранее Кустурица невъездные в Украину. Они выбрали другую сторону баррикады. И еще оба они родом из столицы Боснии и Герцеговины Сараево.

Того самого Сараево, который был осажден сербскими войсками и за 4 года осады доведен до гуманитарной катастрофы с тысячами жертв среди мирного населения.

В 2014-м году небольшая польская 11 bit studios сделала маленький, но поразительный шедевр — игру по мотивам этой осады This War of Mine (Это моя война). Игра заняла 13 строчку в списке лучших видеоигр 2014 года по версии Time. Было продано больше 7 млн. копий. После начала широкомасштабного вторжения в Украину компания 11 bit studios собрала и передала помощи для нашей страны на 850 тыс. долл.

This War of Mine — игра о выживании гражданского населения в осажденном городе во время войны. Если рискнете сыграть, можете начать со сценария с девочкой Искрой и ее отцом Кристо. Им надо морально и физически продержаться до конца осады, в т.ч. собирая дождевую воду, ловя крыс, помогая и получая помощь других, делая трудные выборы, отбиваясь от банд вооруженных мародеров и избегая пуль снайперов. Это непросто.

Предпочтительно играть не глядя обзоров, читая все всплывающие диалоги, дневники персонажей и каждую записку, попадающуюся на пути. Текст — часть потрясающе созданной атмосферы. Не случайно игра стала первой видеоигрой, включенной Министерство науки и высшего образования Польши в школьную программу внеклассного чтения. Игра в целом если не литература нового поколения, то вполне литература для нового поколения.

Название игры вынесено в заголовок, потому что таково вероятно направление главного удара Кремля с началом войны на истощение, о котором говорили многие, в т.ч. с западными дипломатами Президент — удар по тылу. Превращение Украины в сплошной осажденный Сараево. Противник не может победить украинскую армию. Поэтому он будет подрывать дух и силы страны, формируя гуманитарную катастрофу в тылу, для гражданских. Расшатывая фронт через тыл. В т.ч. оказывая «психологическое воздействие, шокирующее и деморализующее военных и гражданское население противника» в рамках когнитивной войны, как ее описывает Коичиро Такаги. Мы имеем дело не с тем противником, который станет выбирать средства.

Мелькающий в росСМИ штамп «антинародный режим», упомянутый и Лавровым («мы обязательно поможем украинскому народу избавиться от режима, абсолютно антинародного и антиисторического») говорит именно о таких намерениях. О стремлении довести ситуацию до нетерпимой для гражданского населения с тем, чтобы оно потребовало смены курса и руководства страны.

О сложной социально-экономической ситуации с цифрами автор подробно писал в 1-й части. О надвигающихся с холодами серьезных трудностях и возможных решениях было несколько содержательных эфиров на канале Юрия Романенко.

Эта статья призвана обратить внимание на то, что важно сделать все, чтобы не допустить тихой катастрофы в Украине. Знаете, такой сюжет, когда внутренняя трагедия человека остается невидимой окружающим до тех пор, пока он не умирает, или не совершает полный отчаяния поступок с драматичными последствиями.

Люди, переживающие сейчас в Украине «тихие катастрофы» не участвуют в флешмобах или срачах на Фейсбуках. У них все «прозаичнее». Им, иногда, просто не за что и негде, непонятно зачем (так) жить, не за что лечиться и т.п. И им стыдно говорить о своих проблемах. Раньше было стыдно, потому что больно и стыдно было показывать свою драму Фейсбуку, который до войны превратился в ярмарку тщеславия. Теперь — потому что ведь все «настоящие», достойные внимания общества, драмы происходят на фронте.

И поэтому в повестку дня они, в основном, не попадают. Ни украинского общества, ни зарубежных СМИ. Они остаются в слепой зоне. Как и сама проблема незащищенных людей во время войны.

Многочисленные и повсеместные тихие катастрофы сегодня не происходят в эпицентрах обстрелов. И потому мы ничтожно мало говорим о них миру. И мир, свыкается с яркими, громкими роликами, и, постепенно, все меньше понимает, обращает внимания на глубину драмы войны для беспощадно атакуемого украинского народа в целом. Не только для бойца на передовой, не только для гражданского человека под обломками. На самом деле, обломками сейчас усыпана вся Украина.

На День государственности Министр обороны Алексей Резников написал: «За последние 155 дней многие люди осознали, что такое на самом деле иметь свое Государство. Какая это ценность».

--------------------------------------------------------------Рекомендуем к просмотру беседу Юрия Романенко с Дмитрием Пастернаком-Таранушенко.